После визита губернатора столетний дедушка встал на ноги

"Я еще сто лет проживу" — сказал старец, после того как Александр Тишанин подарил ему новый дом

Около года назад Александр Тишанин, на тот момент еще будущий губернатор Иркутской области, побывал в селе Тангуты Нукутского района. Там он навестил местного долгожителя Сергея Ильича Карнаухова, который через несколько дней должен был отметить свой вековой юбилей. Почти три часа длился разговор Александра Георгиевича со старцем. От глаз будущего губернатора не ускользнули полусгнившие стены и общая ветхость жилья Карнаухова. Перед своим отъездом Александр Тишанин пообещал: "Будет вам, Сергей Ильич, новый дом!" А вернувшись в Иркутск, о своем обещании не забыл и привлек спонсоров.
Прошел год. Свой 101-й день рождения 15 сентября долгожитель отметил в пахнущем свежим деревом четырехкомнатном доме.

Русский богатырь

Сергей Ильич Карнаухов родился в 1905 году в городе Великие Луки. Еще перед отъездом в Иркутск в Великих Луках Сереже посчастливилось окончить гимназию. В своей семье он считался самым образованным. Поэтому должность Сергею родители прочили серьезную. Так и вышло. Сергея Ильича приняли в облисполком на должность заведующего хозяйственными делами.

Председатель облисполкома Пахомов, заметив, что молодому сотруднику приходится совсем туго без своего угла, пригласил Сергея Ильича и его жену в свой председательский особняк. Жена Карнаухова Мария Ивановна готовила пищу для всей семьи Пахомова и пекла караваи для встречи высоких гостей.

Жить в чужом доме Сергею Ильичу было не по нраву. Поэтому, когда тетя Марии Ивановны, известная целительница Агафья Акимова, пригласила погостить семью Карнауховых в деревню Тангуты Нукутского района, Сергей Ильич согласился, а потом решил вообще остаться в деревне.

На ноги нужно было поднимать шесть дочерей. Два мальчика у Карнауховых родились совсем хиленькими и умерли в раннем детстве, а вот дочки росли крепкими и здоровыми.

— Папа по телосложению тогда был настоящим русским богатырем, — вспоминает Людмила Сергеевна, дочь Сергея Ильича. — В послевоенное время, когда лошадей в колхозе катастрофически не хватало, отец сам впрягался в сани-волокуши и на себе вез сено или дрова. К своей жене папа всегда обращался исключительно по имени-отчеству — Марья Ивановна. И мы, все дети, к родителям только на "вы" обращались. Даже сейчас, когда вдруг случайно скажу отцу "ты", становится неловко.

Сергей Ильич работал много и добросовестно. Разносил почту по поселку, активно агитируя на подписку, работал в школе завхозом.

В нынешнем облике Сергея Ильича поражают невероятно гладкое, без единой морщинки лицо и здоровый молодецкий румянец. По словам Людмилы Сергеевны, долгожительство в их семье обычное дело. Тетушка Агафья Герасимовна, лечившая людей молитвой и добрым словом, дожила до 120 лет; мама, Мария Владимировна, умерла в возрасте 90 лет.

В 40-х годах играли с чебурашкой

История семьи Карнауховых полна удивительных событий. Даже сейчас односельчане, подходя к калитке их дома, ощущают положительную ауру. Мария Ивановна занималась целительством, бескорыстно помогала людям, иногда тайком от мужа. И, конечно, бесконечно любила своих дочерей. Повзрослев, девушки разлетелись из родительского гнезда. Мария Ивановна начала очень сильно по ним скучать, навещала своих дочерей регулярно. Ездила женщина со старинным зеленым чемоданом.

— Стучится поздним вечером кто-то к нам в дверь, — рассказывает Людмила Сергеевна, — открываю, а там стоит мужчина и держит в руках мамин тяжеленный чемодан и мама на заднем плане маячит. Слишком привыкли наши родители к бережливости. Мама набила чемодан булками, пирогами, ватрушками и пыталась рассчитаться ими с водителем. Деньги, спрятанные в загашнике, она достать не рискнула. С водителем мы, конечно, рассчитались, а пироги с булками ели несколько дней. Так и путешествовала наша мама с провиантом в огромном чемодане — все переживала, что мы не доедаем, как в детстве.

— Будучи маленькими, мы играли с игрушкой, привезенной родителями из Великих Луков, — продолжает Людмила Сергеевна, — называлась она чебурашкой. Название пошло от забавного слова "чебурахнуться". По своей конструкции чебурашка был сродни неваляшке. Когда в конце шестидесятых вышел мультфильм с ушастым другом Крокодила Гены, мы были удивлены, увидев вместо привычного нам чебурашки пушистого зверька.

За всю свою нелегкую жизнь Мария Ивановна так и не научилась писать и очень страдала от того, что не может записать стихотворение собственного сочинения. Однажды она позвала на помощь женщину и записала целую тетрадку своего творчества. Односельчанка, решив, что талант Марии Ивановны не должен пропадать, выслала тетрадку в Москву. Ответа Карнауховы так и не дождались.

— И вот после смерти бабушки Надежда Кадышева спела песню, — продолжает Людмила, — и в строчках: "Лишь только помнится, как мы лопатили,// Не стали все-таки людьми богатыми.// Рядились простенько, гуляли всей гурьбой,// Теперь я с проседью, а ты как лунь седой" — я узнала творения нашей бабули. Между тем слова этой песни позиционировались как народные.

12 русских и 17 узбекских внуков

Шесть дочерей Сергея Ильича в прошлом году собрались со своими семьями на юбилее отца. Одна из дочерей, Раиса, оставив свою семью, посвятила свою жизнь родителю. Вот уже десять лет — с тех пор как отец стал немощным — она ухаживает за ним.

Очевидно, благородство у дочерей Карнауховых в крови. На юбилей приехала молодая узбечка Диля. Она одна из семнадцати детей дочери Сергея Ильича — Таисии. В свое время Таисия познакомилась в Иркутске с узбеком-вдовцом. Его жена умерла, оставив мужу 17 малолетних ребятишек. Таисия полюбила многодетного отца и прониклась жалостью ко всем его детям. Она уехала в Узбекистан и стала матерью 17 сиротам.

Узбечке Диле было всего лишь 4 года, когда у нее появилась русская мама. Приехав на день рождения Сергея Ильича, Диля, уже сама мать, горячо благодарила дедушку: "Спасибо вам огромное за нашу мамочку!"

И до сих пор в Иркутск приезжают на заработки дети Таисии. Пекут и продают лаваши.

— Они приезжают в Иркутск из теплой страны, — говорит Людмила Сергеевна, — и совсем не готовы к сибирским холодам. Мы даем им теплые одеяла, одежду, кров. Дети Таси нам родные.

Советы губернатору

Приезд губернатора стал для семьи Карнауховых настоящим событием. В новом доме висят фотографии Александра Тишанина. О чем же разговаривали будущий губернатор и человек, доживший до ста лет?

— Папа давал Александру Георгиевичу советы, — вспоминает Людмила Сергеевна. — Например, такой: дайте людям возможность работать, сколько они захотят, и честно оплатите их труд. И тогда вам ничего не придется делать, народ сам себя прокормит.

Сергей Ильич сетовал, что в закромах нынешнего крестьянина пропадают сельскохозяйственные продукты — овощи, яйца, мясо, — которые селянин, живущий в отдалении от города, не в состоянии продать.

"Дайте возможность развернуться сельскому хозяйству", — поучал старец будущего губернатора.

После визита Тишанина Сергей Ильич заметно оживился. До этого он не вставал с кровати, но вдруг у него появилось множество важных дел: нужно было подготовиться к столетию, проследить за пасекой, снабдить своих детей медом. А тут и обещанное строительство дома подоспело. За всем глаз да глаз. Печку нужно правильно положить, подполье выкопать — словом, лежать на кровати некогда. В день своего 101-летия Сергей Ильич, одобрительно оглядев стены нового жилища с пластиковыми окнами и дверями, сказал: "Что ж, теперь, я еще сто лет проживу!" Еще Сергей Ильич просил своих дочерей передать губернатору Иркутской области большое спасибо за новый дом.

Метки:
baikalpress_id:  6 317