Жертвам репрессий нужна компенсация

30 октября — день памяти жертв политических репрессии

Этот день неофициально в России отмечается с 1974 года, когда по всей стране политические заключенные объявили голодовку. И только в 1991 году, после принятия Закона "О реабилитаций жертв политических репрессии", дата была внесена в государственный календарь. Этот закон тогда, 15 лет назад, впервые признал ответственность государства за массовый террор, осуществляемый политическим режимом.

Не так важны льготы, как потерянная честь

Конечно, в 1991 году сложно было думать о действительно полноценной компенсации бывшим узникам, депортированным, раскулаченным, детям расстрелянных по ложным политическим обвинениям, хотя сейчас они уже достигли пенсионного возраста, большинство имеют инвалидность. Но тем не менее в преамбуле закона речь шла о стремлении государства компенсировать не только принесенный материальный ущерб, но и моральный вред. А это для огромного числа людей очень важно.

— Сразу же после принятия закона в ГУВД области был создан отдел по реабилитации граждан, подвергшихся репрессиям, — говорит Лидия Жирова, заместитель начальника отдела архивной информации и реабилитации ИЦ ГУВД области. — Начинать тогда было очень сложно. Каждому из нас в неделю выдавалось к исполнению около 50 заявлений. По каждому нужно было разослать запросы в разные части России и СНГ. За каждым таким делом стояла чья-то искалеченная жизнь. Несмотря на то что выданная нами справка о реабилитации, ко всему прочему, предполагает льготы, люди в первую очередь мечтают вернуть утраченные честь и достоинство — и часто в память о родителях, которых уже нет в живых.

За время работы отдела было рассмотрено почти 90 тысяч запросов и заявлений, 7,5 тысячи человек реабилитировано, 530 — признано пострадавшими. Принято 10,5 тыс. граждан, а это значит — нужно было выслушать беду каждого обратившегося и обязательно помочь человеку.

Из всех категорий реабилитированных граждан самая сложная ситуация с людьми, репрессированными во время "кулацкой ссылки" 1932—1934 годов прошлого века. Тысячи человек в те годы подверглись переселению в Западную Сибирь, Казахстан и другие регионы Советского Союза. В 1954 г. все архивные дела по данной категории, согласно приказу МВД, были уничтожены. В наше время дел этой категории практически не сохранилось. Это создает огромную сложность в реабилитации "кулаков".

С детьми врагов народа отказывались сидеть за одной партой

В архиве ГУВД Иркутской области сохранилось дело Скоробогатовой Полины Михайловны, 1920 г. р., которая с 1931 г. находилась на спецпоселении в Мамско-Чуйском районе вместе с раскулаченной матерью. Сотрудниками отделения реабилитации с целью выявления сведений, подтверждающих документально этот факт, проводилась поисковая работа. В 1996 году УВД Оренбургской области Полине была выдана справка о реабилитации. Однако ее дети, Николай и Евгений, не могли подтвердить факт нахождения на переселении вместе с матерью. Общими усилиями Полины Михайловны и сотрудников ГУВД области только в 2003 году после решения суда была выдана справка о реабилитации всех членов семьи. Сама Полина Михайловна во время переселения в Мамско-Чуйском районе работала учителем, преподавала репрессированным детям. И это явилось основанием для ее выступлений в судах при заслушивании дел других переселенцев-кулаков. А это очень важно, так как из-за отсутствия архивов других способов доказать факты высылки нет.

— Вывезли нас из места, где мы проживали, за 24 часа, а восстанавливать утраченное достоинство мне пришлось долгие годы, — вспоминает Полина Михайловна. — Привезли нас в поселок Мама ночью. Мужчины начали в тайге, на берегу реки строить бараки. На противоположном берегу был поселок, в который нас не пускали, попросту не считая за людей. Когда появилась школа, к нам в класс пришла новенькая девочка, ее отец был начальником рудника. Я сидела впереди, она отказалась учиться со мной за одной партой и села на заднюю. Детство, юность прошли в атмосфере отвергнутости и неприятия со стороны других людей. Сейчас, спустя столько лет, я не могу вспоминать об этом без слез. Есть у меня подруга, с которой мы жили вместе, когда нам построили бараки. С ней мы неоднократно выступали в суде, давали показания при рассмотрении дел других спецпереселенцев.

В Иркутской области существует дополнительная льгота, предусмотренная для реабилитированных лиц. Сразу же после получения справки о реабилитации граждане имеют возможность, в отличие от населения других регионов, пользоваться льготами без достижения пенсионного возраста. И это то немногое, что позволит хоть как-то компенсировать пережитые страдания, загладить вину перед тысячами пострадавших людей.

Справка

Телефон отдела архивной информации и реабилитации ИЦ ГУВД Иркутской области — 21-60-35.

Телефон общественной приемной ГУВД ИО по обращению граждан — 21-67-77.

Метки:
baikalpress_id:  38 569