Милиционеры знают всех злоумышленников в лицо

10 ноября сотрудники органов внутренних дел отмечают профессиональный праздник

Преступника обнаружили в вытрезвителе

Виктор Воробьев, ведущий специалист отдела УР Октябрьского РОВД Иркутска, работает 46-й год в органах внутренних дел, 26 лет из них он трудился оперуполномоченным в Кировском райотделе уголовного розыска города Иркутска.

Виктор Воробьев вспоминает, как когда-то в Иркутске орудовала банда медвежатников. Они совершали ночные вылазки-нападения на предприятия города, проникали в кассы, вырезали замки и забирали деньги. До поимки они успели взломать восемь сейфов: в Доме офицеров, на слюдяной фабрике, в институте народного хозяйства (нынешней БГУЭП) и др. Попалась банда совершенно случайно. Милиционеры вышли на одного из преступников, когда тот угодил в вытрезвитель.

— В оградке Кировского РОВД был тогда вытрезвитель. И однажды туда привезли человека, при котором нашли очень крупную сумму — 3 тыс. рублей. По тем временам это было много, мы получали по 90 рублей.

Пока человек протрезвлялся, милиция проверяла изъятые у него деньги. Серии украденных купюр были переписаны в банке, у оперативников были на них данные.

Милиция побывала у жены задержанного.

— Беседовали с женой, с соседями, и все подозрения подтвердились. Жена работала в гостинице "Сибирь" и была в курсе его дел. Их квартира была хорошо обставлена, богато, каждый год они ездили отдыхать на юг, одевались хорошо.

Как оказалось, банда знала, когда и где выдают зарплату, и грабежи подстраивала под это время. Сначала задержанный признался, что он с товарищами ограбил Иркутский хлебозавод, но скоро рассказал и обо всех других преступлениях.

Насильник учился на юридическом факультете

В начале 70-х годов иркутян потрясла серия изнасилований. Преступник нападал на молодых продавщиц и, до того как попался, успел искалечить жизнь 15 девушкам. Маньяк выходил на охоту через раз в 1—2 дня. Оказалось, что насильник учился заочно на юридическом факультете ИГУ.

Преступления совершались по всему городу. Маньяк приходил в магазин, покупал товары и высматривал хорошеньких продавщиц. Узнавал время работы магазина, размещение подсобного помещения, откуда продавцы уходят домой, и внимательно следил за своей жертвой. Нападал он сзади, проводил удушающий захват, отчего многие теряли сознание. Тем не менее на него был составлен фоторобот, приметы были "хорошие": курчавые волосы, атлетическое телосложение, офицерская выправка, хорошая одежда, интеллигентный вид.

Сотрудники проверяли все рестораны, магазины. На поиски ушел месяц. Но "хорошие" приметы не подвели. Однажды Виктор Воробьев, идя вдвоем с помощником по Карла Маркса, случайно увидел человека, идеально подходившего под описание. При задержании молодой человек оказал сопротивление. Его задержали, пострадавшие опознали насильника. Во время следствия парень сбежал, выпрыгнув из окна городской прокуратуры. Задержали его вечером в поезде, идущем в Омск. Насильник получил срок 10 лет. У Виктора Воробьева до сих пор хранится его фотокарточка.

Украденные норки оказались под Уралом

В начале 80-х годов в зверохозяйстве в Пади Топка возле Иркутска стали красть норок. За один раз исчезало по 30—50 штук. Между кражами проходил месяц-полтора.

Сотрудники РОВД проверяли всех скорняков, шапочников в городе — все было чисто. Нигде пропавших норок не обнаружили. Проверяли всех работников зверохозяйства и заинтересовались бригадиром. Некоторое время следили за ним и кое-что выяснили. Соседи бригадира рассказали милиционерам, что тот каждый месяц отправляет куда-то какие-то посылки. Сотрудники проверили почтовые отделения и в нескольких нашли накладные, из которых стало известно, что мужчина отправил их под Урал на один и тот же адрес.

Выехав по адресу в командировку, оперативники провели обыск и нашли шкурки норок. Проведенная экспертиза установила, что это шкурки именно тех зверьков, которые принадлежали зверохозяйству. За время следствия бригадир успел переправить 300 норок. Как выяснилось, вместе с женой они в подполье забивали норок, выделывали, высушивали и отправляли шкуры родственникам на реализацию. За это преступление мужчина получил семь лет.

Убийства раскрывают с помощью интуиции

Особая статья в милицейском деле — раскрытие убийств. Летом на острова Ангары загоняли около 300 голов скота из местных колхозов — пастись. Присматривали за ним два наемных работника из Иркутска. Через некоторое время скот стал пропадать — регулярно по 2—3 головы. Поиски преступников ни к чему не привели.

Еще через некоторое время возле одного из островов рыбаки нашли голый труп мужчины без головы — голова была отрублена. Три месяца ушло на то, чтобы установить, чей это труп. Выяснилось, что это один из наемников. Оперативники стали проверять напарника убитого. И оказалось, что мужчина постоянно привозил соседям мясо на продажу. Он сознался, что вместе с убитым они кололи колхозный скот. А в один злополучный день выпили и поругались из-за денег. Убийца разозлился, огрел товарища обухом, а потом отрубил ему голову.

Далеко не всегда убийство можно раскрыть по горячим следам. Тогда выручает интуиция. Однажды Виктору Воробьеву досталось дело об убийстве в деревне Лыловщине, где нашли тело местного жителя, печника, с проломленной головой и 20 ножевыми ранениями. Никаких зацепок у следствия не было.

И вот Воробьев обнаруживает на полке в доме убитого тетради. Он прочитал их все и в одной нашел безобидную вроде бы запись, которая, однако же, его очень заинтересовала: "Саша, если будешь в городе, заезжай ко мне". И иркутский адрес. По этому адресу проживал работник мебельной фабрики в Затоне, отец троих детей. В день убийства он копал картошку у тещи в деревне Ширяево. Теща рассказала милиционерам, что зять отстирывал у нее куртку от крови.

Мебельщику пришлось сознаться, что он убил печника по пьяни. Мужчины познакомились в тот самый день на автобусной остановке и решили отметить знакомство. У печника дома была водка. Тогда убийца и написал записку. Изрядно подпив, мужчины повздорили. Иркутянин ударил собутыльника по голове, а когда тот стал шевелиться, начал наносить ему удары ножом. После этого он пошел пешком к теще. Убийце дали срок 10 лет.

Участковый из Горохово предпочитает работать, хотя может идти на пенсию

Большой опыт работы в органах внутренних дел у Валентина Сатунова, старшего участкового уполномоченного милиции. Валентин Григорьевич проработал 30 лет участковым из них 16 лет в Гороховском муниципальном образовании. Недавно участковому наконец-то выделили автомобиль "Жигули", до этого ему приходилось ездить по деревням на попутках. А участок у него большой, в общей сложности около 100 километров.

Из преступлений на территории Гороховского муниципального образования самыми частыми являются семейные разборки, кражи скота, сельхозпродукции. На преступления люди в основном идут, когда не на что выпить. Тем не менее, как признается Валентин Григорьевич, по сравнению с другими участками у него преступлений меньше — 43—45 в год. Да и люди сами идут на контакт.

— Захожу в один дом, и мне сразу рассказывают, где что произошло. Раньше у меня были помощники, сейчас работаю один, никто не идет. Парни молодые из армии приходят, но работать не соглашаются.

Основной бич деревень — пьянка. Правда, из-за частых отравлений пить стали меньше, жить все хотят.

У Валентина Сатунова есть несколько любопытных историй из своей трудовой практики. В последний Новый год, в ночь с 31 декабря на 1 января, в селе Горохово произошло двойное убийство.

Ночью к участковому прибежал мужчина и сказал, что на лесоделяну приезжали на машине неизвестные мужики, стреляли, а потом зарезали двоих сторожей. Прибывший на место происшествия участковый действительно обнаружил два трупа — у них были перерезаны горла. Подозрения сразу пали на очевидца, поскольку следов от машины не было. А когда приехали оперативники, заявитель уже сидел в кабинете участкового в наручниках.

Как оказалось, заявитель приехал на деляну вместе с бригадиром. Тот привез сторожу в качестве гостинца литр водки. Сторож позвал своего друга с другой деляны. Бригадир к тому времени уехал, а мужчина-"очевидец" остался со сторожами. После изрядного подпития он убил сторожей.

Один раз Валентин Григорьевич помог вернуть лесовоз. Он был угнан в микрорайоне Зеленом города Иркутска. Потерпевший оставил его у своего дома, ключи остались в замке зажигания. Спохватился владелец лесовоза только тогда, когда увидел, как машина отъезжает. Пострадавший заявил в милицию, через сутки решил искать лесовоз сам. Попросил помочь двух друзей, и они вместе стали вести поиски в окрестностях города. Обнаружили пропажу за Горохово, водитель спал. Услышав звук подъезжающей машины, он рванул с места. Началась погоня. В этот момент потерпевший увидел участкового и попросил помочь. Вместе они преследовали угонщика. Так они сделали три круга по полям, пока преступник не остановился. Мужчина пытался напасть на преследователей с ножом, но затем сдался.

Большое место в работе участкового занимают и семейные разборки. К Валентину Сатунову приходят обиженные, побитые жены, жалуются на мужей, пишут заявления, а через некоторое время забирают их обратно — помирились. Один раз только жаловаться приходил муж, но и то выпивший.

Но не всегда разборки заканчиваются мирно. Так, недавно мужчина исполосовал ремнем свою дочь-второклассницу за то, что она поздно пришла из школы. Проживающая с ними сожительница пыталась отнять у него ребенка, но досталось и ей.

Никто бы и не узнал о происшествии, если бы на следующий день девочка не упала в обморок. Ребенка доставили в больницу, на ее теле врачи насчитали восемь рубцов от ремня. Родитель оправдывается тем, что хотел просто проучить дочь и бил совсем несильно. На отца возбудили уголовное дело по ст. 116 УК ("Нанесение побоев").

Как заметил Валентин Григорьевич, наметилась и сезонная тенденция — весной и осенью семейных дебошей становится больше, а по мере наступления зимы и лета их количество снижается.

— Если жалоб нет, все равно проверяю деревни: неблагополучные семьи, бывших заключенных и условников.

Несмотря на то что по выслуге лет Валентин Сатунов уже может выходить на пенсию, он предпочитает работать, поскольку чувствует себя хорошо, да и младшего сына еще нужно поднимать.

Грабители попались в комнате вещдоков

Дмитрий Ильич Задорожный, участковый уполномоченный Ленинского РУВД, о своих наградах говорит неохотно. Однако среди многочисленных похвальных листов, заполнивших ящик его рабочего стола, есть грамота, выданная участковому за самое большое количество раскрытых преступлений.

Несколько лет назад произошло неслыханное по своей наглости преступление. Двух мужчин осенила идея обокрасть комнату для хранения вещдоков Ленинской прокуратуры. Бывших домушников, взломавших дверь прокуратуры глубокой ночью, поразило отсутствие охраны. Взломщики бросились к сейфу. Но уже через несколько минут в помещение ворвались сотрудники ОВО и надели наручники на потерявших бдительность грабителей.

Разумеется, налет на прокуратуру могли осуществить люди, уверенные в своей безнаказанности. Один из дерзких товарищей уже был знаком Дмитрию Задорожному - шел одним из фигурантов дела о квартирных кражах. За группой воров числилось 50 эпизодов. После инцидента в прокуратуре Дмитрий Ильич долго беседовал с домушником и выяснил, что после освобождения тот и не думал пустить свою буйную энергию в мирное русло. И участковому удалось раскрыть дело, до той поры считавшееся безнадежным, - дело о трубах.

Из подвала дома в Иркутске II было украдено несколько чугунных труб. Преступление было совершено днем, на глазах у жильцов кооперативного дома, купивших эти трубы на собственные деньги. Для защиты коллективного имущества во двор выбежали только бдительные бабушки. Одной из них даже хватило смелости встать на пути похитителей. Отчаянную пенсионерку ударили по голове. Записанный бабушками номер грузовика, на котором увезли трубы, никакой пользы не принес. Владельцем машины оказался нанятый шофер. Пункт металлоприема, куда преступники сбыли трубы, специализировался на экспорте металла в Китай. Среди тысяч тонн металлического лома, лежащего на территории пункта, обнаружить трубы возможным не представлялось.

Как оказалось, циничными расхитителями народного добра и обидчиками беззащитных старушек оказались ночные гости прокуратуры. Поэтому к делу о взломе добавилась статья о грабеже с применением насилия. Дмитрию Ильичу также удалось получить признание от одного из налетчиков еще в ряде преступлений.

Убитых бомжей схоронили в подвале

В Ленинском РУВД за Дмитрием Задорожным был закреплен участок - поселок Боково. В поле зрения участкового попал житель поселка - 14-летний подросток по имени Никита. Нелады с законом у мальчишки начались после гибели отца. Подросток рано пристрастился к спиртному. Добывать деньги иначе, нежели преступным путем, ему не приходило в голову. Поэтому промышлял Никита мелким воровством - залезал в надворные постройки и не стеснялся обирать собственных родственников. В 2005 году на него уже было возбуждено три уголовных дела, подросток находился на подписке о невыезде. Никита не чурался маргинальных слоев населения, поэтому майским вечером 2005 года вместе со Стасом, ровесником-приятелем, выпивал в компании бомжующей супружеской пары.

Расположились они в доме с полиэтиленовыми окнами, принадлежавшем отцу Стаса - злостному неплательщику алиментов, пьянчуге, который в тот вечер, уже изрядно накачавшись, спал беспробудным сном. Спала и подруга бомжа. Никита выдал деньги бомжу и отправил его за новой порцией спирта. Но Никите не понравилось пойло, которое принес бомж. Подросток набросился на мужчину и запинал его до смерти. От душераздирающих криков проснулась женщина. Чтобы не оставлять свидетелей, Никита и Стас задушили ее ремнем.

Утром проснувшийся первым отец Стаса обнаружил сына и его друга безмятежно спавшими около двух посиневших трупов. Когда подростки проснулись, общим решением было закопать убитых бомжей в подполье. Вход в него забили куском фанеры.

Со дня убийства прошло полтора месяца. К Дмитрию Задорожному поступила информация, что в доме злостного неплательщика алиментов бесследно пропали два человека. В подвале милиция обнаружила трупы. Когда на место преступления привезли обоих подростков, они, лишь только увидев распахнутый подвал, во всем чистосердечно признались.

Однако прокуратура прекратила дело за отсутствием состава преступления. Судебной экспертизе ввиду резких гнилостных изменений причину смерти супружеской пары установить не удалось. Дмитрию Ильичу лишь удалось добиться возбуждения в отношении Никиты 8 уголовных дел по статье "Кража".

Загрузка...