Как иркутские археологи определили возраст скелета?

В газете "СМ Номер один" от 2 марта 2006 года журналист М.Цветкова сообщила: "Первый скелет нашел у деревни Каменки знакомый Семена Нефедьева (географа, основателя музея)".

На самом деле этот не полностью сохранившийся скелет принес в Каменский музей ученик 8-го класса в августе 1984 года, Эдуард Лемещенко. У скелета, частично размытого волнами Ангары, лежали обломки керамического сосуда, костяной гарпун, тесло из аргиллита, кремневый нож, два костяных наконечника (возможно стрелы, возможно дротика). Умерший был похоронен головой на юго-восток. Чуть подальше от черепа лежал нефритовый диск с отверстием темно-зеленого цвета.

Будучи в Каменке, археолог пединститута Г.М.Георгиевская, осматривая кости умершего, ничего не сказала об их возрасте. А инвентарь определила: тесло — серовской, гарпун — китойской, сосуд — исаковской, диск — глазковской культур.

До Великой Отечественной войны археолог А.П.Окладников расчленил неолит (новокаменный век) на разновременные культурно-стратиграфические комплексы: исаковский, серовский, китойский, глазковский (медно-бронзовый).

Археолог М.М.Герасимов считал, что на первую ступень развития неолита надо поставить китойскую стадию.

Еще недавно иркутские археологи подтвердили точку зрения М.М.Герасимова, но не отказывались от разновременного развития неолита. Перед смертью А.П.Окладников заметил, что в условиях бродячей жизни одновременно в восточно-сибирской тайге существовали и китойцы, и исаковцы, и серовцы.

И нет ничего удивительного, что в захоронении, найденном Э.Лемещенко, гарпун китойский, тесло серовское, сосуд исаковский. Разве не было хозяйственно-культурных связей между различными родами и племенами неолитян?

Ученики Э.Лемещенко и А.Вязьмин нашли в размываемом усть-илимском могильнике составные крючки, каких на Ангаре до 1985 года никто из археологов не находил. Такие крючки с набалдашниками на стерженьке А.П.Окладников назвал только локальными, верхоленского типа.

В знак благодарности за помощь каменским краеведам я передал скелет и инвентарь в хомутовский музей, С.Е.Нефедьеву, в 1986 году. К этому времени мы спасли инвентарь 14 захоронений неолита и бронзы. Не наша вина в том, что Ангара размыла эти захоронения в основном весной и летом 1986 года. Археолог В.И.Базалийский был предупрежден об этом ранней весной.

Летом 1986 года мы уехали во всероссийский лагерь юных археологов. Вязьмин и Лесин подобрали летом значительное число артефактов, часть из них Вязьмин сдал в музей, а большинство было изъято у них боханскими милиционерами. Значительное количество инвентаря погребений ушло на дно Ангары, нефритовый диск мог случайно остаться от размытого погребенья медно-бронзового века (глазковская культура), и по неопытности Э.Лемещенко отнес его к неолитическому захоронению.

Теперь по существу. Как определили иркутские археологи, что наш скелет 20—30-х годов XX века? По С-14 (изотоп углерода с атомным весом 14)? Или просто на глаз? В.И.Базалийский увез из Каменки около 70 скелетов с инвентарем. Ясно, что без артефактов наш скелет им не нужен, пригодился для сенсационной информации. Странным выглядит и утверждение хомутовских учителей о влиянии скелетов на психику детей. Как будто они не смотрят фильмы ужасов и не рассказывают друг другу сказки с ужасными персонажами.

Допустим, что Э.Лемещенко схитрил. Как-никак почет и слава... Юный археолог... Удивительного в этом нет, немало в мире мистификаторов и зрелого возраста. Но он и сейчас утверждает, что это захоронение исаковско-серовской культуры. Никакого русского или бурятского погребения не видел.

Да и у некоторых иркутских археологов наблюдается склонность, не изучив экспонат, объявлять его подделкой.

Загрузка...