Кто виноват в смерти промальпиниста?

Опасные работы, которые должны делать профессионалы, выполняют студенты и таджики

В октябре прошлого года со здания Радианбанка, что на углу улиц Байкальской и Советской, упал юный альпинист, выполнявший промышленные работы.

18-летний Павел Ющенко всерьез занимался альпинизмом, имел третий взрослый разряд, увлекался туризмом. На промышленные работы молодой человек пошел не из нужды — просто хотелось самому заработать, стать независимым от родителей. Работу нашел, прочитав рекламу: объявление было на баннере, стоявшем на одной из городских улиц.

С молодым человеком не заключили трудового договора, как, впрочем, и с другими ребятами, выполнявшими работы. Среди них были и несовершеннолетние. Денег по окончании работ они так и не получили.

Неизвестно, что случилось на высоте, но Павел упал. Веревка, по которой он спускался вниз, отвязалась. Бригадира на месте не было. Мама мальчика, Татьяна Ющенко, твердо настроена найти виновного в гибели сына и наказать. Однако человек, работавший бригадиром и занимавшийся подбором персонала, исчез из поля зрения правоохранительных органов.

Впрочем, бригадир был лишь наемным менеджером. Зачастую компании-заказчики даже не видят тех альпинистов, которые будут выполнять их работы. Они пользуются услугами менеджеров-посредников, преследующих только одну цель: заработать деньги. Они знают, где в городе предлагаются подряды, и привлекают туда промальпинистов без договора, "на честном слове", по низкой цене. От заказчика получают сумму намного большую, чем платят промальпинисту, а навар оставляют себе. Как правило, работать на высоте за небольшие деньги соглашаются юные альпинисты.

Прокуратуре еще предстоит разобраться в этой темной истории и найти истинного виновника случившегося. По нашей информации, дело не заведено. В прокуратуре сообщили, что по факту падения альпиниста проводится проверка.

Как зарождался промальп?

Промышленный альпинизм (промальп) как массовое явление в Иркутске появился более 10 лет назад. Его массовый характер предполагает, что таким опасным видом деятельности сегодня занимаются не только те, кто прошел соответствующую подготовку, но и те, кто имеет лишь отдаленное представление о промальпинизме.

В 70-е занимались промальпинизмом исключительно профессионалы. Андрей Афанасьев, мастер спорта по альпинизму, преподаватель отдела подготовки спасателей в особых условиях учебного центра, расположенного в поселке Никола, свой первый опыт в промышленном альпинизме получил, выполняя работы на строительстве электростанции.

— В 70-е годы меня занесло на строительство Нурекской ГЭС, в Таджикистан. Это одно из мест, где и появился промышленный альпинизм в СССР. Трудился на Саяно-Шушенской ГЭС, а также в Алтайском крае. Только раньше человек, выполнявший высотные работы, назывался не промальпом, а скалолазом-монтажником или монтажником-высотником. Я тогда был перворазрядником по альпинизму. Это считалось хорошим опытом, но независимо от наличия подобных навыков перед выполнением промышленных работ нас обязательно готовили инструктора. После обучения присваивался третий разряд скалолаза-монтажника. Сегодня после обучения промальпинисту присваивается 5-й разряд, 6-й разряд подразумевает разрешение на взрывные работы, а 7-й предполагает работу под облучением.

В большинстве же случаев идущие на высотные работы люди вообще не имеют удостоверения о прохождении обучения, а также необходимых навыков. Промышленные альпинисты стали называться альпинистами только потому, что изначально такие работы выполняли именно профессиональные альпинисты.

В Иркутске пионером в промышленном альпинизме был Леонид Краснухин. Созданная им организация занималась оборкой склонов на железной дороге, предупреждала обвалы. Позже появились и другие предприятия. Даже в то время на промышленных альпинистах сколачивались состояния. Ведь уже тогда руководство частных предприятий умудрялось экономить на процессе.

— В советское время, как и сегодня, на высотные работы привлекались ребята без должной подготовки, — утверждает Андрей Афанасьев. — В наше время значительно удешевилась работа промальпинистов. За рабочий день в 4—6 часов предлагается меньше тысячи.

Работа промальпиниста обходится значительно дешевле эксплуатации сложной техники, да и вряд ли современная техника сможет заменить человека в труднодоступных местах. Автовышки выгодно применять на 2—3-этажных зданиях, на всех других высотах лучше работать методом промышленного альпинизма, потому как аренда автовышки обойдется заказчику минимум в три раза дороже. Промальпинизм нашел применение в уникальных работах по реставрации высотных сооружений, а сегодня, в эру новых технологий в строительстве, появления новых типов зданий, профессия промальпиниста востребована как никогда. Так что по большому счету промышленный альпинизм придумали для того, чтобы сократить расходы на строительство, отделку и реставрацию зданий.

Работа промальпиниста широко используется в отделке фасадов зданий, наружной рекламе, в клининговых компаниях, когда нужно вымыть окна на высотке. К услугам промальпинистов прибегают, желая сделать неожиданный сюрприз в виде подарка, преподнесенного альпинистом из окна, да и кошку снять с дерева порой не сможет никто, кроме промальпа.

Зрелые люди сейчас не висят

— Если на заре промальпа на высотные работы шли люди высокой альпинистской квалификации, то в последнее время стали появляться участники, которые чему-то научились на стороне и думают, что знают о промальпе все, — говорит Ольга Журавлева, инструктор по альпинизму с 25-летним опытом работы.

— Сегодня промальпы — в основном молодые люди: студенты, даже школьники. Молодежь хочет подзаработать, а работы постоянной нет. Зрелые люди сейчас не висят.

Однако, позвонив по телефону, указанному в объявлении в одной из городских газет ("Альпинист промышленный ищет высотные работы..."), мы услышали голос взрослого человека.

— Я 15 лет занимаюсь промальпом профессионально, неофициально кандидат в мастера спорта. Тружусь параллельно с основной работой, с альпинизмом никак не связанной, — ответил мужской голос.

Этот промальпинист не пожелал назваться. Сказал только, что удостоверение получил в клубе альпинистов "Витязь". Клуб этот был спортивным, одно время там преподавали промышленный альпинизм.

По словам промальпиниста, найти работу сегодня не проблема.

— Сейчас много контор образовалось, которые набирают на работу кого угодно, работают даже таджики. Берут людей с плохой физподготовкой, иногда даже под градусом. Я предпочитаю искать работу самостоятельно, подаю объявление в газеты. Со мной работают в связке несколько человек — команда проверенная, надежная. Мы за свою безопасность спокойны. А вот насчет безопасности других промальпов, которые на деле просто люди с улицы, у меня возникают большие сомнения.

Бедолаг, которые работают за 8—12 тысяч в месяц, рискуя жизнью, набирают менеджеры. Они же ходят по предприятиям, заключая договоры на выполнение работ.

— Договариваемся с работодателем практически всегда в устной форме, деньги получаем после выполнения объема работ. Раньше частенько кидали работодатели: мы работали, а денег не получали, — рассказывает промальпинист. — Но исходя из собственного богатого опыта я могу сказать, что договоры на бумаге еще не гарантируют своевременной оплаты труда, впрочем как и того, что вы вообще деньги увидите.

21-летняя Настя Пантелеева четыре года занимается скалолазанием. У нее уже был опыт промальпа.

— Однажды я заделывала швы на здании. Пробоваться на эту работу приходили взрослые мужчины, но, понимая, что не справятся, уходили. Если хочешь, чтобы все прошло нормально, нужно быть максимально внимательным, проверить веревки, все ли на крыше в порядке. Ведь получается, что в промальпе человек сам себя страхует.

Опасной работе учат три центра?

В Иркутске как минимум три лицензированных центра, где можно получить удостоверение промальпиниста.

Специалистов обучают в областной федерации альпинизма, в организации "Региональный ПромАльпЦентр", а также в центре при МЧС России по Иркутской области.

— Данная программа появилась в нашем центре в 2004 году. Обучаем спасателей, но также набираем внебюджетные группы, — рассказывает преподаватель по промальпу Андрей Афанасьев. — Обучение длится 11 дней, стоит 6000 рублей. По окончании учебы выдаем удостоверение специалиста промышленного альпинизма с печатью МЧС и квалификацией 5-го разряда.

По словам Павла Трофимова, президента автономной некоммерческой организации "Региональный ПромАльпЦентр", центры, проводящие обучение промальпинистов, должны иметь лицензию на образовательную деятельность по программе промальпа.

— У обучающих инструкторов должен быть документ на право преподавания по данной специальности, а также на право принимать экзамены, — говорит Павел Трофимов.

Наиболее популярный на сегодня вариант, по мнению Павла Трофимова, когда представители предприятий приводят своих работников для обучения. После обучения компания приобретает штатного промальпиниста.

Однако выгоднее для многих компаний все же привлекать промальпинистов со стороны.

— Работодатели обращаются к нам, мы рекомендуем им специалистов, проходивших у нас обучение, — говорит Павел Трофимов.

Промальпов страхуют... родители

Глупо ждать от работодателей, не желающих заключать трудовой договор, страхования своих временных работников.

— Мы страхуем альпинистов, а также людей, которые работают на производстве, связанном с высотными работами. Человек должен иметь допуск к таким работам. В отношении таких клиентов применяется повышающий коэффициент, страховой платеж незначительно возрастает, — поясняет Валентина Тюменцева, главный специалист страхования ООО "Наста". — Если предприятие решит застраховать своих сотрудников, то страхование идет по списку. Заключаются договоры, рассчитывается тариф. Но чаще люди страхуются индивидуально. Приходят люди, занимающиеся горными лыжами, альпинизмом, скалолазанием. Часто юных экстремалов страхуют родители.

Так получилось и с погибшим Павлом Ющенко.

— Мама застраховала мальчика на 30 тысяч рублей, — говорит Валентина Тюменцева. — После случившегося нас поставили в известность, но, для того чтобы произвести выплату, нам необходимо дождаться закрытия дела. Таковы правила. Впрочем, какое бы ни было заключение, кто бы ни оказался виноват, мы страховку выплатим.

Упал — сам виноват

Случаи травмирования промышленных альпинистов, к сожалению, достаточно часты, признают специалисты по промальпу.

— Трагедии и травмы часто происходят из-за того, что альпинист расслабился, не проверил должным образом веревку, а в результате... — размышляет Ольга Журавлева, инструктор по альпинизму.

— В советские времена, когда промальпом занимались опытные альпинисты, я не помню какого-либо ЧП. Насколько я знаю этих людей, они и в горах не допускали никакой слабины: если положено спускаться на двойной веревке, они будут спускаться на двойной веревке. Даже если экстренная ситуация, спуск происходит ночью. Идет дождь, снег, град — все равно необходима двойная веревка, этому учили в советской школе альпинизма. Сегодня те, кто выполняет промышленные работы, этим правилом пренебрегают. Им интуитивно кажется, что в горах опаснее, чем в городе, они расслабляются, могут не проверить веревку.

Многие приходят на работы после стендового скалолазания, не имея практики в горах. Часто встречаются среди промальпинистов бывшие туристы, которые об альпинизме имеют отдаленное представление.

— Не так давно был случай, когда промальпинист получил травму. Молодой человек знал, что необходимо пользоваться двойной веревкой, но так сильно ее развел в стороны, что не смог справиться, не удержался и упал. В результате получил травму таза. Возможно, не хватило знаний, опыта. И таких случаев сколько угодно.

И такие случаи будут, поскольку вряд ли работодатели добровольно откажутся от дешевой рабочей силы, а вольные менеджеры-бригадиры — от своего навара.

Количество травм и смертей не уменьшится, пока не будет контроля со стороны общественных либо госорганизаций

Метки:
baikalpress_id:  6 819