Иркутянка не может вернуть двухгодовалого сына

Биологический отец ребенка, строитель-таджик, увез малыша в Таджикистан

Четвертый месяц 25-летняя иркутянка Елена Одинцова пытается вернуть ребенка домой. Гражданский муж обещал вернуться и привезти малыша. До сих пор свое обещание он не выполнил. Правоохранительные органы помочь ей не могут — сама отдала, сама должна и забрать.

Увез ребенка показать бабушке

Мухамед Мирзоев приехал в Иркутск из Душанбе около семи лет назад. Дома у него остались мать, брат и несколько сестер. Молодой человек устроился работать строителем.

Три года назад он познакомился с Еленой, они жили неподалеку друг от друга. Вскоре взаимная симпатия переросла в любовь, и молодые стали жить вместе в гражданском браке. Елена сирота, поэтому никаких препятствий к такому сожительству не было.

Через девять месяцев у них родился малыш Рустам, который стал всеобщим любимцем. По словам Елены, мальчик с рождения был крепеньким, очень быстро развивался, с девяти месяцев стал ходить, а в два года уже вполне доступно мог объяснить, чего ему хочется. Больше всего он любил фотографироваться, поэтому у Елены очень много фотографий сына.

В последнее время молодые стали часто ссориться из-за бытовых мелочей, но, тем не менее, жили вместе. О том, чтобы расстаться, речи не было. В декабре Мухамед решил съездить домой — проведать родных и показать им сына.

— Он клялся и божился, что вернется и привезет малыша, — рассказывает Елена. — Говорил, что соскучился по дому, мама очень болеет, хочет видеть внука. Мы составили у нотариуса доверенность на вывоз ребенка за границу.

Никаких подозрений или предчувствий беды у Елены не было. Ребенок был записан на нее, по документам Елена числилась матерью-одиночкой. У Мухамеда прав на ребенка нет. Потом, после случившегося, ее осенило: надо было задуматься раньше. Ведь до того, как Мухамед решил свозить малыша к бабушке, приезжал его брат и тоже просил ребенка. Рустаму тогда было почти восемь месяцев. Елена не отдала сына родственнику мужа. Но в Мухамеде она была уверена — как-никак родной отец. В возвращении его она не сомневалась.

15 января отец с сыном полетели в Душанбе, а 16-го Рустаму исполнилось два годика. В январе Мухамед позвонил три раза, после чего звонки прекратились, Елена звонила сама.

Ребенка отец должен был вернуть к маю. Однако за день до этого он позвонил и сказал, что не вернется.

Мальчик забывает русский язык

Женщина забила тревогу. Первым делом она обратилась в Свердловскую прокуратуру. Однако там отреагировали не так, как ожидала Елена. Ей прямо указали на то, что она сама отпустила ребенка, поэтому они ей помочь ничем не могут. Тем не менее работники прокуратуры связались с гражданским мужем девушки, после чего от него пришла телеграмма. Мухамед телеграфировал, что у него возникли некоторые проблемы, но он вернет ребенка матери до 20 июня. Очередное обещание он также не выполнил.

— После того как пришла телеграмма, Мухамед позвонил. Лены дома не было, и с ним разговаривала я. Он просил найти ему в Иркутске квартиру, вроде как собирался вернуться, — рассказывает Анна Корытова, близкая подруга Лены.

Однако решение свое таджик изменил быстро. Он позвонил Елене и сказал, что ему нет дела до прокуратуры и что Лена может жаловаться куда хочет. Ребенка матери он вернуть отказался. И прекратил всякие контакты.

Заявление Лены в областную прокуратуру также не принесло результатов, ей порекомендовали обратиться в районный суд Иркутска.

Елена регулярно звонит в Душанбе. Родственники Мухамеда на звонки Елены отвечают, что ее гражданский муж уехал в Москву на заработки, когда вернется, не знают. А за сыном Лена пусть приезжает сама, они не смогут ей его привезти, поскольку у них нет денег. Поговорить с ребенком они ей тоже сейчас не дают, отговариваются тем, что он либо гуляет, либо спит.

У Елены тоже нет денег на дорогу, она сирота, из родных у нее только одна сестра с мужем и ребенком. Но они не могут помочь ей деньгами. Проезд на самолете только в одну сторону стоит 11 тыс. рублей. Кроме того, женщина не может сделать загранпаспорт, так как эта процедура очень долгая. Где найти денег, она не знает. Юрист, к которому ей посоветовали обратиться, направил запросы в МИД России, посольство Таджикистана в России, пока ответов нет.

На днях Елене позвонил друг Мухамеда, просил его номер телефона. Оказалось, что мужчина занял у друзей деньги на дорогу, обещал вернуть и исчез. Друзья гражданского мужа уверяют девушку, что Мухамед не вернется.

— Мне многие говорят: если бы была девочка, то он бы, возможно, вернул, а мальчиков они не возвращают, — с горечью говорит Елена. — У них другая страна, другие законы. Я никогда не слышала, чтобы детей вот так увозили за рубеж. Если бы знала, конечно, не отпустила бы ни за что.

Единственное, что осталось у Елены, — это только фотографии, даже поговорить с ребенком по телефону она не может. Когда женщине все же изредка удавалось поговорить с малышом, она с ужасом обнаруживала, что перестает его понимать — мальчик забывает русский язык. Его учат теперь таджикскому.

— Сейчас он больше говорит на их языке. Меньше по-русски. Я хочу быстрее забрать его оттуда, чтобы переучить. Тем более сейчас, когда Мухамед на заработках. Только не знаю, что делать, где взять денег.

Племянник Елены Миша тоже скучает по Рустаму. Они с рождения последнего были вместе, купались, играли. Мише четыре года, он постоянно спрашивает, когда приедет Рустам, и не верит, что он может не вернуться, каждый день ожидает его приезда. На вопрос, где Рустам, пожимает плечами, молчит.

Как Елене вернуть ребенка?

Елена считает, что через суды она не вернет ребенка, нужно ехать самой.

Как нам сообщила юрисконсульт Ольга Батура, самый простой вариант в положении Елены — это, конечно, в самые короткие сроки съездить забрать ребенка и сразу же вернуться обратно.

— В данной ситуации судиться сложно, поскольку Елена сама отдала ребенка отцу, это только затягивание времени; пока женщина будет судиться, мальчик может ее забыть. Поскольку Мухамед юридически не является его отцом, у Елены есть все права забрать сына, никто не может ей в этом воспрепятствовать. Получается, что она едет в Таджикистан за своим ребенком. Главное — забрать его в самые короткие сроки. При необходимости можно обратиться в наше представительство в Таджикистане, они должны оказать содействие.

В комиссии по правам человека при губернаторе Иркутской области пояснили, что в случае с Еленой вступает в силу статья 126 УК ("Похищение человека"), ч. 2 (пункт о преступлении, совершенном в отношении заведомо несовершеннолетнего). Срок по этой статье — от 6 до 15 лет.

Инна Косенко, главный специалист, говорит, что Елена должна написать заявление в прокуратуру района.

— Потом документы уйдут в прокуратуру области. Уже оттуда должен уйти запрос в прокуратуру Таджикистана. Тамошние правоохранительные органы должны принять меры, чтоб задержать этого человека, ведь похищение — тяжкое преступление. Что касается момента добровольной отдачи матерью ребенка, то договор между Еленой и Мухамедом закончился, потерял силу. Получается, что мужчина незаконно удерживает ребенка. Власти Таджикистана должны либо депортировать его в Росиию, либо Елена или ее законный представитель должны прибыть в Таджикистан для участия в уголовном процессе. Если она не может выехать, то должна представить ходатайство о том, чтобы дело рассматривалось без нее. Такова процедура.

P.S. Редакция будет следить за судьбой Елены и ее сына. Данную статью просим считать заявлением в прокуратуру.

Метки:
baikalpress_id:  19 775