Аэробус поделили

Американские адвокаты теперь ходатайствуют об установке памятника погибшим

Катастрофа авиалайнера А-310, разбившегося в Иркутске, вызвала интерес со стороны иностранных юридических компаний. Сегодня уже не идет речь о том, насколько этичен подобный интерес, — собственно, для пострадавших это не только способ возместить ущерб, экономический и моральный, но также способ наказать виноватых. Но иркутянам не совсем понятно, как разобраться в предложениях, которые поступают пострадавшим от адвокатов. Каков механизм работы юристов с семьями? Как взаимодействуют между собой разные адвокатские конторы, являясь, по сути, конкурентами? Каким образом семьи смогут получить компенсацию и какова она будет?

Почему дело ведут американцы?

Нашествие в Сибирь иностранных адвокатов, готовых защищать интересы семей, пострадавших в авиакатастрофе, завершается. Так считают представители компании Speiser Krause — нью-йоркский адвокат русского происхождения Сергей Беспалов и представитель фирмы в Иркутске адвокат Роман Буянов. Эта компания на сегодняшний день представляет практически все иркутские семьи, которые пострадали в авиакатастрофе А-310: 91 семью из пострадавших двухсот. Компания развернула на сегодняшний момент самую активную деятельность, адвокаты работают непосредственно на месте — в Иркутске, в то время как остальные фирмы ограничились либо сиюминутным присутствием, либо представительством.

Беспалов и его иркутский коллега Буянов считают, что список компаний, желающих представлять пострадавших, не будет расти, поскольку сам список фирм, которые занимаются такого рода делами, в мире достаточно ограничен. Серьезные компании сюда уже не поедут, уверены они.

Беспалов, как американец, говорит, что для большинства иностранных юристов комфортнее работать в Москве. А в Сибирь многие ехать просто не решаются, поскольку Сибирь для них — все еще медведи на улицах.

— Почему трагедией не занимаются российские адвокаты?

— Речь идет о представительстве в американском суде. Нужно иметь определенную лицензию на адвокатскую деятельность в США, нужно знать само законодательство.

Российские адвокаты выступают сегодня как партнеры, имея определенный процент от гонорара. Российская сторона, которую представляет Роман Буянов, организует взаимодействие с родственниками, собирает необходимую документацию.

— Нами уже проделано много работы. Существует даже сайт, где родственники могут узнать о ходе дела. На сайте существуют персональные разделы — человек, зная логин и пароль, может зайти в собственное дело. Информация обновляется дважды в неделю.

Адвокаты, которые появились в последний "заезд", озвучили известные им якобы факты о том, что американские адвокаты собирали с родственников деньги.

— Мы задали им этот вопрос после пресс-конференции. Они пояснили, что имели в виду другую группу — американских и мексиканских адвокатов. Но не нас, — объяснил Роман Буянов.

— Но, наверное, больше клиентов у того, кто сделал предложение первым?

— Принцип "кто первый, у того и больше клиентов" работал первые дни. Потом потенциальные клиенты могли пообщаться с представителями всех фирм и определиться, какие условия им больше подходят. По прошествии времени люди научились задавать "правильные" вопросы — адекватно выяснять возможности и опыт той или иной фирмы. Сейчас люди уже спрашивают, сколько она работала по реверсу — то есть по той самой проблеме, которая и сделала теоретически возможным обращение в американский суд.

Сколько денег смогут отсудить пострадавшие?

Несмотря на то что в прессе регулярно мелькают возможные суммы компенсаций, сегодня Сергей Беспалов от имени своей компании просит не называть никаких цифр.

— Компенсация слагается из двух составляющих: экономическая компенсация — тот доход, те средства, которые погибший мог до конца работоспособного возраста принести в семью, и моральная компенсация. Последняя определяется присяжными. Сумма не указывается истцом, таков порядок. Адвокаты просто выражают желание истца получить компенсацию.

То есть размер компенсации зависит целиком от живых людей разных национальностей и от того, грубо говоря, в каком настроении они проснулись утром. Для того чтобы воздействовать на сердца присяжных, а также для того, чтоб предварительно продемонстрировать страховщикам реальность притязаний истцов (при попытке достигнуть досудебной договоренности), уже снят фильм о семьях погибших. Он будет демонстрироваться на русском языке, с субтитрами.

Кроме того, есть ряд факторов, позволяющих также увеличить компенсацию.

Судя по всему, адвокаты не сомневаются в успешности дел по А-310.

— В США иная судебная система. Судиться пострадавшие в авиакатастрофе будут в гражданском суде, где принцип такой: "скорее виновен, чем невиновен". Технологически сложно доказать, что были неисправности в самолете, но у нас есть показания людей, находившихся на борту 778.

— Почему вы не разглашаете, какой процент берете с клиентов? Ведь другие компании говорят. Например, говорилось о 25% от суммы компенсации.

— О наших процентах мы действительно не говорим. Что касается 25 процентов другой компании, то в договоре могут стоять основные 25%, однако это не все, есть еще 10% на расходы адвокатов, могут появиться еще дополнительные проценты. У нас нет графы "На расходы".

Производители хотят подкупить иркутян?

Для страховщиков судиться не очень удобно. Если в официальном заключении о причинах катастрофы не будет вины пилотов, производственные компании постараются не идти в суд. Для них это неудобно. Потому что придется раскрывать технологии производства и т. п.

Страховщики пытаются контролировать ситуацию. Одна страховая компания наняла московского адвоката, через которого трем семьям пострадавших уже предлагаются некоторые компенсации. Однако они предельно низки — предлагают подписать мировое соглашение за миллион рублей (около 40 тысяч долларов). Пока никто не согласился.

— Очевидно, это предложение рассчитано на то, что миллион можно получить завтра, тогда как судебное дело растянуто во времени. Наша задача предупредить людей, что возможна другая компенсация, гораздо более значительная, — рассказывает Роман Буянов.

То, что компании-производители уже предлагают отступные, говорит, по мнению Сергея Беспалова, о том, что какую-то вину производители за собой чувствуют.

В случае мирового соглашения клиент решает, хочет он суда или нет.

— Некоторые из пострадавших принципиально хотят пойти в суд, — говорят адвокаты.

Может ли американский суд отказать в иске?

Первая проблема, которая будет стоять перед адвокатами в случае судебного разбирательства, — добиться рассмотрения дела именно в суде США, поскольку США первые по размеру компенсаций. Американские суды могут отказать в рассмотрении дела. Но Беспалов утверждает, что у Артура Боллэна, управляющего партнера компании, не было ни одного случая переноса дела в другую страну. Теоретически спор может рассматриваться и во Франции. Нельзя скидывать и Германию — самолет интернационален. Но размеры компенсаций будут меньше. Самый негативный вариант — российские суды.

Если МАК заявит о вине пилотов, то адвокаты настроены доказывать вину производителей в суде. Существует опыт в "делах о реверсах", где, как говорит Беспалов, "все происходит по одной схеме".

Будет ли "Сибирь" соответчиком?

Авиакомпания "Сибирь" не будет принимать участие в этих разбирательствах — самолет был в лизинге, пусть собственник самолета разбирается.

— А если люди захотят наказать авиакомпанию?

— Мы говорим: если у вас есть цель наказать "Сибирь", то мы поможем. Но многие клиенты уже сейчас говорят: давайте сначала закончим дело в американском суде. А потом коллективным иском выступим против "Сибири", — сообщает мнение клиентов Буянов.

Кстати, участие российской стороны в процессе многие родственники погибших вообще считают нежелательным.

Сегодня американская компания наняла психологов (люди должны быть в нормальной психологической форме) — по собственной инициативе. Адвокаты говорят, что клиентам это ничего не будет стоить. Еще они пытаются выйти с инициативой поставить памятник погибшим. Непонятно только, какую роль это должно сыграть на процессе.

Метки:
baikalpress_id:  6 106