Кирпич на дороге

Беседа с ветераном труда о новых путях развития Иркутского района

Георгий Ильич Баянов из Хомутово, как в молодости, привлекателен: высокий, поджарый; модерновая в клеточку, с ворсом, рубашка, брюки в тон. Ну прямо почтенный джентльмен с иностранной рекламы! Глаза блестят, язык острый словно лезвие, мысли летят стрелой. Ему 86, но для него это не возраст. С Георгием Ильичом держи ухо востро: так продвинут в современных проблемах деревни, что норовит обогнать в разговоре, забить цифрами и фактами, победить аргументами. А речь о том, как жить селу, землякам, как вырулить из неудач, которые бок о бок с ними вот уже много лет. Районом довольны в основном дачники и владельцы комфортабельных коттеджей. Им здесь просто замечательно: город в минутах езды, воздух привольный, река, телочку на мясо по дешевке заказать - пара пустяков, и молоко к воротам принесут. Местные - на задворках жизни. И потому Баянов с жаром пускается в дискуссию о программе ускоренного развития Иркутского района, которую успели окрестить народной. Так оно и есть: программа на ближайшее будущее отвечает запросам людей разного возраста, ведь речь идет о том, как сложится судьба их детей и внуков.

- Давай говорить конкретно, без воды, - потребовал Георгий Ильич. - Воды и раньше нахлебался вдоволь. Мне позарез знать надо, как мои десять правнуков род продолжать будут. Дети-то наши все в Хомутово осели, никто в город не подался. Сын - инженер, первая дочь - агроном, вторая на метеостанции работала. Теперь все по домам, одна забота - не дать загнуться своему хозяйству, возят в город молоко. Раньше доярка на машину за год зарабатывала, сейчас она нищая. Три моих внука - Игорь, Сережа и Саша - день и ночь горбатятся, чтобы вытянуть семьи, тоже никак не разбогатеют, хотя от зари до зари спины не разгибают.

- А вы, Георгий Ильич, хорошо живете. Ковры от порога, сервант забит дорогой посудой, хрусталь, фарфор, микроволновка рядом с русской печкой, батареи греют, во дворе все по уму.

- Так мне под 90, жене, Александре Константиновне, - 84, обросли добром. Шевелимся! Вот лет тридцать назад продали корову, купили сервиз столовый из Германии за 960 рублей, на праздники - только из него. Мы почто худо жить будем? Всю жизнь работа была. Я захватил коллективизацию в 30-м году и почти 60 лет - в колхозе "Путь Ильича". Пришел с фронта, как поправился - сразу на трактор, 10 лет трактористом, потом дизелистом, потом колхоз техникой снабжал. Самоучка я. Все механизмы знаю, и животноводство мое. Едва заря - на ногах. Наша четвертая бригада стояла в Куде, я на ферме заведующим. 250 коров! Сам лечил, все делал. Колхоз поднялся, пошел в гору, и меня в Тулу отправили учиться новым технологиям - беспривязному содержанию скота. За год у меня был вал 18 тысяч центнеров, по 4 тысячи литров молока на корову в год! Колхоз имел пять ферм, 2,5 тысячи коров, на 500 гектарах овощи выращивали, доярки получали по 250-300 рублей - по тем временам хорошо, и у меня сотен семь выходило. Что не жить?!

- Сегодня даже представить такой масштаб трудно. И как только управлялись!

- Когда новый животноводческий комплекс сдали в эксплуатацию, я им командовал и Кудинской фермой. Скота 700 голов да молодняка 500, каждый год рождалось по 500 телят, привес ежедневно 800 граммов! Чуешь силу? Делегации со всей Сибири к нам ехали за новым опытом. А люди какие подобрались! Телятница Парфенова Юлия - депутат областного совета, оператор Сорокина Валентина, зоотехники Просвирин Василий и Парфенов Виолет, делегат профсоюзного съезда Сорокина Екатерина Михайловна - заведующая 2-й фермой, Кудинской. Главным зоотехником колхоза работал Иванов Виталий Васильевич - специалист от Бога, знающий, умный. Доярок моих отмечали государственными наградами. По два ордена Трудового Красного Знамени получили Мария Егоровна и Галина Андрияновна Парфеновы, Ольга Владимировна Глазкова стала Героем Социалистического Труда. Оператору машинного доения Зинаиде Трофимовне Шестаковой вручили орден Трудового Красного Знамени, а осеменатору Анне Кирилловне Ильиной - медаль "За трудовую доблесть". Их знала вся Иркутская область. И у меня с тех времен орден "Знак Почета" и медаль "За трудовую доблесть", две серебряные медали ВДНХ, одна золотая. Сохранил и все знаки победителя соцсоревнования. 32 года на ферме.

На пенсию ушел в начале 90-х. К этому моменту на комплексе 450 коров осталось, их быстренько на другую ферму, и вместо большого хозяйства куцее ОАО получилось. Теперь стадо всего 70 голов, остальных перерезали. Душа-то и болит, по ночам стонет. Такую махину под откос!

- Времена, к счастью, меняются. Сейчас главная задача - сохранить крестьянство, умножить его. В Народную программу более 25 тысяч жителей Иркутского района внесли свои предложения, только о ней и говорят. Хотелось бы знать и ваше отношение.

- Поглядим, как этот документ мясом обрастать станет. Но уже то хорошо, что впервые про коренных жителей вспомнили. У нас с бабушкой позади трудная жизнь, и ох как не хочется, чтобы молодые только лямку тянули, чтобы как на минном поле: чуть зазевался - каюк. Новому поколению, понятно, нужна новая жизнь, но пока никак. Игорешка мой землю взял, сеет морковь. Вспахать надо, закультивировать, посеять, на все нанимать трактор да горючее... Вырастит он поле свое и не знает, куда морковешку девать. Перекупщикам сдает. Мучился, кули ворочал - и за копейки. А те перекупщики места все заняли на рынке и его-то морковкой втридорога торгуют. Игорешке самому негде продавать. Наши хомутовские все таскаются где попало, на полу, в уголке, везде - там нельзя, здесь занято. Трудно для деревенских базар построить? Куда крестьянину податься с ведром молока да кастрюлей сметаны? Все на корточках, все не по правилам, крадучись.

Сколько языком молоть! Вот 15 лет у власти одни и те же - они об этом ни разу не слышали? Раньше мне Зубарев руку пожимал, помню. А теперь, поди, и не заметит, важный. Да за эти годы он базаров пять спокойно мог поставить! Народ бы до земли поклоны бил, грудью бы дышал полной. А хоть тресни! Сколько по Байкальскому тракту магазинов выросло, рынка стоящего ни одного! Цены потому и высокие. Нас с бабкой программа еще зацепила, потому что заговорили о настоящем хозяине, который должен на своей земле работать без оглядки, спокойно думать о будущем, отдыхать, когда время есть. А так каторга одна.

- Как считаете, Георгий Ильич, крестьянско-фермерские хозяйства помогут поднять уровень жизни в деревне?

- Только они одни не подымут, в одиночку - и думать нечего. Потому что дорогая солярка. И газ дорогой, и бензин. Фермеры государство не накормят. Государство накормить можно вместе с крупным коллективным хозяйством. Надо опять на индустриальные рельсы становиться. Кооперативы, мощные хозяйства с техникой смогут диктовать условия нефтяным магнатам, брать их за глотку, сажать на голодный паек. Может, тогда и сдвинут воз. Конечно, магнатов и заграница прокормит, но и наше слово, крестьянское, крепко задуматься заставит. Если государство не вмешается, помогать не будет, ничего не получится.

Вот строили мы в советское время животноводческий комплекс, на старые деньги около миллиона ушло, строили дома и бесплатно давали колхозникам. Строили гаражи, склады, мельницы, фермы строили. Всем хватало работы и места для жилья.

Теперь больше места китайцам отдают, и землю в аренду. Местные к ним на работу просятся. Это на своей-то земле! Хочет правительство, чтоб на земле сибирской, российской жил наш народ, не китайский - надо помочь победить разруху. Хомутово еще худо-бедно дышит, а вот в далях и вовсе крах! До самого до Жигалово все разорено. И земля не пашется. Это же преступление! Нужен большой капитал, чтобы поднять деревню. А где простой человек его возьмет? Люди без работы. Не выходить же по ночам на дорогу.

- Народная программа как раз и предлагает пути, чтобы выкарабкаться.

- Послушай ты меня: сейчас невыгодны два дела - хлеб сеять и коров доить. Молоко сдают по 6 тысяч рублей за тонну, а солярка 18 тысяч стоит! Хлеб продают за 4 тысячи за тонну, а солярка уже и до 19 скакнула. Сильно бьет это по людям. Пока власти в карман отовсюду суют, ничего не поменяется. Значит, что? Сама понимаешь.

- Коррупцию к стенке, образно говоря?

- А по другому как? Иначе работяге и шиш без масла. Ну не до гражданской же войны доводить!

- Надо и работягам волю свою проявить, а то привыкли под козырек брать. Слова сказать боятся! Вот выборы скоро - выбирайте мудрых, честных. Что мешает?

- Раньше пьянки-то такой не было. Мозги чище были. Сейчас дали волю: как хочешь, так и живи. А не все сильные, есть и слабые. Глаза зальют, море по колено. Это же страшное дело - суррогат пьют, дохнут. А водка дорога! А потом еще и другое: в справедливость верить перестали. Видят же: грабеж повсеместный! Весь лес в Иркутском районе повырубили, лесовоз за лесовозом. И ничего, пропускают. Я вот скажу про Хомутово. Городские сплошь да рядом строят коттеджи, а у колхозников дома старые догнивают. Нет у них капитала, чтобы хоромы строить. У меня дом из кругляка, построили в 57-м году. А сейчас, чтобы лесинку какую купить да построиться, в кабалу иди. И кому землю нынче дают под новостройки, как раньше? Выборочно! Нам коров пасти негде, на улицу выгоним и не знаем, вернется ли кормилица наша. Пастбища-то в округе тю-тю.

- Что-то не заметила у вас коровы...

- А ее и нет. Украли. Только кишки на соседней улице нашли. Искать пытались, кидались в разные стороны, в милицию обращались - ни-ни. И других коров с нашей улицы пограбили.

- Когда-то надо менять ситуацию.

- А кто будет браться за это?

- Молодое поколение.

- Тогда и к рулю молодых двигайте, свеженьких. У нас что, мало крепких мужиков, которые за народ?! Старики-то понимают что к чему: кирпич на дороге для новеньких висит. Так убрать кирпич! Зеленый свет зажигай!

- Чувствую, тоскуете по старым временам?

- Когда на пенсию уходил, мне было под 70. Не думал не гадал, что так повернется жизнь. При советской власти я со своей бабушкой 20 раз ездил на курорт. Сейчас крестьянин не ездит на курорт, угробили крестьянина. И то, что в Народную программу записали, тогда оживет, когда появятся сильное желание власти поменять все к лучшему, воля. Новый застой пошел, кислее прежнего. Кто-то что-то на выселках растит, продает, а хлеб алтайский едят. Хлеб-то не сеют! И так во всем. Раньше я быка зарежу, в ресторан сдам по 5 рублей за килограмм, выйдет на тысячу сто. Имел возможность четыре холодильника взять ЗИЛ! А сейчас за холодильник быка отдай.

- Георгий Ильич, все, о чем мы говорим, сводится к одному: крестьянин должен стать хозяином на своей земле. И новая администрация Иркутского района обязана ему способствовать, помогать. На то ее и избирает народ. Тогда и работа будет, и богатство придет к вашим внукам и правнукам, и настоящая демократия. Не новая мысль. Люди не теряют надежды. На ваш взгляд, что самое важное в программе, которую предлагает общественный совет "За развитие Прибайкалья"?

- О праве собственности на землю. Без проволочек обещают решить. Может, и получится. У нас до сих пор деревенские столько в город справок разных перевозили, столько денег утекло как вода, а толку никакого. Как будто специально кто наставил разные капканы, чтобы человек уморился и кинул все к чертовой матери. Так скажу: программа дельная, люди, видать, грамотные составляли. Но боюсь, не тонка ли кишка? Если в силы веришь, если хочешь за земляков постоять - доказывай, прорывайся вперед, сметай с дороги, что мешает. Лично я так считаю.

Метки:
baikalpress_id:  19 837
Загрузка...