Уличная проституция в Иркутске почти легальна

Пора отпусков закончилась, иркутяне возвращаются в город. Навстречу клиенту вышли уличные проститутки, которых за последнюю неделю стало заметно больше на дорогах. Мы решили проехать по городу, по тем местам, где вблизи есть парк, роща или заросший берег реки, — там девушкам удобнее работать, — и узнать побольше о жрицах любви от них же самих.

"Мамочки" и "девочки"

На точке на улице Баррикад (самое "насиженное" проститутками место) познакомились с несколькими скучающими девицами. Верховодит Светлана, молодая полная блондинка лет 25. Когда-то работала кондуктором и жила на квартире с сестрой и ее мужем. Затем стала снимать квартиру в Ново-Ленино. Жила коммуной с четырьмя девчонками, они зарабатывали на жизнь и наркоту телом. Светлана решила вкусить "легких денег" и тоже вышла на панель. Деньги, в отличие от подруг, подкапливала на хорошие шмотки, к наркотикам не пристрастилась. Однажды между проститутками возник серьезный конфликт, переросший в драку, — одна из соседок без разрешения стала надевать Светины вещи. Подруги осудили Свету за жадность, выгнали из квартиры. После ссоры девушка перебралась трудиться в Рабочее, где устанавливает уже свои порядки.

— Я говорю девчонкам: на точке всегда должен кто-нибудь стоять, чтобы клиент, проезжая, видел, что здесь постоянно работают. На обочину мы выходим около 12 часов дня и вечерком, когда клиент едет домой. Самые неудачные дни — выходные, все с женами на дачах. Ночью работать страшно.

Говорят, у Светы дружеские отношения с некоторыми сотрудниками милиции, ее уважают и не прессуют.

Еще в Рабочем живет "мамочка" Жанна, в народе — Жаба, сама бывшая путана, а ныне мать многочисленного семейства (у Жанны четверо детей). В день ей отстегивают за "крышу" по 150 рублей. Она, как говорят ее подопечные, просаживает выручку на игровых автоматах. Бывали случаи, когда мамочка реально защищала девчонок. Например, однажды сотрудники милиции за какие-то проступки обрили проститутку наголо, так Жаба вступилась, привлекла к разборке нужных людей, и представители власти пообещали больше не хулиганить, извинились за жестокую шалость.

Крышу обеспечивают не только мамочки. В районе остановки "Мухиной" мы стали очевидцами того, как некоторые сотрудники правоохранительных органов согласны мириться с уличной проституцией за небольшую компенсацию: девушек забрал милицейский "бобик", но вскоре они были отпущены. Разговаривать с нами девы не стали:

— Что вы, времени нет разговаривать, нам работать надо. Сейчас забирали сотрудники ППС, взяли с каждой по 150 рублей. Потом приедут из ГБР, потом еще кто-нибудь, все доят, "крыше" отстегивать тоже приходится, — сообщили девушки.

Остаться в живых

Проститутки сильно рискуют, общаясь с клиентами и даже с милицией. Одна из наших собеседниц в приватной беседе рассказала случай, который произошел минувшей весной. Тогда в отношении проституток начались "репрессии", многих оформляли на 15 суток, гоняли, забирали деньги. Одна продвинутая "мадам" решила написать заявление в отдел собственной безопасности. И жестоко за это поплатилась. Проститутку вычислили, поймали и долго купали в Ангаре, где-то в районе Лисихи. Путана после преследований и экзекуции легла в больницу с воспалением легких, а зловещая история облетела всех иркутских блудниц.

Еще нам рассказали о том, что некоторые сотрудники иркутской милиции эксплуатируют распутниц, используют в качестве рабочей силы — привозят в отделение и заставляют мыть полы. Прямо на каблуках.

Проститутке из аэропорта Оксане, не наркоманке, неделю назад отомстили несостоявшиеся клиенты. Как-то вечером она не села в машину, где было несколько человек. А на следующий день водитель злополучной машины подъехал один. Она села. Водитель повез женщину туда, где его дожидались подельники. Молодые люди лет 18—20 связали женщине руки и завязали глаза.

— Привезли на Радищевское кладбище. Долго издевались, насиловали, я умоляла, чтобы только не убивали, рассказывала им про своего ребенка, что одна о нем забочусь.

Пожалели, забрали все деньги, обувь и одежду. Женщина выбралась на дорогу в одном нижнем белье, босая, с разбитым лицом, все тело было покрыто синяками и кровоподтеками. Стояла на дороге и рыдала, остановился пожилой мужчина, он возвращался с дачи домой и довез женщину до дома. Оксана заявление в милицию писать не стала, правда номер машины запомнила и записала. Неделю просидела дома, а когда деньги закончились, снова пошла на панель.

Слезная история балерины

На ул. Ширямова мы познакомились с Викой, не наркоманкой. Несколько лет назад женщина приехала из Саянска, сбежала с двумя детьми от запойного мужа. Первого ребенка нажила без супруга, второй ребенок от пьяницы, родился инвалидом. Вика арендовала место в гастрономе, торговала печеньем и конфетами. Разорилась из-за аварии в магазине — товар промок и пришел в негодность. Она решила бросить все и махнуть с двумя детьми в Иркутск. В итоге женщина стала зарабатывать на жизнь проституцией. Сейчас она мечтает переменить профиль и устроиться таксистом, даже на заработанные деньги прошла водительские курсы, получила права. Но все еще торгует телом.

А в Ново-Ленино стоит Маша, девица с реальной трогательной историей. Клиенты прозвали девушку со следами былой красоты на лице балериной. Маша серьезно увлекалась балетом, училась в БГУЭП и была замужем за инженером-строителем. Несколько лет назад муж трагически погиб, оставив молодую женщину с ребенком. После несчастья Мария начала пить, гулять в нехорошей компании, села на иглу. Сейчас воспитанием ребенка занимается бабушка. Наркоманка пыталась лечиться в иркутском диспансере, но безуспешно. Начинала строить карьеру в агентстве по вызову, скатилась до дороги. Живет проститутка в Академгородке, а работать ездит на другой конец города, на остановку "Угольная". Чтобы больше заработать, "балерина" принимает на дому — тариф повышается в два раза. Дома на стене висят запыленные пуанты — балетные тапочки, как память о прошлой жизни.

Милиционеры в душещипательные истории, которые рассказывают в отделении доставленные туда девицы, не очень верят. По словам начальника отдела участковых уполномоченных милиции Ленинского РУВД Игоря Овчинникова, у девиц одна легенда:

— Это рассказ о том, что она недавно родила ребенка, а на молоко денег нет, вот и пришлось ей торговать собой. Но эту сказку они уже в отделении рассказывают, а на дороге говорят, что просто машину ловят, уехать не могут.

Оперуполномоченный уголовного розыска Куйбышевского РОВД считает, что девицы неадекватны:

— Криминальная практика показывает, что из-за наркотиков проститутки не отдают отчета в том, что делают, что говорят, в какую ситуацию попали, особенно в моменты работы. Но, в принципе, сами по себе путаны безобидны.

Впрочем, истории уличных проституток действительно печальны. Старший инспектор ПДН Ленинского РУВД Елена Ковтун рассказала историю Сони, девочки, которая в школе подавала большие надежды. Но мама Сони стала пить, девочка вместе со старшей сестрой подсела на иглу. Соня рассказала инспектору, что не видит своего будущего, брезгливо относится к самой себе.

— Кому я нужна и зачем мне вообще держаться за жизнь, работаю на наркотики. Клиенты — старые мужики, которые иногда платят, а иногда бьют. На дороге принцев нет.

Метки:
baikalpress_id:  6 105