Мать воспитывала девятилетнего сына коровьим кнутом

Узнав, что детей у нее заберут, суровая мамаша искренне расплакалась

Поселок Тальяны отделен от цивилизации двумя часами езды. В Усольском РОВД Тальяны всегда имели репутацию тихого местечка. Заявлений оттуда не поступало за последних два года ни разу. Между тем от первого же заявления из этого поселка, поступившего от избитой женщины, потянулась ниточка к другому делу — о матери-садистке.

Пьяная улица

В начале сентября в отделение по делам несовершеннолетних Усольского РОВД из Тальян приехала женщина. На ее лице еще был свеж след от удара кулаком. Из беседы с потерпевшей Светлана Фурсова, старший инспектор ОДН, курирующая поселок, узнала, что синяк на лице жительницы Тальян — следствие разборок с пьяными малолетками — друзьями дочери потерпевшей. Светлана Евгеньевна отправилась в поселок, чтобы поставить распоясывавшихся несовершеннолетних на учет. Инспектор выяснила, что женщина сама принимала участие в распитии алкоголя вместе с дочерью и ее товарищами. Так что на учет были поставлены, не только малолетки, но и семья пострадавшей от их кулаков.

Оказалось, что тальянскую улицу Ожерайтиса, где произошла разборка, в поселке называют "пьяной". Именно здесь проживает наиболее неблагополучное население. Подтверждение этому названию долго искать не пришлось. Ближе к вечеру инспектор Светлана Фурсова зашла в магазин и там встретила двух оборванных ребятишек, на вид 5—6 лет от роду.

— Поговорив с продавцами магазина, я узнала, что на улице Ожерайтиса на учет можно ставить чуть ли не каждую семью, — рассказывает Светлана Евгеньевна. — Двое несчастных крох оказались братом и сестрой. Худенькие Алина и Дима выглядели гораздо младше своего возраста. Алине 7 лет, Диме — 9. Мать их нигде не работает и пьет.

На улице вечерело, милиционерам нужно было возвращаться в Усолье. Узнав, что у детей фамилия Миромановы, и записав адрес их проживания, Светлана Евгеньевна уехала с твердым намерением вернуться в Тальяны в кратчайшие сроки — ребятишек нужно было спасать.

Мать скормила детям по пачке папирос

Между тем Дима Мироманов не стал дожидаться, пока его спасут от пьющей матери. Мальчик упросил своего дядю привезти его в Усольский РОВД.

Мальчишка признался, что жить с матерью у него больше нет никаких сил. Мамка пьет, а в доме все время околачиваются чужие пьяные дядьки. Самый большой деликатес, которым Мироманова балует своих детей, — это картошка, жаренная на свиной крови. Кровь за так отдавали соседи, масла у Миромановых не водилось. Сладкое, будь то даже чай с сахаром, Марина Мироманова своим детям не дает, считая это чрезмерным излишеством.

— Мама пьет чай одна. Ни мне, ни Алине его никогда не дает. От сладкого, говорит, у нас зубы испортятся, — рассказывает Дима.

Марина по традиции пьющих матерей живет на детское пособие. Скот не держит. Но когда-то держала. С той поры и остался в доме кнут, которым гоняют коров. Марина нашла кнуту новое применение. Дима рассказывал, как однажды, учуяв от него запах сигаретного дыма, разъяренная мать исполосовала его этим кнутом.

А когда Алина и Дима стянули пару сигарет во время застолья, мама недолго думая всучила малышам курево и заставила их сжевать по целой пачке гадких папирос. Ребятишки давились, плакали, табак разъедал слизистую, потом их обоих вытошнило. Марина была безжалостна к собственным детям, она воспитывала их одна и считала, что должна проявлять жесткость. Но тогда она перегнула палку, просто захотела выместить на маленьких ребятах свою похмельную злость.

Помимо Алины и Димы у Марины Миромановой есть еще старший, четырнадцатилетний, сын. По сути, он единственный добытчик в семье: собирает черемшу, ягоду, зимой ходит за серой. Поднять на самостоятельного подростка руку Марина уже не может. Алина — маленькая девочка, и мать ее вроде как жалеет. А вот на Диме постоянно отводит душу. На лице мальчика небольшой шрам. Это мама ударила его наотмашь железной миской.

Младших ребят Марина родила, когда первый муж ее оставил, но оба ребенка записаны на него. Отец многодетного семейства живет где-то в Савватеевке, никаких алиментов не платит. Марина Мироманова несколько лет назад переехала в Тальяны из Белореченска. Она уже не и помнит, когда последний раз работала.

Родительница обещала исправиться

Среднего ребенка Марина хватилась только на четвертый день после его исчезновения. Кто-то говорил ей, что мальчик живет в Тальянах, ночует у знакомых. В администрации поселка, куда Марина пришла справиться о сыне, женщина столкнулась с инспектором по делам несовершеннолетних. Светлана Евгеньевна рассказала Марине о Димином визите в РОВД и его дальнейшей судьбе — мальчика поместили в приют.

Вместе с Мариной Светлана Евгеньевна отправилась знакомиться с бытом семьи Миромановых. Ютились Миромановы круглый год в маленькой летней кухне с печкой. Обстановку жилища, помимо пары кроватей и стола, составляли два холодильника, оба пустые и неработающие.

Когда изымали железную миску, оставившую на лице Димы шрам, мать и ее старший сын перепугались. А когда Марина услышала, что в скором времени ее лишат родительских прав, то горько заплакала не только она, но и ее первенец, испугавшийся перспективы интерната. У Светланы Евгеньевны большой опыт работы с подобными семьями. По ее словам, Марина плакала не на показ, как это случается с большинством пьющих мамаш. Ее слезы были искренни, она действительно испугалась потерять своих детей.

Иногда алкоголики исправляются

— Раскаяние этой матери напомнило мне одну историю, случившуюся в поселке Новожилкино, — рассказывает Светлана Евгеньевна. — Там одна женщина по имени Наталья, страшно запиваясь, оставляла свою девятимесячную дочь вместе с 5-летним сыном. Когда мы пришли изымать детей, в бутылочке малышки было кислое молоко. Пьянствуя, Наталья могла отсутствовать дома по несколько дней. Ее муж пас скот вместе с самым старшим из троих детей. Девочка, которой не исполнилась и года, выжила чудом.

Почувствовавшую страх потери собственных детей Наталью словно подменили. Когда инспектор пришла к ней в дом вторично, то испытала естественное желание разуться. Некогда грязный и захламленный дом был вычищен до блеска. Ковер, цвет которого даже не угадывался под слоями грязи, оказался ярко-зеленого цвета. Даже в церковные праздники Наталья бежала по поселку с ведром известки, хваталась за любую работу, только бы не отобрали детей. Когда состоялся суд, Наталья окончательно бросила пить и превратилась в образцовую мать. Суд принял решение детей ей оставить. Говорят, женщина не пьет до сих пор.

Случай с Натальей, к сожалению, исключительный. Сможет ли Марина Мироманова последовать ее примеру, пока остается под вопросом. На нее возбуждено 2 уголовных дела — по ст. 156 УК РФ ("Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего") и ст. 116 ("Нанесение побоев"). Дима на сегодняшний день находится в Новомальтинском приюте. У Марины до суда есть шанс исправить свою жизнь и изменить отношение к детям.

Метки:
baikalpress_id:  19 690