Не ищите клад в ЦПКиО

Реконструкция Иерусалимской горы не избавит парк от костей

В середине лета некоторые местные СМИ заявили, что на территории ЦПКиО в очередной раз неизвестные вандалы-гробокопатели разрыли несколько могил в поисках мифических кладов. При ближайшем рассмотрении могилы оказались либо разрытыми много лет назад, либо вообще не разрытыми, а обрушившимися естественным образом. Наша редакция решила окончательно разобраться, остались ли на территории ЦПКиО кладбища, имеет ли смысл искать в них купеческие клады и что ожидает забытые могилы после грядущей в ближайшее время реконструкции парка.

Под аттракционами — покойники в несколько слоев

Единое городское кладбище на Иерусалимской горе было образовано в 1772 году, когда после большого мора вышел царский указ 1771 года об отводе мест для городских кладбищ (до этого людей хоронили около храмов и церквей; в Иркутске также было несколько мелких кладбищ в предместьях).

Исторически сложилось так, что Иерусалимское кладбище делилось на несколько частей. Освоение территории началось от церкви на входе со стороны улицы Подгорной — эта центральная часть кладбища, разраставшаяся вглубь парка до улицы Коммунаров и вдоль Парковой, является самой древней.

От нынешнего, современного, центрального входа в ЦПКиО и вдоль улицы Советской располагались католическая и лютеранская части кладбища. В том углу, где сейчас стоит театр кукол "Аистенок" (ранее — кинотеатр "Мир"), было еврейское кладбище. Кстати, только эта часть была обособлена от остальной территории городского кладбища, у нее с 1890-х годов была собственная каменная ограда. Остальные части кладбища были разделены только аллеями. Примечательно, что эти же старые кладбищенские аллеи сохранились и по сей день.

В самой ныне заброшенной части парка — на так называемом северном склоне (вниз по Байкальской) — была больничная часть кладбища, где хоронили умерших в больницах людей, по большей части безродных. Сюда свозили в основном умерших в Кузнецовской больнице, которая и сейчас стоит в самом начале бульвара Гагарина, у стадиона "Динамо". Эта часть кладбища самая "молодая".

Кладбище функционировало до начала тридцатых годов. Ирония истории: последние захоронения борцов революции были произведены рядом с древнейшей частью кладбища, а самым последним захоронением стала известная могила с пропеллером. Всего на территории современного ЦПКиО было похоронено порядка 120 тысяч иркутян, из чего специалисты делают вывод, что за всю историю кладбища на нем шли захоронения в несколько слоев.

В 30-х годах кладбище было решено закрыть и сделать на его месте что-нибудь более приемлемое. Проклятый красный террор тут ни при чем — территория кладбища к тому времени была сильно загажена, неухожена: могилы разрушились, оградки покосились, на аллеях была непроходимая грязь, которую месили буренки из расположенного рядом частного сектора. Иркутянам было предложено вывезти могилы своих близких на пригородные кладбища, но этим предложением воспользовались очень немногие. В результате несколько лет закрытое кладбище ветшало, после войны за него взялись всерьез.

Территорию рекультивировали, досыпав полуметровый слой плодородной земли. Чугунные ограды вывезли, плиты часто использовали вторично — на отделке фасадов и в фундаментах строящихся зданий. Некоторые с перебитыми надписями и сегодня стоят на Лисихинском кладбище. Но многие плиты были просто засыпаны землей. Они до сих пор выглядывают время от времени в ЦПКиО из-под земли, размытой ветром и осадками.

Однако специалисты Центра сохранения культурного наследия с большим скепсисом относятся к попыткам найти в забытых могилах какие-либо драгоценности. Историк ЦСН Алексей Гаращенко рассказал, что богатых могил на кладбище практически не было.

— Богатых людей обычно хоронили все-таки при храмах, на которые они щедро жертвовали. Например, известных иркутских купцов Базановых хоронили на территории Вознесенского монастыря, а Сибиряковых — в Крестовоздвиженской церкви, хотя некоторые их родственники были похоронены на Иерусалимском кладбище, — рассказал Алексей Николаевич. — Кроме того, в Сибири не было традиции класть в могилы ценные вещи, драгоценности. Конечно, могли похоронить с кольцом, в цепочке, но говорить о захоронениях с покойниками крупного количества золота и драгоценных камней просто нелепо. Так что любые попытки найти в старых могилах ценности заведомо обречены на неудачу.

Могилы грабили в перестройку

Директор ЦПКиО Татьяна Пименова хорошо помнит, как в парке некоторое время активно хозяйничали гробокопатели. В разгар перестройки, когда обнищание местного населения достигло своего пика, множество людей одновременно решили для себя проблему быстрого обогащения максимально просто: нужно найти клад. И в период 1995—1997 гг. на наиболее удаленных от глаз праздно гулявших участках ЦПКиО появилось множество свежих ям.

— У нас обходы территории проходят каждый день вечером, и каждый день мы находили новые ямы. Они в основном располагались на северном склоне горы, в стороне от основных аллей. Гробокопатели не знали, где расположены могилы, поэтому копали наугад. Иногда они случайно натыкались на край захоронения и тогда врывались в могилу горизонтально. Правда, кости они не выбрасывали на поверхность, все оставляли внутри, — рассказала Татьяна Николаевна.

Кстати, многие из плит, которые сейчас показываются из-под почвы, вовсе не находятся на месте могил. При организации парка почва на его территории разравнивалась, поэтому многие надгробия были сдвинуты со своего места для ровности рельефа. Об этом можно судить по тому, что часто они ориентированы не с запада на восток, а как попало. Начиная с 2000 года не было отмечено ни одной попытки гробокопательства.

— То, что ваши коллеги приняли за разрытые могилы, — это как раз вскрытия конца девяностых годов, они нам прекрасно известны. Кстати, до сих пор своды купеческих могил могут рушиться от времени, создавая впечатление, что кто-то разрыл могилу. На самом деле это вызвано самим строением некоторых захоронений: богатые люди делали что-то вроде маленького склепа — каменные стены в могиле, которые накрывались сводом, — рассказала Татьяна Николаевна.

Надо защитить новый парк от вандалов и наркоманов

Как рассказал заместитель главного архитектора института Иркутскжелдорпроект Анатолий Зебров, при реконструкции ЦПКиО не будет учитываться, что на территории парка остались старые могилы. Поскольку будут вестись некоторые земляные работы, не исключено, что строители наткнутся на старые могилы. Однако никаких перезахоронений не планируется. В память о кладбище будет построена часовня на месте старой церкви — от нее сейчас не осталось никаких следов. А в тех местах, где были иудейское и католическое кладбища, будут установлены памятные знаки.

Между тем особого мнения на этот счет придерживается Алексей Мишин, начальник сектора по работе с религиозными объединениями комитета по связям с общественностью и национальным отношениям при областной администрации:

— Мы в конце осени соберем совет всех религиозных конфессий, выработаем общие рекомендации и отправим в областную администрацию. По сути, город впервые столкнулся с такой деликатной проблемой. Понятно, что детишкам нужно где-то гулять, отдыхать, но ведь вы же понимаете, что этим не ограничится: взрослые там тоже будут пить пиво, мусорить. На мой личный взгляд, там вообще нужно организовать зону памяти и покоя. Непонятно, остались ли там невывезенные захоронения. И если остались — что с ними делать? Нужно привлечь старожилов. Может быть, они что-то помнят. Может, есть какая-то информация в Центре сохранения культурно-исторического наследия. В любом случае захоронения нужно как-то увековечить. Все это будет решаться осенью с привлечением общественного мнения.

Метки:
baikalpress_id:  19 483