Весной Иркутск трясет сильнее

Рынок Павла Чекотова появился благодаря Торговому комплексу, а Центральный рынок скоро затопит

Мы живем на земле, которую постоянно трясет, — это общеизвестный бытовой факт. Все знают, что озеро Байкал проходит вдоль тектонического разлома, которому и обязано своим образованием. Но насколько опасна эта зона по мере удаления от Байкала?
В 2000 году набор карт под общим названием ОСР-97 (общее сейсмологическое районирование) признали основополагающим документом при проектировании и строительстве жилых зданий и промышленных объектов, имеющим силу государственного закона. Карт всего три. Они описывали сейсмическую опасность в баллах для всей территории России. Для Иркутска, например, она составляет восемь баллов — то есть при строительстве любых зданий должно было учитываться, что возможно восьмибалльное землетрясение. Однако в зависимости от сложности строящегося объекта, химической и прочей опасности для окружающих его строят более сейсмоустойчивым, то есть повышают ему балльность.

В Листвянке землетрясения слабее иркутских

Проведение постоянного мониторинга и уточнение карт детального сейсмического районирования необходимо не столько для науки, сколько для совершенно практических целей. Карты общей сейсмичности не всегда отражают особенности небольших территорий. Такой простой пример: для всей зоны Прибайкалья сейсмичность при общем строительстве одна — восемь баллов. Из расчета на эту силу землетрясений строятся все жилые дома.

По логике, чем ближе к Байкалу, тем сильнее должно быть землетрясение. А многолетние наблюдения утверждают, что при землетрясениях в Центральном и Южном Байкале сила землетрясений в Листвянке на один балл меньше, чем в Иркутске. Эта связано с тем, что разломная зона в районе Листвянки более древняя и от этого более трухлявая, что несколько смягчает силу землетрясений. А Иркутск, стоящий на твердой тектонической плите, принимает на себя всю первоначальную силу удара.

Сезонные метаморфозы

Ученые Иркутского института земной коры предполагают, что весной и летом сила землетрясений в Иркутске увеличивается на один балл. Это связано с повышенным выпадением осадков и, как следствие, — повышением уровня подземных вод.

— Иркутск стоит на песчанике, который лежит в свою очередь на глинистом цементе, — рассуждает заместитель директора по науке Института земной коры Кирилл Леви. — Уровень воды в Ангаре и подземных вод в зависимости от сезона меняется. Зимой уровень подземных вод ниже, а весной, за счет осадков, уровень воды в подземных реках поднимается к поверхности земли и остается высоким все лето. То есть зимние землетрясения мягче, поскольку толчки смягчаются землей. А вода — это вещество с несжимаемым объемом, она удар передает с усилением.

Это один из примеров, насколько может меняться сейсмический риск даже в зависимости от сезона. При оценке стоимости строительства какой-то процент средств отводится в резервный фонд на возможное восстановление от разрушения в результате землетрясения — это называется цифрой сейсмического риска. По мнению Кирилла Георгиевича, если знать факторы риска и использовать данные детального сейсмологического районирования (определения силы возможного землетрясения по специальным картам ОСР-97), то резервный фонд можно использовать более рационально.

Подземные реки смывают микрорайоны

Кроме того что количество подземных вод и их уровень по отношению к уровню земной поверхности влияют на сейсмичность территории, их наличие вообще нужно учитывать при строительстве любых объектов. Например, тому, что сейчас на углу Байкальской и Тимирязева стоит рынок имени Павла Чекотова, мы обязаны ошибке строителей при возведении Торгового комплекса. Тогда был нарушен ток одного из подземных течений и весь окружающий район подвергся угрозе затопления. В домах вода поднялась до верхнего уровня фундамента, затопив подвалы, а в некоторых домах плескалась на полу подъездов.

В результате кирпичный дом на углу улиц Байкальской и Тимирязева оказался под угрозой разрушения, его расселили, много лет он торчал гнилым зубом в светлой улыбке центральной торговой площади Иркутска, и в конце концов площадку продали коммерсантам. Теоретически в этом районе землетрясения должны ощущаться на один балл сильнее, чем в других районах города.

Между прочим, ученые отмечают, что подобная ситуация сейчас происходит с новым зданием Центрального рынка. Югославы, которые его строили, также перекрыли ток какого-то подземного течения, и вода под рынком стремительно поднимается на двадцать сантиметров в год. Несколько лет назад, когда проводились последние замеры, она стояла всего в 180 сантиметрах от уровня земли.

Университетский сам себя размыл

Кроме естественного течения подземных вод очень сильно может вредить и антропогенный фактор. Когда строили на холме микрорайон Университетский, под ним находился сухой надежный песчаник. Однако с середины восьмидесятых годов под ним стали стремительно накапливаться мокроты от поврежденных или некачественно проложенных протекающих коммуникаций. Возникло явление, называемое суффозией (вымывание пород под землей). В результате было отмечено несколько случаев, когда дома начали сползать по склону на размытых подземной водой породах.

Теперь уже нельзя сказать, что послужило возникновению в парке Парижской коммуны настоящего озера: в начале шестидесятых на него ходили все окрестные мальчишки, отправляясь в плавание на катушках от кабеля. Озеро простояло несколько лет, зимой превращалось в каток, а в 1967 году неожиданно исчезло.

— Неожиданное исчезновение озера объяснить можно, — рассказывает Кирилл Леви. — В таких озерах есть понора — отверстие с глинистой пробкой, препятствующее уходу воды под землю. Когда вода поднялась, его забило, а однажды просто пробило массой воды, и озеро ушло под землю.

Люди давят на землю

Еще одна проблема, косвенно увеличивающая опасность землетрясений, — плотная застройка районов города многоэтажными домами, которая также является частью антропогенного прессинга. Когда на ограниченных площадках компактно строят множество тяжелых домов, земля начинает проседать. То есть уже сама земная поверхность начинает спускаться к уровню подземных вод. Кроме того, дома в этой "суповой тарелке" теряют свою перпендикулярность по отношению к уровню земли и приобретают положение Пизанской башни. А при сезонном замерзании и оттаивании близких к поверхности подземных вод фундаменты домов начинает корежить в разные стороны.

— Проблемы детального сейсмического районирования актуальны для всей территории Иркутской области, — утверждает Кирилл Леви. — Непродуманное строительство, антропогенный прессинг, постоянно меняющаяся обстановка — все это нужно отслеживать и учитывать. Детальное районирование на территории города нужно проводить как минимум раз в десять лет. А они уже не проводились более пятнадцати лет.

Для постройки уранового центра в Ангарске нет карты

Последние планы промышленного освоения Прибайкалья неожиданно сделали крайне востребованными иркутских ученых Института земной коры, связанных с сейсмогеологией и сейсмобезопасным строительством. Они оказались между наковальней строителей нефте- и газопроводов и уранового центра в Ангарске и молотом зеленых, категорически протестующих против того, другого и третьего. Вынужденные давать экспертные заключения по строительству в нашем сейсмически активном регионе, они подвергаются нападкам обоех сторон: одни упрекают их в пособничестве экологическому загрязнению, другие — в препятствии промышленного развитию.

Проблемы последнего времени связаны с необходимостью определить степень сейсмической опасности в месте организации уранового комплекса — провести детальное районирование. Это подразумевает следующее: необходимо определить в расчете, на какую балльность землетрясения в этом месте нужно ориентироваться при строительстве. Все общее строительство, то есть жилая застройка, возводится с защитой от восьмибалльного землетрясения. Однако при строительстве промышленных объектов, которые при разрушении могут нанести экологический вред, балльность автоматически увеличивают на единицу — то есть строят с повышенным запасом прочности.

В отличие от общего сейсморайонирования, единого для всей территории района, при строительстве необходимо проводить детальное сейсморайонирование. То есть надо выяснить, с учетом какой балльности строить именно на данной строительной площадке, потому что сейсмическая опасность может несколько колебаться в разных местах одного района.

В Ангарске сейсмичность сильно разнится из-за подземных нефтяных подушек — за годы работы АНХК утечки из трубопроводов создали под комбинатом обширные нефтяные озера (по некоторым данным, ведутся буровые работы, чтобы откачивать из них нефть на продажу).

Следует также отметить, что, по неофициальным данным, некоторые ученые Института земной коры встревожены ожиданием, что "урановые промышленники" будут оказывать давление при проведении микрорайонирования площадей АЭХК, чтобы занизить уровень сейсмической опасности и не вкладывать тем самым дополнительные средства в меры безопасности.

Районирование началось с мировой катастрофы

Сейсмогеология начало активно развиваться в семидесятых годах. В 1954 году произошло сильнейшее Гоби-Алтайское землетрясение силой 11 баллов, которое было признано мировой катастрофой. По счастью, район, где оно произошло, был заселен мало и пострадавших было немного. Однако после него в земле вскрылась трещина протяженностью более 260 км. Тогда стало ясно, что необходимо создавать базу данных для сейсмологического районирования — разделения населенных территорий на зоны с определенной балльностью, которое будет учитываться при строительстве.

В середине семидесятых была создана Байкало-Монгольская карта сейсморайонирования, ставшая основным документом для всех строителей.

Кстати, по картам ОСР-74 (то есть составленным в 1974 году) территория Иркутска была разделена надвое по долине реки Ушаковки: предместья Рабочее, Марата, Радищево, территории современных микрорайонов Топкинский и Падь Топка попадали в восьмибалльную зону, а остальные районы Иркутска находились в зоне, где жилое строительство рассчитывалось на семибалльные землетрясения. Однако потом ученые здраво рассудили, что при нашей неразберихе обязательно возникнет пересортица, когда плиты для домов разной сейсмоустойчивости обязательно будут путать, и в картах 1997 года весь Иркутск уже представлял собой восьмибалльную зону для общего строительства.

Карт ОСР-97 три.

ОСР-97-А разделяет зоны для общего строительства (жилых домов и т. п.) По ней приблизительно 60-километровая полоса вдоль Байкала, в которую попадает Иркутск, является 8-балльной, за ней идет более широкая полоса 7-балльных землетрясений, а за ней, если следовать по железной дороге, приблизительно за Тулуном начинается 6-балльная зона.

ОСР-97-В определяет балльность для строительства повышенной ответственности.

ОСР-97-С — зоны для строительства особо опасных объектов.

Загрузка...