РАТМ выиграл по всем позициям

Арбитражный суд Москвы отменил решение первой инстанции об отказе в восстановлении записи о злополучных 2,17% на счете номинального держателя группы компаний РАТМ. Вероятнее всего, это известие укоротит прыть оппонентов РАТМа — холдинговую компанию "Сибирский цемент" — и наряду с другим судебным решением, которое вынес арбитражный суд Иркутской области, о признании сделок с имуществом недействительными станет точкой отсчета в процессе возврата ГК РАТМ на цементный комбинат. Именно так оценил ситуацию в корпоративной войне за крупнейшего в Восточной Сибири производителя цемента председатель совета директоров ОАО Ангарскцемент Александр Стефановский, который одновременно представляет интересы РАТМа в нашем регионе.

— Александр Леонидович, сейчас из рук ваших оппонентов, ХК "Сибирский цемент", по сути, выбит последний козырь в отношении 2,17% акций. Что вы планируете предпринять в следующем году в ситуации с цемзаводом?

— Действительно, "Сибирский цемент" проиграл все суды, которые имели ключевое значение, — как по имуществу, как по акциям, так и по полномочиям генерального директора. Также суды всех уровней установили, что у предприятия есть только один законно избранный генеральный директор — Николай Фоменко.

Нам теперь необходимо вернуть на комбинат то имущество, которое было выведено с Ангарскцемента усилиями наших оппонентов, — как объясняли представители "Сибирского цемента" следственным органам и в арбитражном суде, якобы по каким-то благим намерениям, экономическим целям, для улучшения экономического климата и инвестиционной привлекательности. Хотя непонятно, каким образом можно увеличить инвестиционную привлекательность, в том числе для банков, выведя с предприятия все имущество.

— А если те, у кого сейчас по бумагам числится имущество Ангарскцемента, назовут себя добросовестными покупателями?

— Арбитражный суд Иркутской области установил, что все данные сделки с имуществом комбината являются незаконными и недействительными, в том числе по тому основанию, что РАТМ, владеющий контрольным пакетом, не одобрял их, и такой вопрос вообще не выносился на собрание акционеров.

Эти сделки совершались единолично бывшим директором комбината Александром Пушилиным. А также имела место явная заинтересованность тех членов совета директоров, которые эти сделки одобряли, в частности г-н Соколов, который одновременно являлся и членом совета директоров Ангарскцемента со стороны "Сибирского цемента", и генеральным директором той фирмы, в которую было передано все имущество, — это ООО "НПО "Ангарский цемент". Более того, как установил суд, данная сделка носит притворный характер, под видом отдельных сделок по отчуждению отдельных объектов далее фактически было продано предприятие как единый имущественный комплекс. Проще говоря, предприятие ОАО Ангарскцемент перешло из собственности акционеров, в том числе группы РАТМ, в собственность некоего лица с ограниченной ответственностью, "Ангарский цемент", которым руководит г-н Вишневецкий. То есть по факту сейчас все имущество находится в его незаконном владении. Что же касается "добросовестности" ООО "Ангарский цемент", то в этом есть большие сомнения, и не только у РАТМа.

— Получается, что теперь в неправомерности действий "Сибирского цемента" убедился не только РАТМ?

— Мы изначально говорили о том, что люди, которые сейчас "окопались" на Ангарскцементе, право на управление комбинатом не имеют. На данный момент следственным управлением ГУВД Иркутской области заведено уголовное дело по факту использования заведомо подложных документов, а именно протоколов собрания акционеров и заседания совета директоров. Речь идет о регистрации в октябре в налоговой инспекции города Ангарска Сергея Соколова, которого зарегистрировали в качестве директора Ангарскцемента именно на основании фальшивок.

Это уголовное дело возбуждено по нашему заявлению. Суть его в том, что все собрания акционеров, которые проводил "Сибирский цемент", признаны недействительными. Весь август Пушилину отказывали в регистрации — на том основании, что есть судебный запрет исполнять решения этого собрания. И люди "Сибирского цемента" просто пошли ва-банк. Были изготовлены поддельные документы, по которым сначала избирают в сентябре директором Пушилина, затем в октябре Соколова. Видимо, по каким-то причинам г-н Пушилин осознал, какими это чревато последствиями, в том числе и в уголовном порядке, и попросил его заменить. "Сибирский цемент" и заменил его на г-на Соколова, который также регистрирует предприятие в налоговой на основании подложных документов. Сейчас эти люди просто нарабатывают себе состав по статье 159 УК РФ ("Мошенничество"). Грубо говоря, как сначала Пушилин, так и Соколов в настоящий момент, не имея никаких на это полномочий, — посторонние люди, по сути, распоряжаются денежными средствами, отгружают продукцию, подписывают накладные, распоряжаются имуществом. Что это, как не мошенничество в особо крупном размере?

— Кто-то из "Сибирского цемента" может что-то пояснить по этому поводу? В частности, тот же г-н Пушилин? Или же непосредственно Соколов?

— Как нам стало известно, Соколов сейчас начал распродавать даже те жалкие квартиры, которые остались на балансе Ангарскцемента. Это та же самая ситуация, если мы с вами подделаем, например, протокол какого-нибудь общества, к примеру Иркутскэнерго, придем, сядем в кресло гендиректора, будем получать немаленькую зарплату, списывать деньги со счетов, куда нам интересно, распоряжаться имуществом, продавать кому-то электроэнергию по таким ценам, какие нам нравятся. Это получается откровенное мошенничество, даже не злоупотребление полномочиями. Потому что полномочиями можно злоупотреблять, когда они имеются. А когда их нет — это мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, — до 10 лет лишения свободы. Поэтому если Соколов желает продолжать в том же духе, то пусть продолжает. Я бы на его месте уже начал бы скрываться, как г-н Пушилин. Тот уже вовсю скрывается от следственных органов: выписался из Кемерово, где у него была постоянная прописка, прописался в Москве.

Когда следственные органы выехали в Москву по месту прописки Пушилина и захотели с ним побеседовать, было установлено, что он там не проживает и никогда не появлялся, что данная прописка является фиктивной. Квартира имеется там, имеется жилищная организация, соседи. Все они сказали, что господина Пушилина здесь нет, он прописан, зарегистрирован, но никогда здесь не появлялся. На все попытки выяснить его местонахождение, в том числе у представителей "Сибирского цемента", получен ответ: они-де не знают, где г-н Пушилин сейчас находится. Но долго ездить за г-ном Пушилиным никто не будет. Просто будет объявлен федеральный розыск. На данный же момент г-н Соколов как-то уж очень опрометчиво пошел по тому же пути, что и его предшественник.

— То есть оснований для серьезных вопросов к "Сибирскому цементу" достаточно?

— Более чем. И думаю, коль серьезные вопросы возникли у правоохранительных органов, то и у администрации Иркутской области они также должны появиться. Хотя один из заместителей губернатора, Павел Вибе, озвучивал, что у него к "Сибирскому цементу" нет претензий, но, может быть, это было его частной позицией, тем более что г-н Вибе оставил свою должность.

Есть ощущение, что обладминистрация сейчас колеблется — вроде бы такие хорошие ребята в "Сибирском цементе", так хорошо говорили, не хочется думать, что они плохие.

Но, знаете, гладко врать — это еще не повод распоряжаться чужым имуществом.

Вопросы к таким горе-управленцам могут возникнуть хотя бы потому, что при передаче имущества Ангарскцемента по инициативе "Сибирского цемента" вышло так, что комбинат не только передал свой имущественный комплекс в другие фирмы, но еще остался должен этим фирмам сумму в полтора раза большую... Другое дело, что, фактически будучи прижатым в угол, "Сибирский цемент" может предъявить администрации ультиматум — и остановить предприятие.

— Каковы будут дальнейшие действия РАТМа?

— Мы будем возвращать свою собственность. Хоть на это и уйдет время. У них есть еще последний козырь в рукаве — "Сибирский цемент" может просто пойти на банкротство. Согласно изученным нами документам, вся кредиторская задолженность сформирована за счет компаний, которые контролирует именно кемеровский холдинг. Сторонних кредиторов нет. Это все кемеровские конторы. И это дает им право в любой момент объявить предприятие банкротом. Налоги погашаются специально, чтобы не было претензий. Если банкротство будет объявлено, оставшееся имущество будет направлено на погашение задолженности перед своими же организациями. Опять же, с торгов выкупят это имущество по остаточной стоимости. И на этом вопрос будет закрыт. И в результате Ангарскцемент как акционерное общество просто исчезнет. Этим "Сибирский цемент" может решить все вопросы — нет предприятия, нет претензий. Этот козырь они держат в рукаве, и, если их припрут к стенке, будет инициирована процедура банкротства, я думаю. Но только не стоит забывать о том, что в Уголовном кодексе есть статья "Преднамеренное банкротство".

P.S. Ситуацию вокруг Ангарскцемента прокомментировал депутат ЗС Юрий Фалейчик, который также внимательно следит за ходом событий вокруг цемзавода:

— Когда я вспоминаю весь тот ворох публикаций, которые на протяжении всего конфликта обвиняли компанию РАТМ в рейдерстве и во всех возможных прегрешениях, то теперь складывается ощущение, что получилось как в на древнем базаре: кто громче всех кричит "Держи вора!" — сам вор непосредственно. Все обвинения в адрес РАТМа просто рассыпались, а к их оппонентам — "Сибирскому цементу" — возникли серьезные вопросы.

Тем более очень смущает ситуация, что сегодня управляющие Ангарскцементом люди уже фактически преступили закон, и останавливаться они не собираются. Поэтому у меня есть серьезные опасения, что в отношении Ангарскцемента будет спровоцировано криминальное банкротство. Последствия такого подхода к бизнесу в нашей области видели неоднократно. Практически ни одно банкротство не закончилось для кого-то хорошо, чаще всего предприятие-банкрот просто прекращает свою деятельность.

Думаю, что положение все-таки не безвыходное. Просто "Сибирскому цементу" надо, условно говоря, умыться холодной водой, остыть и перестать нарушать закон. Они ведь тоже акционеры, забывать этого не стоит, но они не единоличные собственники комбината. Права других владельцев также надо уважать.

Как я уже говорил, наилучшим выходом для Ангарскцемента должно стать — после восстановления единого имущественного комплекса предприятия, расторжения липовых договоров аренды, ликвидации искусственной задолженности — создание совместного органа управления, в который войдут независимые люди — к примеру, от администрации области, чтобы были учтены и интересы Иркутской области в целом.

И надо довести до сведения рабочих Ангарскцемента, что в любом случае органы власти не пустят ситуацию на комбинате на самотек. Я буду добиваться того, чтобы интересы и рабочих, и области были защищены.

Метки:
baikalpress_id:  927