На "шанхайке" — бабий бунт

Закрытие муниципального рынка вызвало социальный кризис в Иркутске

Вчера в самом центре Иркутска состоялся несанкционированный пикет. Собственно, говорить, что он уже состоялся, неправомерно, потому что он продолжается. Возмущенные женщины протестуют против неправомерного, на их взгляд, закрытия мэрией муниципального рынка, в народе называемого "Шанхай". Поскольку единственное условие прекращения противостояния со стороны протестантов — это его, рынка, полное и безоговорочное открытие на прежних условиях, то вполне возможно, что пикет продолжается и прямо сейчас. Более того, возможно, что женщины-протестантки там и живут в палаточном лагере до сих пор. (О продолжении конфликта читайте в следующем номере "СМ Номер один".)

 Как и было объявлено мэрией, рынок "Шанхай" прекратил свою жизнедеятельность 1 ноября. В шесть утра было выставлено милицейское оцепление на прилегающей улице Байкальской, а заявившиеся на работу продавцы увидели замки на воротах. Примечательно, что соседние торговые ряды китайцев продолжали торговлю как ни в чем не бывало. Не говоря уже о соседнем русиновском квартале, который "шанхайцы" называют чекотовским (по фамилии вдовы Павла Чекотова, которая, как они утверждают, владеет всем кварталом).

Накануне, в конце рабочего дня 31 октября, собираясь домой, продавцы выражали непоколебимое намерение завтра утром вернуться на рабочие места.

— Нас никто не предупреждал об увольнении, сокращении штатов или закрытии рынка, как следует делать по трудовому законодательству. С нами просто не продлили договор, который мы тринадцать лет перезаключали каждые полгода, — объясняет член инициативной группы сопротивления Вячеслав Свинтицкий. — Поэтому утром мы, как обычно, выйдем на работу.

С утра первого дня ноября на улице Байкальской — в той части, которая прилегает к "шанхайке", — собралось около пятисот человек. Люди просто стояли и ждали, время от времени начиная стихийно скандировать "Долой Якубовского!" и "Мы хотим работать!".

— Какие вам дали инструкции? В случае возникновения беспорядков вы уполномочены их пресекать? — такие вопросы задал корреспондент "СМ Номер один" сотрудникам ГАИ, стоящим в оцеплении и патрулирующим проезжую часть улицы Байкальской.

— Мы просто поддерживаем порядок на дороге. Если возникнут беспорядки, то их будут пресекать соответствующие службы, — недружелюбно ответили сотрудники ГИБДД.

Им явно не хотелось вмешиваться в конфликт. Как и другим сотрудникам силовых структур — никаких "соответствующих служб" не было видно.

У дорожного ограждения сиротливо стояла девушка с ребенком на руках. Оказалось, что ее зовут Рита, полуторагодовалого ребенка — Тимур, она торгует на "шанхайке" куртками уже четыре года, а теперь нет работы, а следовательно — и денег на оплату детского садика. Пришлось на митинг тащить ребенка, чтобы решить сразу обе проблемы.

— Мы не владельцы бутиков, мы простые работники. Большинство из нас имеет высшее образование, мы были сокращены с работы в перестройку. Нас на другую работу уже по возрасту не берут. Мы не от хорошей жизни здесь торгуем, — присоединяются к моему разговору с Ритой женщины, стоящие рядом.

— Вот я химик, всю жизнь проработала на релейном заводе. И здесь большинство таких, как я. И большинство работают со дня открытия рынка. Куда им теперь идти?

Вопреки заверениям городских властей, что всем будет предложена альтернативная работа, женщины рассказывают, что работу им предлагали только представители других городских рынков, испытывающие недостаток в рабочей силе. Более того, они утверждают, что существует негласная договоренность между администрациями соседних рынков, что уволенных русских продавцов нельзя туда брать на работу. Они рассказывают, что от закрытия рынка пострадают только русские и только женщины.

Организатор инициативной группы Людмила Пачерских рассказывает, что в результате закрытия рынка потеряют работу более тысячи человек, а это те самые матери-одиночки, бюджетницы, оставшиеся без работы, о защите которых так любят рассуждать власти.

— Мы уверены, что идет незаконный дележ земли. 21 сентября вышло постановление о ликвидации рынка. 12 октября комитет по управлению муниципальным имуществом выставил на продажу наши павильоны, которые, кстати, мы покупали на собственные деньги. Но все забывают, что 13 лет рынок был виртуальным — ни у него, ни у одного рынка в окрестностях нет так называемого землеустроительного дела. То есть эти рынки возникли, по сути, в результате самозахвата земель. Но тогда объясните, кому и за что мы платили с 1998 года за аренду $3 млн и налоги в размере $1 млн в год? — вопрошает Людмила Вадимовна. — Мы согласны на закрытие рынка. Но только на справедливых условиях: если закроют все рынки в этом районе. Потому что закрыли только муниципальный рынок, а частные продолжают работать.

Сейчас кроме пассивного противостояния инициативная группа подала в арбитражный суд два иска — о незаконном взимании арендной платы и возмещении стоимости павильонов, а также имущественный иск от двадцати предпринимателей на сумму 27 млн руб. Бессрочный пикет продолжается. Люди угрожают властям голодовкой.

Метки:
baikalpress_id:  19 423