Гендиректора Ангарскцемента не пускают на предприятие

Дорогу к цемзаводу в Ангарске преграждают противотанковые ежи

Театром военных действий можно назвать то, что произошло на днях у здания цемзавода в Ангарске. "Покиньте территорию, иначе мы открываем огонь!" — так сотрудники милиции и охрана предприятия встречали судебных приставов, которые пытались вручить прежнему руководству Ангарскцемента исполнительный лист, согласно которому оно должно было покинуть завод и предоставить возможность генеральному директору предприятия Николаю Фоменко исполнять свои обязанности.
Почему милиция охраняла собственность от собственников и кто дал ей такое указание, пока неясно. Будучи не в силах противостоять полному беззаконию, царящему в городе нефтехимиков, представители группы компаний РАТМ (владельца контрольного пакета акций ОАО "Ангарский цементно-горный комбинат") обратились с заявлениями в ГУВД Ангарска, Иркутской области, а также с письмами к губернатору Иркутской области Александру Тишанину и полномочному представителю президента Константину Зайцеву.

Директора не пускают на завод

Александр Стефановский, президент совета директоров ОАО Ангарскцемент, рассказал, что в марте-апреле 2006 года группа компаний РАТМ, владеющая контрольным пакетом акций Ангарскцемента (50,52%), провела внеочередные собрания акционеров, в результате которых был избран совет директоров под руководством Стефановского, а также генеральный директор — Николай Фоменко.

В течение нескольких месяцев законно избранный генеральный директор пытался приступить к управлению предприятием. В мае арбитражный суд обязал налоговую инспекцию внести в Единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что Фоменко является руководителем Ангарскцемента. Но даже это не позволило новому руководству предприятия приступить к своим обязанностям.

— Собственником была поставлена задача вступить во владение комбинатом бесконфликтно, но ни одна попытка не увенчалась успехом — все заканчивалось у проходной завода, где нас встречали вооруженные люди и угрожали применить физическую силу, если мы попытаемся пройти на территорию, — говорит Николай Фоменко. — Мы не можем преодолеть укрепления (надолбы и противотанковые ежи) и вообще опасаемся за свою жизнь.

По словам Фоменко, чем занимается сегодня завод с производственной мощностью в 1 миллион 200 тысяч тонн цемента в год, неясно, потому что он, как легитимный директор, изменил все документы на право пользования банковскими счетами во всех российских банках, где они были открыты. Движения денег по счетам практически нет, но выпуск цемента осуществляется, трубы дымят, груженые цементовозы выезжают с территории предприятия.

— Куда уходят деньги, непонятно, — разводит руками Фоменко. — Я отозвал все доверенности должностных лиц, отозвал оттиск печати, который сейчас продолжает использоваться Ангарскцементом. То есть в настоящее время распоряжение активами и фондами предприятия осуществляется незаконно руководителями, которые получили отставку. Управлять этими активами, распоряжаться финансовыми средствами, обеспечивать выплаты налогов, зарплаты, дивидендов акционерам поручено мне. Но я этого сделать не могу.

"Здесь завода нет"

"Сибирский цемент" — второй по значимости акционер Ангарскцемента — неоднократно утверждал, что все собрания, проведенные РАТМом, являются незаконными. Однако суды всех инстанций сочли доводы "Сибирского цемента" неубедительными — в исках было отказано.

Тем не менее группа лиц, представляющая интересы "Сибирского цемента", под руководством бывшего генерального директора Александра Пушилина продолжает находиться на территории Ангарскцемента, не обращая внимания на судебные решения.

После того как служба судебных приставов возбудила исполнительное производство и запретила всем лицам препятствовать генеральному директору Фоменко исполнять свои обязанности, а также обязала всех посторонних лиц покинуть территорию предприятия, "Сибирский цемент" пошел на вооруженный конфликт. По словам Николая Фоменко, когда судебные приставы попытались пройти на завод, на них было направлено оружие и раздавались угрозы его применить.

А когда приставам все-таки удалось пройти на территорию, им предъявили документы, из которых следовало, что вся собственность завода распродана и по указанному адресу больше никакого Ангарскцемента нет.

По словам Александра Стефановского, в собственности Ангарскцемента находилось около 200 объектов и часть их была продана незаконно. На эти объекты сейчас наложен арест. Однако основное имущество, задействованное непосредственно в производстве цемента, на заводе имеется, и собственники имеют право им распоряжаться.

Николай Фоменко подчеркнул, что группа компаний РАТМ отстаивает не только свою собственность — в управлении предприятием участвует государство.

Загрузка...