Секретари обкома ходили на работу тайными путями

Легенды о подземном Иркутске не дают покоя жителям города

По утверждению иркутянки, отец которой трудился в облисполкоме в 30-е годы, дом председателя обкома, расположенный на улице Чкалова, был соединен со зданием исполкома подземным ходом и Яков Пахомов, высшее должностное лицо области тех времен, ходил на работу только по этому переходу.
Легенды о подземном Иркутске до сих пор будоражат умы жителей города, и, несмотря на то что обком в 30-е годы располагался на улице Карла Маркса - там, где сейчас находится 3-е почтовое отделение, и подземный путь до дома первых секретарей на Чкалова составил бы больше километра, - народ не перестает верить в тайны обкомовских подземелий. Ведь по другой, еще более старой, легенде, огромный подземный каретный ход соединял причал на Ангаре и арсенал, располагавшийся на территории нынешнего Центрального рынка. Купцы устраивали там подземные гонки на тройках.

Самый большой клад хранится между церквами

Легенды, как известно, в основном рождаются из страха перед необъяснимыми явлениями и важными персонами. Так, из благоговейного страха перед священнослужителями появились многочисленные рассказы о том, что все церкви в Иркутске были соединены между собой переходами и священники появлялись в том или ином храме так внезапно, будто спускались с неба, а на самом деле выходили из-под земли.

В Иркутском епархиальном управлении о ходах ничего не знают - подвалы в церквах есть, они используются для хозяйственных нужд, а вот каких-либо потайных дверей и переходов никто не обнаруживал.

Тем не менее одно подземное помещение - между Спасской церковью и Богоявленским собором - существует. В 50-60-е годы там было построено бомбоубежище для иркутских энергетиков, и поговаривают, что это бомбоубежище разместилось как раз в подземном переходе между церквами. Однако достоверных подтверждений таким разговорам нет.

Секретари обкома ходили на работу тайными путями

По словам Юрия Колмакова, ведущего специалиста Госархива Иркутской области, кандидата исторических наук, это бомбоубежище было построено на месте кладбища Спасской церкви.

В настоящее время в бомбоубежище хранится, наверное, самый большой в Иркутской области клад. Специально оборудованное на случай войны помещение взяла в аренду организация "Сейф-сервис".

Размеры бомбоубежища, его категория, количество укрываемого населения — все это относится к секретным сведениям. Тем не менее предприятия в связи с нестабильной экономической ситуацией получили право сдавать бомбоубежища в аренду на определенных условиях: арендаторы должны содержать бомбоубежище в надлежащем виде, хранить в тайне информацию о его размерах, а если наступит время Ч, то ровно через 12 часов они обязаны освободить помещение.

Спелеологи искали в Иркутске метро

Александр Осинцев, директор клуба спелеологов "Арабика", уверен, что все разговоры о подземных ходах не имеют под собой никакой почвы.

— Очевидцев, которые якобы по ходам бродили и заветную дверку видели, хватает, но, как только доходит до дела, у них обычно наступает амнезия, — говорит Осинцев. — Однажды мы искали под улицей Карла Маркса метро, и человек, который якобы там рельсы видел, тоже при этом присутствовал. Мы ползали в воде и грязи, но никаких рельсов так и не обнаружили. А провалы, которые время от времени случаются в центре города, открывают остатки подвалов купеческих домов или остатки ливневой канализации. Подземных лабиринтов не находили ни разу — это все слухи.

Иркутские историки также относятся к подземным легендам с большой долей скепсиса.

— Опровержения мифов есть, а подтверждений мало, — рассказывает Александр Прокудин, главный специалист по вопросам архитектуры и градостроительства ЦСН. — Известно лишь, что был подземный переход от "Гранд-отеля" (ныне магазин "Иль де Ботэ". — Прим. авт.) к ресторанчику напротив. Существовал он исключительно для того, чтобы перевозить еду. У купца Второва также имелся подземный ход для служебных целей — от усадьбы к торговому рынку. В основном же ходы путают с оборонительными сооружениями и ливневкой.

Сергей Медведев, специалист по иконографии Иркутска, утверждает, что вся имеющаяся на сегодняшний день информация о подземных ходах — полная ерунда. Тем не менее серьезные материалы об этом существуют, но они засекречены. По словам Медведева, к секретному плану ходов Иркутска подобраться невозможно — сколько историки ни пытались, ничего не вышло. Тем не менее Сергей Иванович не отрицает, что не раз присутствовал при обследовании провалов, которые могли быть частью подземных лабиринтов.

— В 80-е годы во дворе художественного музея провалился самосвал, потом в одной из комнат музкомедии пол провалился, а во дворе дома Кузнеца, где располагался особняк купца, провал явно напоминал подземный ход, — рассказывает Медведев. — Кроме того, специалист по осушению земель, которому я очень доверяю, обнаруживал вход в тоннель в районе рынка. От причала на Ангаре была большая подземная каретная дорога в сторону арсенала, и, по всей видимости, специалист как раз и нашел этот ход, ведущий к оружейному хранилищу. Однако позже на том месте сгорел сарай, ход завалило, и, чтобы до него добраться, требовался экскаватор.

Первые секретари обкома жили в нынешнем представительстве МИДа

В доме по улице Чкалова, который сейчас находится возле лингвистического университета и является резиденцией представительства МИД РФ, долгое время, сменяя друг друга, жили первые секретари обкома.

Житие первых лиц области обросло легендами, в том числе и легендами о подземных ходах. Дом купцов Первунинских когда-то действительно был по-своему уникальным. Во дворе находился фруктовый сад с диковинными по тем временам для Сибири деревьями и кустарниками, а также первый в Иркутске фонтан.

С виду этот особняк одноэтажный, а на самом деле этажей в нем два — первый расположен под землей. Сотрудники МИДа, заинтересовавшись историей здания, собрали сведения о том, что при первых секретарях обкома в цоколе были камин и бильярдный стол, а жилые помещения располагались наверху. Кроме того, в цокольный этаж вел отдельный вход, который сохранился и теперь.

Во время ремонта помещения подвал переоборудовали в зал для приема послов и консулов. Ремонтные работы производились серьезные, вскрывали даже фундамент, но никаких подземных ходов не обнаружили.

А супруга первого секретаря обкома КПСС 50—60-х годов Семена Щетинина опровергла и разговоры о каминном зале. Мария Щетинина прожила в этом доме не один год и хорошо помнит, что и где там располагалось.

— У нас было четыре комнаты и кухня, — вспоминает Мария Ивановна. — Одна комната очень большая — 40 квадратных метров. Внизу, в подвальном помещении, жил вахтер с женой. Они охраняли дом. Еще там стояла стиральная машина и было место для приготовления пищи. Возле дома находился небольшой фонтанчик. Никаких подземных ходов точно не было. Муж ходил на работу часто пешком, без охраны. До нас в этом доме жили Кобелев и Хворостухин. Вот при Хворостухине еще охрана была, а у нас уже нет, только вахтер. В народе про нас многое говорили. Например, ходили слухи, что у нас есть кухарка. Но кухарки никакой не было. Жена вахтера не готовила нам еду, мы все делали сами.

Здание обкома партии достроили как раз при Семене Щетинине. Он начинал работать еще на Карла Маркса, а потом обком переехал в "серый дом".

Секретари обкома застряли в лифте

"Серый дом" был настоящим долгостроем. Когда в 30-е годы взорвали Казанский собор, то приняли решение построить на этом месте Дом Советов. По словам Юрия Колмакова, в 1936 году на конкурс было представлено два проекта, и победу одержал проект профессора Крячкова. Все работы по строительству планировалось завершить в 38-м году, но стройка была заморожена на стадии возведения третьего этажа здания. Оказалось, что проект был разработан без учета слабости грунта — фундамент начал проседать. Колмаков уверен, что причиной просадки стали не легендарные подземные ходы, а особенности почвы: когда-то на месте сквера Кирова было озеро.

Тем не менее во время войны недостроенное помещение использовалось — в восточном крыле, в частности, располагалась первая школа, а после войны там разместились различные службы Ангарскгэсстроя.

В 1954 году Иркутский горисполком принял решение достроить Дом Советов. Первым делом укрепили фундамент, а достраивать здание стали уже по проекту другого архитектора — Горьева. Именно поэтому изначально весьма красивое сооружение — с колоннами и барельефами — получилось таким странным. Вступило в силу постановление об архитектурных излишествах — все украшения срубили. В эксплуатацию Дом Советов был сдан в июне 1959 года.

В первые дни после переезда в новое здание Семен Щетинин, первый секретарь обкома, и секретарь обкома Коцуба застряли в лифте. Щетинин не растерялся и засвистел на весь "серый дом". Милиционеры сбежались на свист и начали кричать: "Хулиганы в лифте!" Когда двери открылись, вместо хулиганов перед милицией предстали два секретаря обкома.

Возможно, именно после этого случая в народе стали рождаться легенды, связанные с обкомовскими лифтами. Петр Московских, председатель совета ветеранов Иркутской области, долгие годы трудился в обкоме, занимался идеологией и развенчивал мифы не словом, а делом.

Когда на улице Ленина начали строить дом для обкомовских работников, прозванный в народе "кривая линия партии", Иркутск наполнился слухами о том, что дом этот оборудован лифтами, которые ведут в большой подвал, а в подвале том будет большой магазин, где и станут отовариваться дефицитными продуктами жители дома.

Вот тогда Петр Московских с целью прекратить эти пустые слухи и домыслы добился того, чтобы на первом этаже знаменитого кривого дома разместили книжный магазин.

Метки:
baikalpress_id:  19 696
Загрузка...