Максим Сурнин: "Мы поддерживаем все, что несет в себе здравое экономическое зерно"

Расхожая фраза о том, что политика — это концентрированная экономика, часто приводит к суждению, что экономика — это изрядно разбавленная политика. Однако такое отношение к источнику процветания нации устраивает далеко не всех. Например, председатель комитета по собственности и экономической политике Законодательного собрания Иркутской области Максим Юрьевич Сурнин себя политиком не считает. По его мнению, в политике больше туманных обещаний и неконкретных решений, а экономика — сфера профессионализма и ответственности. Поэтому и беседа наша началась с вопроса о делах реальных.

— Максим Юрьевич, что было сделано комитетом по собственности и экономической политике в 2006 году?

— Работа депутатского корпуса в области экономической политики в любом случае сводится к рассмотрению и принятию законопроектов. Если заглянуть в "сухой остаток", то за 2006 год наш комитет рассмотрел 29 законопроектов. Но это далеко не все, что мы делаем. Депутаты активно влияют на социально-экономическое состояние территорий, которые являются субъектами экономики области. Это прежде всего вопросы поддержки действующих предприятий, а также, совместно с областной администрацией, — крупнейших инвестиционных проектов.

В 2006 году было проведено три выездных сессии Законодательного собрания. На них рассмотрены вопросы социально-экономического развития города Тулуна, Тулунского района и Усолья-Сибирского. В дальнейшем по тем постановлениям, которые приняло Законодательное собрание, проводилась серьезная работа. Сказать, что все удалось сделать, нельзя. Но основную часть все же выполнили.

Еще одно приоритетное направление деятельности комитета — национальный проект "Доступное жилье" в Иркутской области. Мы вырабатываем рекомендации, контролируем, как обстоят дела с реализацией нацпроекта. Провели депутатские слушания по ситуации в строительной индустрии Иркутской области. В работе приняли участие представители администрации области, руководители муниципальных образований города Иркутска, строительные, проектные организации.

— То, что нацпроект "Доступное жилье" в Иркутской области реализовать непросто, для депутатов Законодательного собрания очевидно. В ходе круглого стола они сделали важный вывод: закон о передаче земли в Иркутске, госсобственность на которую не разграничена, в распоряжение администрации области еще не означает автоматического выполнения нацпроекта...

— Ни один закон не способен что-то решить, если вслед за его принятием не начнется конкретная работа. Все зависит от желания и, самое главное, умения тех людей, которые должны реализовывать закон. Абсолютно с вами согласен: ситуация в сфере жилищного строительства у нас тяжелая, но она такая по всей стране. И это не только проблема самой отрасли, но и доходов населения. Чем выше будет уровень жизни людей, тем больше жилья будет строиться.

Однако и в этом вопросе не стоит полагаться на то, что ситуация исправится сама собой. Если доходы людей повысятся и они будут готовы приобретать жилье, а его не будет, они просто уедут туда, где смогут его купить. Человек не построит в одиночку 100-квартирный дом. Не надо как заклинание повторять: "нацпроект", "доступное жилье" и так далее. Нужно работать.

В этом плане я бы хотел отметить позитивную тенденцию — все участники процесса понимают, что пора переходить к делу. Например, существует проект "Иннокентьевская слобода", который реализуется при активной поддержке нашего комитета. Его участники — Сбербанк, администрация области, мэрия Иркутска, строительные, инвестиционные компании, российские и иностранные. Этот вопрос рассматривался даже на уровне Правительства РФ. Я не сомневаюсь, что будет результат. Причем очень скоро. И если бы мы перешли к такому проектному уровню работы, было бы хорошо. Но мэр Иркутска Владимир Якубовский говорит: "У нас для построенного жилья не хватит электроэнергии". Ну, так давайте обратим на это внимание. Ведь известно, что скоро в Иркутской области возникнет дефицит электроэнергии — даже без массового строительства жилья. Нужно помогать нашим энергетикам, делать все, что от нас зависит, чтобы решить эту проблему.

— На федеральном уровне часто поднимается вопрос долгосрочного тарифообразования на электроэнергию. Но в Иркутской области, судя по комментариям представителей РЭК, это тема даже не завтрашнего дня. Как вам кажется, региональная экономика и дальше будет успешно обходиться без долгосрочного тарифообразования?

— Я надеюсь, что компания Иркутскэнерго совместно с базовыми потребителями представят свою концепцию тарифообразования. Безусловно, никакие крупные инвестиционные проекты (на 1 млрд долларов и более), которые имеют минимальный срок окупаемости 15 лет, без долгосрочной политики нереальны. Никто не вложит такие средства, не зная срока окупаемости. Инициатором процесса долгосрочного тарифообразования могут выступить либо ОАО Иркутскэнерго, либо базовые потребители, либо администрация Иркутской области. В любом случае этот вопрос разрешится, даже если будут на первом этапе допущены ошибки.

— Сейчас в стране фактически проходит деприватизация. Такие примеры существуют и в Иркутской области: тот же "Иркут" вошел в Объединенную авиастроительную корпорацию, все больше разговоров о том, что АНХК станет активом Газпрома. Как вам кажется, это устойчивые и позитивные тенденции или временный этап, а потом экономика вновь свернет на рыночные рельсы?

— Самым правильным было бы сказать: время покажет, что позитивно, а что негативно. Я не рискну дать однозначную оценку даже тем 15 годам рыночного становления, которые уже пройдены. Очевидно, что есть сферы, в которых государство обязано принимать участие. Это разработка недр, оборонная промышленность. Ведь ни у кого не вызывает сомнения, что сохранение суверенитета — функция государства.

По поводу недр я приведу один пример. Многие будут говорить: "Ну вот, сравнивает острое с зеленым". Но все же не секрет, что в самой демократической в мире стране - США — ничего не стоит конгрессу принять решение — запретить ту или иную операцию в сфере экономики, мотивируя это "угрозой национальной безопасности". Самый последний пример — запрет на продажу американских портов индийской компании. А ведь это просто порты. Или еще пример: у них война против экономической экспансии Японии в прямом смысле проходит с формулировкой "угроза национальной безопасности". Поэтому, когда мы говорим об участии государства в экономике, нужно тщательно оценивать форму участия и просчитывать результат.

— В последнее время серьезно изменилась тональность разговоров между государственной компанией Газпром и ТНК-ВР по Ковыкте. Очевидно, что происходит сближение их позиций по проекту. В каком исходе переговоров заинтересована Иркутская область?

— Иркутская область не может иметь точку зрения, которая не совпадала бы с точкой зрения государства. Все заинтересованы в том, чтобы преодолеть непонимание. Нет разницы, в каком формате будут работать компании, кто станет главным, лишь бы они начали скорейшее освоение месторождения. Для области главное именно это. Важно, чтобы предприятия как можно скорее получили газ. Тогда вырастут налоговые поступления в бюджет, появятся новые рабочие места, повысится уровень жизни людей. Освоение запасов Ковыктинского газоконденсатного месторождения — это пока самый крупный подготовленный инвестпроект в Иркутской области, на миллиарды долларов! И затягивание переговоров никому пользы не приносит — ни компаниям, ни населению. Я убежден, что областные власти должны способствовать завершению переговоров для скорейшего освоения Ковыктинского месторождения.

— Если говорить об ожиданиях наступившего года, каких значительных событий в экономике Иркутской области вы ждете?

— Прежде всего прогресса по тем инвестиционным проектам, о которых было ранее заявлено. Это реконструкция ИркАЗа — крупнейший проект в отрасли (в 2007 году будет пущена пятая очередь завода). Начало работы Транснефти. Я думаю, мы сможем увидеть, что федеральные корпорации могут успешно работать и в Иркутской области. Ну и хотелось бы, чтобы эпопея с Ковыктинским месторождением наконец-то завершилась, а Восточно-Сибирская газовая компания, 50% которой принадлежит Иркутской области, занялась своим прямым делом — транспортировкой газа, независимо от того, какое решение будет принято по недропользователю. Хотелось бы, чтобы и те инвестиционные проекты, о которых заявила областная администрация, также начали реализовываться, в частности проектирование нового аэропорта, строительство объездной дороги вокруг Иркутска и другие.

— Работа комитета по собственности под вашим руководством серьезно отличается от работы этого же комитета в предыдущем созыве ЗС. Прежде комитет часто занимался политикой — рассматривал ситуацию на предприятиях, заслушивал собственников и доверительных управляющих. Сейчас такая работа не проводится. Почему?

— По многим причинам. Главное — изменилось время. Если бы сейчас были те же политические условия и та же экономическая ситуация, что и раньше, то мы бы реагировали так же, как наши предшественники. Я уверен: без участия депутатов прежнего созыва в тех событиях, которые происходили, к примеру, на Коршуновском ГОКе, ситуация там сейчас была бы не столь позитивной. Но теперь мы не оказываем точечного влияния на экономику: если вопрос не является социально значимым для всей области, то, наверное, вмешиваться в деятельность конкретного предприятия нет необходимости. А вот если бы мы сейчас прошли мимо темы банкротства градообразующих предприятий, это было бы неправильно.

— До избрания в Законодательное собрание вы достаточно успешно занимались бизнесом. А как дела обстоят в политике? Появились у вас новые друзья в этой сфере?

— Я себя политиком не считаю. И есть много людей, которые не считают, что статус депутата автоматически делает их политиками. Но если говорить о новых знакомствах, о людях, которые мне импонируют, то я очень рад, что в Законодательном собрании познакомился с Андреем Кайдашом, Андреем Чернышевым, более близко узнал Сергея Курилова. Иркутск — маленький город, невозможно не знать кого-то из людей, которые на виду, заняты делом. Но появилась возможность более близкого общения со многими из них.

Мне повезло — в комитете по собственности и экономической политике собрались очень ответственные и работоспособные депутаты. У каждого за плечами свой опыт, своя жизненная позиция. Впрочем, это не мешает нам работать дружно.

— А можно ли сказать, что в ЗС сформировалось экономическое лобби?

— Мы поддерживаем все, что несет в себе здравое экономическое зерно.

— Для Иркутской области все большее значение приобретает развитие контактов с соседними территориями. Экономике надо развиваться вширь. Бизнес это чувствует. Например, у ОАО Иркутскэнерго существуют проекты развития энергосистемы в Республике Саха, строится Богучанская ГЭС и так далее. Поспевает ли власть за этими экономическими контактами?

— Да, межрегиональные контакты развиваются, и эта позитивная тенденция нуждается в поддержке со стороны власти. Недавно я предложил провести совместное заседание депутатов Иркутской области и парламентариев Республики Саха (Якутия). Сотрудничество необходимо для решения вопросов, которые я считаю общими для двух территорий. Это, в первую очередь, проект ВСТО компании Транснефть. Вторая точка приложения сил — речной комплекс. По территории наших регионов проходит крупнейшая транспортная артерия — река Лена, и потребитель наших грузов — Якутия. Решать вопрос состояния речного транспорта только на территории Иркутской области или Якутии, только усилиями бизнеса — неправильно. Третий вопрос — мы говорим о строительстве, о создании заводов стройматериалов, о том, что мы можем обеспечивать потребности Якутии в этих материалах. Очевидно, что заводы нужно строить в Иркутской области — здесь есть сырье. Но необходимо знать, сколько и каких материалов можно поставить в соседний субъект Федерации. Не будем этого делать мы — нишу займут Красноярский край, Приморье. Но тогда мы не сможем претендовать на звание региона-локомотива и будем вынуждены довольствоваться ролью транзитной территории. А это не соответствует нашим возможностям и интересам населения Приангарья.

Метки:
baikalpress_id:  19 816