В Омске пропал солдат-срочник из Черемхово

Игоря Хуснутдинова не могут найти уже месяц. Хотя его постоянно видят возле части

В начале июля из военной части, обслуживающей Омский танковый институт, исчез 21-летний солдат-срочник Игорь Хуснутдинов, уроженец Черемхово. В этой истории по сей день остается много неясного. Ни родственники Игоря Хуснутдинова, ни военное начальство не могут объяснить, почему молодой человек покинул часть и не уходит далеко от нее.

Призывник скрыл серьезное заболевание

Игорь рос мальчиком спокойным и бесконфликтным. До призыва в армию он успел окончить училище № 9 г. Черемхово и около года отработать на Черемховском угольном разрезе монтажником. По словам родственников, повестку Игорь воспринял с радостью и косить от службы не собирался.

Стремление служить было настолько велико, что однажды он даже приказал матери не предоставлять в военкомат выписку из областной больницы, где он лежал в 2004 году со сложным заболеванием. По словам Надежды Поповой, мамы Игоря, заболевание было схоже с анемией. Два года назад Игорь стал неважно себя чувствовать, из носа буквально сгустками шла кровь, и остановить ее самостоятельно было невозможно. Не помогли молодому человеку и в Черемховской больнице. Спасти Игоря могли только опытные специалисты, и родственники решили отправить молодого человека в Иркутск, в областную больницу.

Поправив здоровье, Игорь отправился домой. Забирать выписку из больницы он не хотел, полагая, что заболевание в будущем может стать препятствием для признания его годным к военной службе. Мать Игоря, будучи другого мнения, предусмотрительно забрала документы из больницы, посчитав, что они помогут защитить слабого здоровьем сына от призыва.

Повестка пришла Игорю поздней осенью 2005 года. Игорь тогда строго-настрого приказал матери скрыть от военкомата нежелательную для него выписку. Мать спорить не стала.

Ольга Демина, тетя Игоря, вспоминает его проводины, которые пришлись на 30 ноября:

— За столом были только мальчишки, его друзья, ни одной девчонки. Наш Игорь — мальчик стеснительный. Мы ему говорили: "Какая тебе служба, с твоим-то характером и здоровьем". Он никого не слушал.

На следующий день, 1 декабря, Игоря отправили в читинскую учебку.

У солдата все было хорошо

Игорь Хуснутдинов прослужил в 212-м читинском окружном учебном центре полгода. По словам Ольги Деминой, он прислал домой только одно письмо. Писал, что все у него хорошо, ни на что не жаловался. Позже стало известно, что Игорь целый месяц пролежал в Читинском военном госпитале. По словам родственников, скорее всего, причиной госпитализации послужило заболевание ног, называемое в народе суховеем.

После положенных шести месяцев в учебке Игоря вместе с двумя сослуживцами для прохождения дальнейшей службы направили в Омск, в военную часть, обслуживающую танковый институт.

Надежде Поповой за все время службы удалось увидеть сына только однажды, когда он проездом из Читы в Омск остановился на станции Черемхово. "Это было в мае этого года. Стоянка у нас маленькая, всего несколько минут, — вспоминает встречу мама Игоря. Я передала ему кое-какие овощи, как следует поговорить времени не было".

Из Омска Игорь писал домой дважды за неполные два месяца (за полгода службы в Чите родственники получили от солдата только одно письмо). Так как у Хуснутдиновых нет домашнего телефона, связь держали через сотовые. На мобильник сестры Лены Игорь изредка звонил с телефона сослуживца, солдата второго года службы, с которым подружился в военной части.

В письмах солдат рассказывал о своем быте, сообщал, что его повысили в должности, доверив склад с ГСМ. Руководство оценило его ответственность и прилежность. По словам тети Игоря, в письмах племянник лишь один раз пожаловался, написав, что им ежемесячно выдают по 400 рублей, при этом 300 забирают на нужды роты. На руках оставались жалкие 100 рублей.

Сын только раз попросил у матери 500 рублей. По словам сослуживца Игоря, они так и остались лежать в тумбочке после его исчезновения.

Сбежали трое солдат

Об уходе Игоря Хуснутдинова из части родственникам сообщил тот самый сослуживец, приятель Игоря, с телефона которого юноша звонил домой.

— Он сказал, что Игорь просто ушел, никому ничего не сказав, — вспоминает Лена Хуснутдинова, сестра пропавшего солдата.

— Я побоялась расстраивать маму и сказала ей о случившемся только на следующий день.

Позже Елене позвонили из части, где служил Игорь, и настоятельно просили родственников приехать в Омск. Собрав последние сбережения, Надежда с дочерью отправились на поиски исчезнувшего сына и брата. Прибыли в омскую часть они в минувшее воскресенье.

Нам удалось связаться с ними в Омске. Родные Игоря рассказали, что остановились в военном городке в 10 км от Омска. Вместе с майором Тарасом Ивахненко, заместителем командира батальона по воспитательной работе, и другими руководителями части они прочесывают окрестности. У командного состава, как оказалась, есть все основания полагать, что сбежавший солдат находится вблизи части. По словам Надежды Поповой, Игоря видели люди в нескольких местах военного городка. Причем солдат, похоже, не особенно скрывался, посещал близлежащие кафе.

При наличии такой информации, казалось бы, найти сбежавшего солдата не составляет особого труда. Однако он до сих пор не найден. Мы поинтересовались результатами поисков у майора Ивахненко. Его ответ был лаконичен: "Ищем".

Совершенно случайно нам удалось узнать, что солдат ушло трое. Это же нам подтвердили и родственники Игоря. Но в одно ли время они ушли, были ли они товарищами, неизвестно. Ничего внятного командный состав части по поводу исчезновения двух других солдат пояснить не смог.

Солдат не уходит далеко от части

Родственники Игоря склонны думать, что солдат мог пострадать от доверия командного состава к своей персоне. "Солдаты в деньгах не купались, — предполагают близкие Хуснутдинова, — поэтому они могли промышлять воровством горюче-смазочных материалов и сбывать украденное на стороне. Игорь в силу своей ответственности и принципиальности мог воришкам помешать".

Если события развивались подобным образом, то можно предположить, что сослуживцы, которым принципиальность Хуснутдинова пришлась не по нраву, решили его проучить. Игорь мог, конечно, не говорить родным о сложной ситуации. Но не видеть, что происходит с товарищем, не мог его сослуживец, с которым они были в близких отношениях. Учитывая то, что он первым сообщил родным об уходе Игоря из части, можно предположить, то он обязательно сказал бы родственникам о неприятностях Хуснутдинова. Но он этого не сделал.

Близкие Игоря также склонны думать, что в части, возможно, что-то происходило, раз ее покинули сразу трое солдат. Один из трех "гуляк" совсем недавно объявился в расположении своей части и теперь переведен в другую. Об этом узнала Надежда Попова по прибытии в Омск.

С момента ухода Игоря прошел месяц, а он до сих пор не пытался связаться с родными. Куда он намеревался идти, на что сейчас существует и что намерен делать — вот круг вопросов, которые волнуют родственников и командиров части. Военная прокуратура, которая занимается делом пропавшего Игоря Хуснутдинова, пока от комментариев воздерживается. Объяснить свой поступок сможет сам Игорь, когда найдется. В том, что он найдется, что он жив, родственники не сомневаются.

Метки:
baikalpress_id:  19 320