Кровная месть в Ольхонском районе

Цепочка убийств и кровавых разбирательств в поселке Еланцы никак не может оборваться

В новогодние праздники 2005 года в деревне Петрово одновременно были убиты четыре человека. 20-летний Алексей Попов из деревни Еланцы, превысив пределы необходимой обороны, застрелил из ружья трех подвыпивших парней, напавших на него и его младших братьев.Через некоторое время Алексей и сам был убит — его зарезали чуть больше месяца назад поздно вечером в родной деревне, прямо на глазах у родителей. Мать Алексея считает, что это была кровная месть. Она говорит, что смертью ее сына дело не закончится, и боится, что в ее семье будут еще жертвы.

Тройная самооборона

О том, что произошло в новогоднюю ночь в Петрово, сухо повествуют материалы уголовного дела.

Алексей Попов в компании своих несовершеннолетних братьев, пары девушек и отца праздновал Новый, 2005 год. Глубокой ночью юные братья вышли за спиртным в магазин. Около магазина на них напали три подгулявших молодых человека и погнали братьев до ограды дома, где избиение продолжилось. Алексей выбежал и саданул одного из пострадавших по голове тем, что попало под руку. Драка закипела. Но из дома выбежали девушки, которым удалось прекратить безобразие.

Нападавшие поугрожали, разбили стекла в одном из окон дома и ушли. Они забрали свой мотоцикл, стоявший возле магазина, и поехали в деревню Тырган. Прихватив подкрепление, они вернулись в Петрово, чтобы продолжить разборку.

Узнав о возвращении недругов, Алексей спрятал девушек в хозяйственной постройке во дворе и зарядил ружье.

Неприятели, покричав на улице угрозы и побив окна, вошли в дом с воинственными намерениями. Когда один из братьев Алексея, вырвавшись из рук нападавших, кинулся из дома, за ним погнались двое нападавших. Алексей, защищая брата, убил одного из преследователей и одного ранил. Перезарядил ружье и убил еще одного. "По обстоятельствам, не осознавая, что посягательство закончено" он догнал четвертого из нападавших и размозжил ему череп ударом ружья.

Алексея Попова обвинили по ст. 108, ч. 1 (убийство, умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное при превышении пределов необходимой обороны).

Было преступление. Должно было наступить и наказание. К нему был готов и Алексей, и его родные. Они к тому же подозревали, что теперь их семье придется отвечать перед семьями убитых не только в суде, но и в неофициальной деревенской обстановке. Короче, родители Алексея боялись самосуда. Поэтому тюремное заключение (как они предполагали, на 2 года) было даже желательным. Тем более что далеко не все в районе, отнеслись к преступлению Алексея как к роковой защите.

Марина Попова, мать Алексея, очень переживает по этому поводу:

— Многие до сих пор думают, что те приехали моего сына с Новым годом поздравить, а он взял их и убил.

Свобода хуже тюрьмы

Алексея поместили в СИЗО-1 в Иркутске. Родители настаивали, чтобы он сидел как можно дольше, были рады, что сына "закрыли". Они подозревали (как оказалось, совершенно справедливо), что на воле ему не жить.

— В апреле 2005-го его должны были отпустить под подписку о невыезде — до той поры, пока суд не примет решения о наказании. Но мы требовали, чтобы он продолжал сидеть дальше, все время следствия. Сын был согласен сидеть, адвокат поддержал наше мнение. Следователь присоединился. И суд пришел к выводу, что обвиняемого нужно держать под стражей еще полгода, до декабря, — рассказывает Марина Попова.

Однако 18 ноября ее сына неожиданно выпускают на подписку о невыезде и отвозят домой, в Еланцы. Марина Викторовна срочно отвезла сына в Иркутск, подальше от родственников погибших, и переоформила подписку о невыезде на иркутскую — подальше от родственников убитых. На судебные заседания он ездил в Еланцы.

Алексей работал сначала с родными — помогал ремонтировать квартиры. Потом, чтобы кормить себя самому, устроился на автомойку в предместье Рабочем. Однажды ему позвонили друзья и предложили встретиться на острове Юность. Он, не ожидая, вероятно, ничего плохого, пошел. Но встретился там не только с друзьями...

Результатом этой встречи было пребывание в отделении неотложной помощи с разрывом печени и открытой черепно-мозговой травмой.

— Они сказали ему: "Троих убил и на свободе ходишь?" — Марина Попова узнала все после случившегося.

Алексей был старшим сыном, отец учил его не жаловаться. Через некоторое время, после одного из судебных заседаний, был избит муж Марины и отец Алексея — глава семейства Михаил Попов.

— Ему прямо в суде угрожали жители деревни Нарин-Кунта, из семей убитых. Муж написал жалобу в милицию. Но жалоба осталась без движения. А потом к нам в дом пришли люди и жестоко избили мужа, — рассказывает Марина Попова.

Михаил Попов получил серьезные травмы, относящиеся к разряду повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. По факту избиения милиция завела уголовное дело.

Зарезали на глазах у матери

Дело об убийстве Алексеем Поповым трех человек еще не было завершено. Судебные заседания шли, но приговор молодому человеку так и не был вынесен — суд не успел. 10 декабря 2006 года Алексей был зарезан в Еланцах.

Семья праздновала 80-летие тети. Мероприятие устроили в местном клубе. Алексей с братом подоспели только к концу праздника — они в этот день работали в лесу на деляне. Пожилые люди к этому времени уже расходились. Братья немного выпили, закусили. И тут Алексея вызвал на улицу двоюродный брат. Оказалось, к Попову пришли двое местных, из Еланцов.

— Он вышел один, уставший, выпивший. Мы увидели его позже сидящим на лавочке. Один человек стоял на углу забора, возле ДК, другой — прямо перед Алешей. Я сказала Алексею, чтобы он садился в машину. В этот момент тот, кто стоял на углу, вдруг налетел на него. Тут же и второй кинулся. Свалка получилась. Выскочил брат и кричит нам с мужем: "Они же его колют, колют!" Мы не сообразили сразу, что он имел в виду. Потом нападавшие кинулись удирать. Но мы сильно за ними и не гнались. Мы Алешу в машину — и в больницу. Во время операции он умер.

На днях Кировский районный суд прислал Алексею Попову повестку, уведомляя, что намечены предварительные слушания по делу об его избиении на о. Юность. В этот день Алексею Попову было 40 дней. Со дня смерти.

Зуб за зуб?

Естественно, по факту смерти Попова заведено уголовное дело. Но сегодня Поповы ведут речь о том, что остальные их дети, да и они сами подвергаются опасности стать жертвой кровной мести.

— Теперь взялись уже и мне угрожать. Матери погибших от руки моего сына сказали, что я должна похоронить троих, — рассказывает Марина Попова.

И она, кажется, всерьез верит угрозам, которые пришлось ей услышать. И всерьез обеспокоена судьбой остальных сыновей и мужа. На днях она привезла в прокуратуру жалобу, где сообщает о том, что ее семье постоянно высказываются угрозы. Она жалуется на то, что по делу об убийстве ее сына никто не арестован, преступники чувствуют свою безнаказанность и продолжают угрожать.

— Я полностью разуверилась в нашем правосудии, — говорит Марина Викторовна.

Метки:
baikalpress_id:  6 771