Особенности выполнения национального проекта в Иркутском районе

В селе Смоленщина местным жителям запрещают держать более трех коров

Старинное село Смоленщина расположено на полпути между Иркутском и Шелеховом. Его история уходит своими корнями еще в те времена, когда казачьи отряды осваивали Сибирь. Более трех веков Смоленщина жила традиционным аграрным укладом, пока в Иркутском районе не появилась фигура Сергея Зубарева. Совпало так или нет, но с начала 90-х годов, когда Зубарев стал по первости председателем райисполкома, а потом и мэром Иркутского района, жителей Смоленщины начали активно отлучать от сельского хозяйства. В течение последних лет районные и карманные поселковые власти целенаправленно превращают Смоленщину в дачно-коттеджный поселок с островками развлекательной инфраструктуры.

Геноцид местного населения

В Смоленщине наблюдается картина, ставшая для Иркутского района привычной: власти делают все возможное, чтобы исконное население, привыкшее и прикипевшее к земле, было оторвано от своих корней и занималось чем-то ему несвойственным. Расчет прост: в итоге молодые уедут в город, старики постепенно уйдут сами... А земля, которая в пригородах Иркутска стоит немалых денег, останется под контролем районных властей. Тогда ее можно будет продать — например, под коттеджи или какое-нибудь кафе.

Не так давно мы рассказывали о судьбе села Максимовщина, которое на четвертый век своего существования вдруг оказалось без своей земли. У жителей Максимовщины остались лишь огороды. Все, что вокруг села, чужое, и трогать эту землю нельзя. Ни пахать, ни сеять, ни скотину пасти населению негде.

Нечто похожее наблюдается и в Смоленщине, которая, к слову сказать, расположена прямо напротив Максимовщины, на другом берегу Иркута. С начала 90-х годов Смоленщину в буквальном смысле режут на части. То с одного края села оттяпают землю, то с другого. Часть земли отошла к соседнему Шелеховскому району, часть — к соседнему Марковскому МО, а еще одну часть "добрый дедушка Зубарев" сдал в аренду предпринимателю. Причем предприниматель не местный, а тоже марковский.

В итоге на сегодняшний день у Смоленщины земли нет. Ни коров выпасти, ни сена накосить. Неудивительно поэтому, что если еще недавно в селе на частных подворьях держали 54 коровы, то сейчас осталось 9. Более того, местная дума во главе с мэром Олегом Козырским приняла недавно решение: больше трех коров в одном подворье не держать!

Похоже, местные власти слыхом не слыхивали о национальном проекте "Агропромышленный комплекс", который обязывает муниципалитеты развивать, во-первых, мелкие хозяйства, а во-вторых, животноводство в целом. При этом глава Иркутского района Сергей Зубарев любит поговорить об особых успехах, которых добился вверенный ему район на сельскохозяйственной ниве. Лукавит Сергей Федорович, если не сказать больше... Какие уж тут успехи, если деревенским жителям коров держать запрещают!

Таинственное исчезновение 200 гектаров

Вы скажете: гектары исчезнуть не могут. Если земля была, то она должна остаться. Таков закон природы. Однако в Иркутском районе метаморфозы с землей стали обычным делом, и законы природы на этой территории в последние годы не всегда действуют.

Возьмем Смоленщину. Несколько лет назад власти вроде бы как озаботились судьбой местных аграриев и предложили взять в аренду 200 гектаров земли в районе поселка Марково — под покосы. Со всех желающих оформить участки в аренду на 49 лет собрали по 50 рублей. Год назад, после муниципальных выборов, когда прежняя глава администрации Галина Шумихина передавала дела нынешнему мэру Олегу Козырскому, весь пакет документов на 200 гектаров земли куда-то потерялся. Нет документов — и все тут! А раз документов нет, то и земли не будет.

Казалось бы, куда им, этим документам, деться? Олег Козырский был представлен Шумихиной как преемник, продолжатель ее дела. При этом Галина Шумихина перебралась не куда-то на Луну, а стала мэром Марковского МО и продолжает проживать в Смоленщине. Соберитесь да найдите или восстановите эти документы!

Ан нет! Документы не находятся и не восстанавливаются. Жители Смоленщины не без основания предполагают, что, судя по всему, их земля, за которую они заплатили хоть и небольшие, но свои, кровные, деньги, оказалась нужна для каких-то других целей. Ходят слухи, что там построят коттеджный или дачный поселок. Нам такой сценарий видится вполне вероятным, учитывая особенности распределения земель в Иркутском районе.

Происходят в Смоленщине и другие странности с землей. На Иркуте, прямо в черте поселка, есть остров. Недавно на острове появились опоры электропередачи. Местные жители уверены: там готовится какое-то строительство. Учитывая близость развлекательного комплекса "Царская охота", возможно, что-то культурно-досуговое. Однако никакой информации о предстоящей стройке жители Смоленщины получить не могут — ни от главы районной администрации, ни от главы поселковой.

Битва за сосновый бор

Сказать, что местные жители смирились с ситуацией, было бы неправильно. Они пытаются сопротивляться, хотя, как показывает практика, силы получаются слишком уже неравные.

На сегодняшний день в Смоленщине разгорелось два нешуточных конфликта, в которые вовлечена едва ли не половина местных жителей. Глава Иркутского района Сергей Зубарев, как и следовало ожидать, жителей Смоленщины не поддержал, приняв сторону "варягов", насаждающих в селе свои порядки.

Первый конфликт связан со строительством четырех коттеджей в той части села Смоленщина, которая называется поселком Геологов. На берегу реки, возле недавно построенной церкви, расположен небольшой сосновый бор. Жители поселка гуляют тут с детьми, дышат свежим воздухом, которого, к слову сказать, в Смоленщине становится все меньше и меньше.

И вот пару месяцев назад они обнаружили, что в бору появился строительный вагончик и неизвестные личности ограждают лесной массив забором. Строители объяснили местным жителям, что намерены возвести в бору четыре коттеджа. Как выяснилось, глава Иркутского района Сергей Зубарев выделил этот участок под индивидуальное жилищное строительство. Счастливыми обладателями земли стали четыре сотрудника некоего ООО "Карьер". Одно из направлений деятельности вышеназванного ООО — добыча гравия из Иркута, и об этой отрасли местной экономики мы поговорим позже.

Тем временем группа инициативных граждан во главе с депутатом Смоленского МО В.Романовой начала расследование этой, как оказалось, довольно темной истории, связанной с отводом земли под частное строительство.

Сосновый бор, в котором началась стройка, согласно последней редакции Лесного кодекса, является территорией сельского поселения. Близость Иркута подразумевает, кроме того, что лесной массив находится в водоохранной зоне. То есть существует как минимум две причины, по которым любое строительство здесь невозможно.

Однако, как выяснила инициативная группа, в договорах аренды земли, подписанных главой администрации Иркутского района Сергеем Зубаревым, нет ни слова о наличии на этих участках леса, равно как и не указывается на близость водного объекта. Трудно предположить, что Сергей Федорович, который неоднократно бывал в Смоленщине, не заметил вековой сосновый бор и не увидел Иркут. С большой долей вероятности можно предположить, что природные объекты не были указаны в договорах сознательно, чтобы арендаторы чувствовали себя здесь вольготно и ни в чем себе не отказывали.

25 октября в Смоленщине состоялся сход, на основании которого появилось обращение в ряду официальных лиц, среди которых фигурировал и мэр Иркутского района Сергей Зубарев. Обращение подписало около двухсот человек. "Считаем, что нарушаются конституционные права и жизненные интересы жителей села Смоленщина, — говорится в обращении. — Просим силой данной Вам власти определить законность выделения земельных участков под индивидуальное жилищное строительство, защитить интересы простых селян..."

Сергей Федорович Зубарев, судя по всему, селян так и не защитил. Когда в конце минувшей недели мы наведались в Смоленщину, строительство было в самом разгаре. Прямо в сосновом бору заливали фундамент будущего дома.

Где место заводу ЖБИ?

Примерно в это же время в другой части Смоленщины селяне работали над другим заявлением, которое в итоге легло на стол председателя депутатской группы "Антикоррупция" Законодательного собрания Иркутской области Владимира Потапова. В коллективном письме, под которым поставили свои подписи около двухсот человек, селяне выступали против строительства в непосредственной близости от Смоленщины на берегу Иркута завода железобетонных изделий.

Леонид Софин, депутат поссовета и один из местных активистов, рассказал, что строительство завода началось на земельном участке, издавна принадлежащем жителям Смоленщины. Когда-то селяне косили здесь сено, пасли коров. А на берегу Иркута отдыхали. Причем сюда приезжали отдыхающие даже из Иркутска — и всем хватало места.

В конце 90-х селяне с удивлением узнали, что эта земля им уже не принадлежит. Ее взял в аренду Сергей Прейн, бывший главный энергетик совхоза "Кайский", а ныне предприниматель, глава ООО "Агросмоленское". Прейн изъявил желание выращивать здесь овощи. Селяне утверждают, что по большому счету овощей тут так и не появилось. Небольшая часть земли была засажена картофелем, остальное заросло бурьяном. Недавно бурьян зачем-то вспахали — похоже, чтобы обозначить хоть какую-то деятельность. И теперь о рекреационном назначении этой территории можно забыть.

Несколько рядов, ближайших к деревне, традиционно были засажены капустой. Появление капусты селяне связывают исключительно со злым умыслом руководства "Агросмоленского". Те немногие коровы, которые в Смоленщине остались, вынуждены теперь пастись в нескольких километрах от села, на дальнем пастбище. Идут они туда мимо капусты. А поскольку рогатые капусту любят, владельцам коров приходится сопровождать своих буренок до пастбища, чтобы те — не дай бог! — чужую капусту не попортили. "Капустная" история значительно поубавила в селе число владельцев КРС — кому охота каждое утро вставать и сопровождать скотину за тридевять земель?

Любопытно, что в каталоге "Бизнес в России" ООО "Агросмоленское" находится в разделе "Разведение пчел". Может, "Агросмоленское" разводит их где-нибудь в другом месте, но на участке земли возле села Смоленщина предприятие Сергея Прейна успехов на аграрном поприще, похоже, не добилось и в итоге углубилось в строительную отрасль.

Жители Смоленщины утверждают, что ООО "Агросмоленское" будет строить здесь завод ЖБИ. Руководитель "Агросмоленского" Сергей Прейн говорит, что речь идет все лишь о бетоносмесительной установке СБ-145. Однако и эта установка приносит селянам множество проблем.

Дом декабриста

Леонид Софин, один из организаторов обращения в антикоррупционный комитет, рассказывает, что каждый день по селу проносятся десятки КамАЗов и грузовиков-миксеров. КамАЗы везут гравий с Иркута, миксеры — цемент с установки "Агросмоленского".

Старинное село не предназначено для такого движения. Недавно от одного грузовика оторвался прицеп и поехал к кому-то в огород. Не доехал считанные сантиметры.

Жители Смоленщины боятся отпускать на улицу детей. Грузовики носятся на дикой скорости по самой обочине — иначе им не разойтись со встречными машинами. Уже были случаи, когда родители выхватывали детей едва ли не из-под колес КамАЗов.

Тяжелые машины сотрясают землю настолько, что у некоторых селян стали рушиться дома. Пенсионер Александр Иванович Васильев живет возле самой дороги. Дом у него знаменитый. Когда-то здесь жил в ссылке декабрист Владимир Бечаснов. В 70-е годы в гости к Васильеву приезжала целая делегация иркутских ученых, после чего в газете "Восточно-Сибирская правда" вышла статья про дом Александра Ивановича. Эту газету пенсионер хранит до сих пор.

Однако сейчас старику не до воспоминаний о декабристах. Постоянная вибрация от проходящих самосвалов привела к тому, что в историческом доме появились трещины, печь развалилась. Сейчас на улице теплее, чем у Александра Ивановича в доме. При этом администрация даже не снабдила пенсионера дровами. Во дворе у него лежат шпалы, которые старик притащил во двор после ремонта железнодорожного полотна, но их некому разрубить. Чтобы дом совсем не развалился, Александр Иванович укрепил стены подпорками, но это не помогает.

Чей в реке гравий?

Некоторые жители Смоленщины недоумевают: зачем было строить возле их села бетоносмесительную установку? Неужели места другого не было? В Смоленщине улицы узкие, подъезд к бетонному заводику неудобный. В то же время, например, Марковская птицефабрика, про печальную судьбу которой мы уже писали, стоит пустая и разрушенная. Восстанови один из цехов — и работай спокойно.

Михаил Иванович, житель Смоленщины, уверен: все дело в близости к дармовому сырью. Гравий, который необходим для производства цемента, черпают прямо из Иркута. Зимой от бетонной установки прокладывают дорогу через замерзшую протоку до главного русла Иркута, где гравий добывать удобнее. Жители Смоленщины рассказывают, что к концу прошлой зимы возле заводика выросла гора гравия высотой с трехэтажный дом. Прошла пара месяцев — и от горы не осталось и следа: гравий ушел на производственные нужды.

Мы уже писали о том, что неконтролируемая добыча гравия стала на Иркуте бизнесом номер один. Причем вся эта деятельность проходит с ведома главы Иркутского района Сергея Зубарева. В селе Максимовщина, которое, как мы уже говорили, находится на другом берегу Иркута, добычей гравия занимается ООО "Максимовское", в совет директоров которого, по словам местных жителей, входит сам Сергей Федорович Зубарев.

После нашей публикации по факту добычи гравия в Максимовщине было возбуждено уголовное дело по статье "Осуществление незаконной предпринимательской деятельности с извлечением дохода в особо крупном размере". С максимовщинской стороны гравий добывать временно прекратили. Одновременно поутихла деятельность и бетоносмесительной установки в Смоленщине. Похоже, коммерсанты решили дождаться, когда все само собой успокоится и уляжется.

Тем временем коллективное письмо жителей Смоленщины в антикоррупционный комитет было передано главе Иркутского района Сергею Федоровичу Зубареву. Для ответа и принятия мер. Наличие почти двухсот подписей жителей Смоленщины, выступающих против соседства вредного производства, не смутило Сергея Федоровича. В своем письме жителям Смоленщины глава Иркутского района "успокоил" селян: установка СБ-145 — это не завод ЖБИ. Поэтому она работала и будет работать.

Как видим, Сергей Федорович Зубарев селян снова не защитил. Спокойная работа коммерсанта оказалась для мэра дороже мнения почти двухсот селян.

Огороды падают в воду

Деятельность полулегальных добытчиков не проходит бесследно ни для природы, ни для селян. Грабительская добыча гравия приводит к тому, что русло Иркута меняется и подмывает усадьбы. В Максимовщине в воду уже попадали огороды и заборы. В Смоленщине пока смыло дорогу. Получилось, что несколько домов стоят на самом обрыве. Доехать к ним никак нельзя, лишь узкая тропинка ведет к калиткам.

Клара Иннокентьевна Наумова живет в одном из таких домов. Когда берег начал катастрофически рушиться, она направляла письмо на имя главы района Сергея Зубарева и тогдашнего губернатора области Бориса Говорина с просьбой провести берегоукрепительные работы. Реакции не последовало.

Прежняя глава поселковой администрации Галина Шумихина однажды обнадежила жителей прибрежных улиц: нашей проблемой, сказала она, занялись ученые из Института земной коры. Потом Шумихина озвучила рецепт, которые ученые якобы дали для предотвращения наводнений: нужно углублять русло, а для этого надо продолжать добывать гравий, но только на главной протоке.

В итоге гравий роют и на главной протоке, и на боковых. Русло не углубили, а нарыли ямы по всей реке. Угроза наводнения не уменьшилась, а увеличилась, потому что Иркут стал менять русло и течь в тех направлениях, куда он до этого течь и не думал.

"Каждый раз с замиранием сердца слушаем прогноз погоды, — рассказывает Клара Иннокентьевна. — Если обещают солнечную погоду — боимся, что Саяны начнут таять, если дожди — что с Тунки топить начнет". Клара Иннокентьевна уверена, что ее дом не выдержит ближайшего сильного наводнения.

Иркутско-сельский сериал

Многие любят телесериалы. Ждут каждой серии как манны небесной. Одной из особенностей сериалов является сюжетная канва, при которой разные на первый взгляд герои оказываются в результате связанными какими-то отношениями, а события имеют тенденцию повторяться. Появилось даже выражение "Ну, у вас как в сериале".

Точно так же и в Иркутском районе. При кажущихся различиях жизненного уклада в разных селах и населенных пунктах района на самом деле в них много общего. Беседуя с жителями Смоленщины, постоянно испытываешь состояние некоего дежа вю — где-то мы уже это видели или слышали.

И в Смоленщине, и в Максимовщине не осталось своей земли. Потомков казаков-первопроходцев, кровью и потом поднимавших сибирскую целину, оставили с одними огородами.

И в Смоленщине, и в Максимовщине, и в Мельничной Пади, и во многих других поселках, расположенных на дорогой земле, местные жители не могут получить земли для расширения своих подворий, молодым семьям не дают расстроиться. На запросы о предоставлении участка в Иркутском районе местным жителям отвечают: земли нет! В то же время возле сел растут коттеджные городки, для которых земля всегда находится.

Немногие героические жители Смоленщины, которые держат скотину, по полдня ведут ее на пастбище мимо капустных грядок. Фермер из Марково Ольга Шестакова делает то же самое под неусыпным оком китайцев, которым сдана в аренду вся окрестная земля, которую они засадили все той же капустой. Выполнение национального проекта, как мы видим, блокируется не только в Смоленщине.

Фабрика Байкалкварцсамоцветы, некогда градообразующее предприятие Смоленщины, не работает уже много лет. Такая же участь у деревообрабатывающего завода в Мельничной Пади, у Карлукской и Мельниковской птицефабрик — также градообразующих предприятий.

Жители Смоленщины по утрам штурмуют маршрутки и электрички, чтобы добраться до работы, которую они по случаю нашли в Иркутске. Штурмом рейсовых автобусов каждое утро занимаются жители Оека, Карлука, Марково, Хомутово — практически любого села Иркутского района, расположенного в пределах 30—40 километров от областного центра. В самих селах работать негде.

А как вам такие совпадения: ООО "Агросмоленское" зарегистрировано в Марково, ООО "Карьер" тоже зарегистрировано в Марково. Оба ООО конфликтуют со смоленщинцами и обоих поддерживает глава Иркутского района Сергей Зубарев — вопреки мнению жителей Смоленщины. И наконец, бывшая глава Смоленского МО Галина Шумихина — теперь глава Марковского МО. И все характеризуют Галину Николаевну как верного человека Зубарева.

И еще один пример "дежа вю": Олег Козырский, нынешний глава Смоленского МО, является мэром и главой поселковой думы в одном лице. То есть сам делает и сам контролирует то, что сам делает. Таким же принципом местного самоуправления руководствуется и глава Иркутского района Сергей Зубарев. Вот уже долгое время мэр является председателем районной думы.

P.S. Редакция полагает, что правоохранительным органам стоит заинтересоваться земельными метаморфозами и особенностями предпринимательства в селе Смоленщина, а природоохранным органам обратить внимание на сомнительное с точки зрения закона освоение лесов сельского поселения, которое происходит в поселке Геологов.

Метки:
Загрузка...