Чулпан Хаматова голосовала за иркутян

Главного героя "Эйфории" не пустили на вручение малого Золотого льва Венецианского кинофестиваля

Поводом для огромной гордости для всех иркутян стала победа фильма "Эйфория", снятого нашим земляком, театральным режиссером Иваном Вырыпаевым, на Венецианском кинофестивале, прошедшем в конце августа — начале сентября. Фильм получил приз независимого жюри — малого Золотого льва. Главную мужскую роль исполнил еще один иркутянин, художник-мультипликатор Максим Ушаков. Он рассказал нашей газете некоторые неизвестные подробности кинофестиваля.

Из-за проблем с получением загранпаспорта Максиму пришлось сделать "небольшой" крюк до Иркутска, поэтому в Венецию он попал последним из съемочной группы — только 6 сентября, в день общественного просмотра "Эйфории".

— Ваня Вырыпаев, Полина Агуреева (жена Ивана Вырыпаева, исполнительница главной женской роли. — Прим. авт.), Миша Окунев (исполнитель второй главной мужской роли. — Прим. авт.), продюсеры и съемочная группа прилетели в Венецию 4 сентября. Я немного запоздал из-за долгой процедуры получения загранпаспорта. Но благодаря стараниям иркутского комитета по культуре и вообще областной администрации, не оставшейся ко мне безучастной, я прилетел все-таки в самый последний момент, — рассказал Максим Ушаков. — Из-за проблем с разговорным итальянским я перепутал место и получал багаж не там, где нужно, где меня ждали итальянские девушки с плакатами. В результате я пошел покурить, нашел специально отведенное место, встал рядом с девушкой, которая нервно курила и ругалась с кем-то по мобильному телефону. Из знакомых слов в ее речи я уловил только одно: Ушаков — свою фамилию.

Все церемонии и показы проходили на острове Лидо, который находится от Венеции в пятнадцати минутах езды на катере. Иркутян встречали более чем тепло.

Мы долго ходили по этой красной дорожке — нас фотографировали, нам аплодировали. После показа был просто шквал аплодисментов.

— В зале были какие-нибудь известные люди, знаменитости?

— Я их, конечно, видел. Например, Ивана Вырыпаева — он сидел справа от меня. Если серьезно, то на просмотре было не до этого. Немного позднее, на банкете, я познакомился с Борисом Юхонановым и Глебом Алейниковым (режиссеры, сценаристы, работающие в жанре независимого, параллельного, экспериментального кино. — Прим. авт.). А потом еще была вечеринка в большом клубе, посвященная "Эйфории". Там было очень много знаменитостей, очень много внимания к нам, мы просто растерялись. Кстати, когда мы проходили в этот клуб, нам на входе на руку надели браслеты. Я думал, что это вроде билета, как печать, которую ставят во всех клубах, чтобы не было недоразумений. А наш оператор Андрей Найденов мне открыл глаза, что это бесплатная аккредитация на любые напитки в любом количестве в баре клуба. Это несколько сняло напряженность. Я взял стаканчик рома и отошел в сторонку. А ко мне подходит девушка и говорит: "Здравствуйте, меня зовут Чулпан. Я вас в кино тут видела". Еще я познакомился с актером и режиссером Борисом Хлебниковым — он с актером Сашей Яценко снял фильм, который вне конкурса также показывали на фестивале. Саша на "Кинотавре" получил приз за лучшую мужскую роль (фильм "Мне не больно", режиссер Алексей Балабанов, с Ренатой Литвиновой. — Прим. авт.).

— Как проходила церемония вручения Золотого льва?

— Я не знаю. В лучших традициях иркутского панк-рока меня не пустила внутрь охрана. Дело в том, что есть определенный ритуал поведения номинантов: нужно ездить, давать интервью, фотографироваться, нужно где-то присутствовать, в определенное время торчать на террасе отеля "Эксельсиор", где мы жили и где проходили все светские мероприятия — интервью, вечеринки... А в тот день мы с Ваней и Мишей Окуневым поехали в Венецию — продюсеры сказали, что у нас свободный день. Мы разбрелись по Венеции, и Ване позвонили только в последний момент — что будет церемония награждения. Ваня успел дозвониться до Миши. Сам Ваня только успел переодеться в костюм, а Миша так и пошел в майке и шортах. А у меня был выключен сотовый телефон. И на саму церемонию я не попал. К тому же из-за опоздания я не успел получить беджик-пропуск, и меня вообще отказался пускать в "Эксельсиор" охранник. Когда я попросил позвонить с его сотового, он вообще потерял ко мне интерес. На счастье, меня с террасы узнали ребята из съемочной группы, замахали мне руками — и охранник сразу отошел в сторону.

Добро победило зло — далее последовала совершенно умилительная сцена. Максим с тапочками в руках (как шел с пляжа), Миша Окунев в пляжном наряде и Ваня, единственный в костюме, встретились на террасе. К ним подошел ведущий программы о кино российского ТВ Сэм Хлебанов, включил камеру, хотя съемки уже закончились, и стал брать у них интервью. А молодежь, вышедшая после церемонии награждения из зала, стала громко и дружно скандировать: "Эйфория! Эйфория!"

В аэропорту на обратной дороге Максим Ушаков еще раз встретил Чулпан Хаматову. Она рассказала о прениях в жюри и призналась, что фильм Вырыпаева ей очень понравился и она голосовала за "Эйфорию".

В минувшую пятницу Максиму Ушакову пришлось еще раз заняться "Эйфорией". Сейчас готовится телеверсия фильма. Проблема оказалась в том, что в "Эйфории" довольно много ненормативной лексики.

— Мне пришлось ехать на телевидение, чтобы своим голосом заменить слово "х..." на слово "хрен", — объяснил Максим Ушаков. — На самом деле у меня в тексте не было матов, и выматерился я только один раз, уже на озвучке. По прямому указанию режиссера. Ваня сказал: "А что это такое, почему все матерятся, а главный герой не матерится?" — и вставили это короткое слово в фильм.

5 октября состоится всероссийская премьера фильма "Эйфория". Сейчас решается вопрос, приедут ли Иван Вырыпаев и некоторые актеры в Иркутск. Насколько известно, планы поездок на премьерные показы существуют.

Метки:
baikalpress_id:  6 319