Пенсия душевнобольной стала причиной раздора

Жительницу Черемхово, приютившую у себя бездомную, считают рабовладелицей. Но таких, как она, в Черемхово много

События, из которых выросла эта история, начались еще в незапамятные времена. Сначала черемховская семья Емельяновых — муж, психически больная жена Надежда и сын-инвалид без одной ноги — лишилась дома. Дом их сгорел. И после пожара несколько дней Емельяновы жили на пепелище. Дело было зимой, и в итоге их отвезли в больницу с обморожениями. Потеря жилища разделила семью. Муж Борис и сын Женя пошли бродяжничать. Надежду Емельянову приютила жительница окраины Черемхово (в народе эту окраину именуют Водогон) Людмила Колесниченко. Некоторые жители Водогона, а также работники милиции считают, что кров несчастной женщине Людмила предоставила отнюдь не из-за человеколюбивых побуждений, а из-за пенсии по инвалидности. Сейчас даже идет проверка, действительно ли Колесниченко удерживает душевнобольную насильно, не кормит, заставляет батрачить и забирает всю пенсию.

Заставляли искать еду на помойке

Мы отправились в Черемхово с тем, чтобы разыскать Надежду Емельянову, которая, по сообщениям очевидцев, а с их легкой руки и прессы, живет в рабстве.

В поисках нужной улицы мы долго петляли по чавкающим грязью дорогам окраины Черемхово. На Сафроновской ветхие дома чередуются с заросшими пустырями. Но в унылую картину заброшенности не вписываются несколько отремонтированных домиков с добротными воротами.

В одном из таких домов и живет "рабовладелица" Людмила Колесниченко. Застать ее дома нам не удалось. Но дочь Людмилы охотно поговорила с нами. Она привела живущую на "хозяйском дворе" Надежду Емельянову.

Вид Надежды нас не поразил запущенностью. Совсем наоборот. В чистом шерстяном платьице, подстриженная, умытая, далеко не изможденная на вид Надежда совсем не производит впечатление рабыни.

— Хорошо я живу, — говорит Надежда, — ничего не делаю, телевизор смотрю и за воротами иногда гуляю. Где муж с сыном, я не знаю. Да и не хочу знать, они плохо со мной обходились.

Отчего сгорел дом, Надежда не знает — то ли подожгли, то ли загорелась проводка. После пожара семье Емельяновых просто некуда было пойти, так и остались лютой зимой жить на пепелище. Разведенный костер согревал плохо, Емельяновы пытались согреться изнутри. Безнадежность положения стимулировала тягу к алкоголю. Сердобольные соседи, видя, что Емельяновы с каждым днем замерзают все больше, вызвали скорую.

Подлечившись в Черемховской центральной районной больнице, семья направилась к своим братьям и сестрам по несчастью — на свалку. Надежда получала пенсию по инвалидности, которую Емельяновы тратили на алкоголь и закуску. Деньги заканчивались быстро, а есть хотелось каждый день. На поиски пищи обычно отправляли безропотную Надежду, а чтобы та не упиралась, отец и сын обычно присовокупляли к словесным требованиям кулаки. Однажды женщина не выдержала и сбежала от своих тиранов.

Для развлечения — бутылочка "Жигулевского"

За судьбой Надежды Емельяновой следила ее соседка по улице — Людмила Колесниченко. Надежда призналась Людмиле, что жить так больше не может и хочет уехать к родственникам в Усть-Илимск. Людмила помогла ей купить билеты. От родственников Надежда вернулась быстро, без денег и документов. На вопрос, куда исчезло все ее имущество, Надежда не смогла дать вразумительного ответа. Восстановив документы, она поселилась у Людмилы.

Мы попросили Надежду показать нам, где она живет. По утверждению соседей, "квартировала" несчастная женщина в коровнике вместе со скотом. Мы действительно зашли в коровник, однако прошли мимо стойла. Надежда открыла дверь, и мы оказались в небольшой комнате с маленькой печкой-буржуйкой.

— Это часть коровника? — спросили мы дочь Людмилы.

— Это наша баня! — отвечает она.

— Что-то для бани здесь не очень чисто, да и навозом попахивает.

— Так ведь мы теперь здесь не моемся, здесь же Надя живет.

Постель Нади состоит из матраса, накинутого на банный полок, одеяла с торчащими кусками ваты и старой искусственной шубы. Какое бы то ни было постельное белье, как, впрочем, и подушка, отсутствовало. Рядом — столик с маленьким черно-белым телевизором.

Решив, что Надежда не будет слишком откровенничать при хозяевах, мы попросили дочь Людмилы оставить нас с ней наедине.

— Надежда, вас здесь не обижают?

— Ни разу ничего плохого не сделали.

— А развлечения какие-то у вас здесь имеются? Скучно же целый день просто так сидеть.

— Когда Люда мою пенсию получает, то бутылочку пива мне покупает, "Жигулевского".

Бомжевладелица или благотворительница?

Многие соседи Людмилу осуждают и называют ее рабовладелицей. Черемховским РОВД по факту незаконного задержания человека проводится проверка. Некоторые жители улицы Сафроновской, знающие Людмилу, считают, что приняла она Надежду Емельянову только из-за пенсии. Пенсию за Надежду, как мы поняли, действительно получает Людмила.

Но мы подумали, что, поскольку у Надежды нет крыши над головой, а лазить по помойкам, доставая объедки для мужа и сына, не самое приятное занятие, то жизнь, пусть даже в коровнике, у Колесниченко, в тепле и при телевизоре — не самый худший вариант.

Государство о Надежде как-то не вспоминает. А если и вспомнит, то пенсию свою Надежда в доме инвалидов тоже вряд ли увидит.

Кстати, существует другая версия детективной истории с участием душевнобольной бездомной женщины. Родственники Людмилы Колесниченко утверждают, что женщина-милиционер, сотрудник группы розыска, преследует в этом деле свою корысть. Они говорят, что в свое время, курируя семью бездомных Емельяновых и получая за Надежду ее пенсию, милиционерша удерживала большую часть пенсии инвалидов — матери и сына. Все, что доставалось бомжующим погорельцам, — палка колбасы и бутылка водки.

Кстати говоря, Борис и Евгений Емельяновы тоже не остались на улице. Женю приютила семья в поселке Первая Шахта. А Борис живет неподалеку от своей жены. В качестве рабочей силы его взял к себе местный житель по фамилии Пирогов.

— Позвал я Бориса к себе, когда тот скитался по свалке, — — говорит Пирогов. — Отмыл, одел, обул. Хозяйство у меня большое, вот он и управляется, сено косит. Я кормлю его за это. А спит он в коридоре на матрасе.

В просьбе показать нам Бориса Пирогов не отказал и провел во двор — с овцами, гусями, телятами и злой собакой. Тут же — мужчина в тельняшке.

— Вы Борис?

— Вообще-то Анатолием звали с рождения.

— Вы тоже тут живете?

— А что мне делать? — с вызовом отвечает Анатолий. — Пришел с тюрьмы, дом сгорел, родных нет.

Свой хлеб Анатолию и Борису приходится отрабатывать. Мужчины, которых Пирогов пригласил к себе со свалки, — работники не слишком дисциплинированные.

— Как с пьянством у вас тут дела обстоят?

— С этим у меня строго, — говорит фермер, — они знают — случись что-нибудь подобное, отправятся назад бомжевать.

Поговорить с Борисом так и не удалось — он от нас почему-то прятался. Но, отъезжая от дома Пирогова, мы заметили, как из калитки опасливо высунулся бородатый мужчина — то ли Борис, то ли еще какой потерявшийся в жизни работник фермера Пирогова.

Поскольку Людмила Колесниченко оказалась не одной такой, кто приютил бомжей со свалки, то у нас возникает вопрос: почему именно она стала объектом преследования? Почему именно ею заинтересовались сотрудники милиции? К сожалению, тот человек, который затеял это разбирательство, сейчас в отпуске. Но как только представится возможность, мы продолжим эту тему.

Метки:
baikalpress_id:  19 680