Отчего погиб курсант Никита Самитов?

Мать погибшего курсанта Никиты Самитова намерена подарить пепельницы курсантам и командирам училища — чтобы не тушили сигареты о тела людей

Никита Самитов, курсант Челябинского высшего военного авиационного училища штурманов, которому 24 февраля исполнилось бы 17 лет, никогда не повзрослеет и не вернется домой. По версии представителей училища, юноша покончил жизнь самоубийством. Ни родственники, ни знакомые Никиты в это не верят. Мама Никиты Валентина Валентиновна Самитова рассказывает о последней встрече с сыном, о его звонках и о том, что произошло после трагической гибели Никиты.

Мечты о небе

— Никита мечтал стать военным. Еще в пятилетнем возрасте заставлял нас покупать ему камуфляжные детские костюмы. Вот посмотрите, — мама показывает фотографию, где мальчик похож на маленького десантника, — он мечтал о поступлении в Рязанское десантное училище. Потом, когда в Челябинске стала жить его старшая сестра Мария, Никита побывал у нее, посмотрел училище и определился с выбором. Я предлагала ему поступить в Иркутское авиационное, но он сказал: "Мама, я не хочу крутить хвосты самолетам, я хочу летать". Он мечтал прыгать с парашютом, мечтал о небе.

В феврале прошлого года Никита сам поехал в Тулунский военкомат, сам собирал документы. Поехал в Челябинск. Сам поступил (он вообще у нас был очень самостоятельным человеком). А какой он был гордый, счастливый, радостный, когда звонил мне по телефону и кричал в трубку: "Мама, я прошел, меня зачислили!"

2 сентября я была у него на присяге — счастливый, довольный ребенок с автоматом в руках. Он об этом мечтал.

Эти полгода его учебы мы один раз в неделю разговаривали с ним по телефону. Ничего не предвещало плохого.

С 1 по 8 января он был на каникулах, впервые приехал в Байкальск (сюда мы переехали в июле). Его все радовало. Никите понравилась квартира. А больше всего ему, конечно, понравился Байкал.

"Мне здесь плохо..."

Последний месяц жизни сына Валентина Валентиновна помнит почти по дням — точнее, по звонкам.

— 8 января он уехал, я его проводила. 12-го из училища Никита отзвонился. Потом позвонил 15 января: "Настроение не очень, все по дому скучают". Это можно понять, каникулы закончились. А дня через три по телефону: "Мне здесь плохо". Я даже поругала его: "Ты что это, Никита? Так рвался, и вдруг стало плохо?" Позвонила детям — дочери и зятю. Зять сказал, что после каникул великовозрастные курсанты Никиту, как выражается молодежь, "прессанули". Он отбился в первый раз, во второй. А на третий раз пошел покупать водку. Попался патрулю. Командиры требовали сказать, чья водка. Он сказал: "Моя".

В воскресенье Никита не позвонил. Сама позвонила командиру роты майору Тюменцеву, спросила:

— Как дела у Никиты?

— Вы, наверное, в курсе дела? С учебой все нормально. Разобрались, одного отчислили. Только вы с сыном своим поговорите, чтобы он немного стоял за себя.

— Он почему-то домой не звонит...

Сын позвонил маме в день своей смерти. Всхлипывая, она рассказывает:

— Никита сказал мне: "Мама, мне плохо. Плохо мне тут". Я ему: "Никита, в чем дело, тебя бьют?"

Сын мне отвечает: "Я тебе никогда правды не скажу, ты ее все равно никогда не узнаешь..."

Я ему: "Скажи мне, сыночек, в чем дело? Давай я Маше позвоню, Валере (зятю). Тюменцеву позвоню". А он мне: "Не надо только звонить Тюменцеву". Слышу, он в телефон хлюпает и хлюпает. "Никита, ты что, простыл?" А он: "Да, у нас полроты болеет".

Теперь я понимаю, что у него был разбит весь нос и губы, может кровью и плакал, — рыдает Валентина Валентиновна. — Мы договорились, что созвонимся в воскресенье. А через два часа мне сообщили, что моего сына больше нет.

Я звонила командиру, надеясь, что это неправда, что можно еще помочь, что-то сделать... Услышав, что уже ничего не изменить, задала вопрос командиру роты Тюменцеву: "Мой сын избит, что произошло?"

— Я вашего сына сам привезу, и вы убедитесь, что на его теле нет ни одной царапины, — ответил он.

А когда привезли, я убедилась, что об него просто тушили сигареты. И при этом командир роты, офицер Российской армии, глядя мне в глаза, говорил: "А я не знаю, откуда это взялось. Может, что-то иркутский эксперт сделал".

Иркутская прокуратура осматривала тело

Родители решили осмотреть тело сына официальным путем и написали заявление в военную прокуратуру Иркутского гарнизона. Тело курсанта было доставлено самолетом и сразу осмотрено заместителем прокурора Иркутского гарнизона Лувриковым, как утверждает мать погибшего. Сделано это было в присутствии мужа Валентины Валентиновны Самитовой и других родственников. На левом предплечье Никиты — следы от тушения окурка. Большая гематома, похоже от удара толстым тупым предметом. Губа рассечена, на левом ухе прожог, на лбу и под глазом следы кровоподтека.

— Я пыталась разговаривать с генералом, начальником училища. Он не знает о многих фактах, в том числе о случае с водкой, — говорит Валентина Валентиновна. — Я сомневаюсь, что мой сын сам повесился (судя по следам на шее). Его либо заставили это сделать, либо помогли. Если же сам, то он просто не вынес моральных и физических унижений. Что-то более определенное смогу сказать только после того, как побываю в Челябинске.

Я отправила сына учиться, приобретать воинскую специальность. А ведь он был совсем мальчик, ему бы еще рядом со мной быть. А он присягал, мечтал и хотел защищать Отечество, потому и выбрал военную специальность. Так почему же оно (вместе с училищем) не обеспечило ему безопасность и не сохранило ему жизнь?

P.S. В качестве послесловия к этой беседе можно добавить следующее: свидетельства о смерти сына у матери нет. Командир роты отрицает факты издевательства над курсантом, который был самым молодым в его подразделении. Трагическим случаем занимается военная прокуратура. А во время поездки в Челябинск мать намерена подарить командирам и курсантам роты, где был Никита, пепельницы — дабы не тушили сигареты о тела людей.

Светлана Волгина, "Байкал Инфо", для "СМ Номер один"

Открытое письмо

В период с 31 января 2007 года и до настоящего момента в ряде российских и зарубежных СМИ была опубликована информация, согласно которой 30 января на территории Челябинского высшего военного авиационного училища штурманов произошло самоубийство первокурсника из г. Тулуна Никиты Самитова. Погибшему было всего 16 лет.

Общественность Иркутской области встревожена опубликованными данными и выражает свое беспокойство.

Публикации в СМИ по этому поводу весьма противоречивы и расплывчаты. По данным РИА "Новости" (лента от 31 января 2007 г., 09.42) наиболее вероятной причиной самоубийства послужило нежелание Н.Самитова учиться. Однако согласно материалам Иркутского областного радио (информационный выпуск от 2 февраля 2007 г., 19.15), родственники и знакомые Никиты говорили, что он был доволен местом учебы и всегда стремился попасть в армию.

Немногим более года назад на территории Челябинского гарнизона имел место случай, связанный с правонарушениями и неуставными отношениями в Российской армии, — так называемое дело Андрея Сычева, имевшее широкий общественный резонанс в нашей стране.

Учитывая эти факты и то, что нынешнее происшествие также могло иметь причиной неуставные отношения, просим провести Вас объективное, взвешенное расследование данного инцидента, не поддаваясь возможным попыткам со стороны третьих лиц повлиять на ход следствия и провокациям со стороны СМИ, и найти истинных виновников случившегося.

5 февраля 2007 года

Бучинский Василий, Грицких Надежда, Комлева Анна, Осодоев Николай, депутаты Молодежного парламента Иркутской области

Загрузка...