Иркутян завлекают в секту чистой любовью

Сан Мен Мун обещает своим адептам крепкие семьи. В результате люди остаются без семьи, без детей и всю жизнь попрошайничают на улицах

"Девушка (юноша), вы хотите чистой любви?" — с таким вопросом пристают к народу на улицах Иркутска последователи Сан Мен Муна, или просто муниты.
Заинтригованные откровенностью, которая таится в этой милой фразе, иркутяне вступают в беседу, и, если мунитам удается завлечь жертву в свои сети, на человеке, который к ним попал, можно поставить крест. Муниты бросают семьи, работу, расстаются с друзьями и всю жизнь попрошайничают на улицах, чтобы их учителю Сан Мен Муну жилось хорошо.
В 2001 году в Иркутске решением Октябрьского районного суда была запрещена деятельность Ассоциации святого духа за объединение мирового христианства — мунитской организации. Однако адепты этой секты даже и не думали прекращать заниматься прозелитизмом (вовлечением в свои ряды). Уже тогда в Иркутске существовала общественная организация "Женщины за мир во всем мире", и они стали работать под ее эгидой. Организация была зарегистрирована в 1996 году и существует по сей день.

Знакомство с мунитами

Светлана (имя изменено) всегда была несколько замкнутой девушкой. Во время учебы в иркутском нархозе она любила посещать всевозможные семинары, чтобы хоть как-то расширить свой круг общения. Однажды в плохом настроении Света шла по центру Иркутска и встретила парня с девушкой, которые обратились к ней с вопросом: "Как вы относитесь к чистой любви?" Светлана ответила, что относится положительно, и тут же поняла, что обратившуюся к ней девушку она уже видела — встречались на семинаре "Искусство жизни". Светлана также вспомнила, что у этой девушки есть подруга — однокурсница Светланы, отличница. Раньше Света опасалась вступать в беседы на улицах, но в данном случае ее страх куда-то испарился. Однокурсница-отличница не могла заниматься ничем плохим, по крайней мере так думала Светлана.

Света приняла приглашение молодых людей прийти к ним в гости. Квартира, в которой тогда, в 1998 году, собирались муниты, находилась в самом центре города.

Девушку напоили чаем с печеньем, прочитали лекцию о любви и идеальной семье. Душевная обстановка, царящая в этой квартире, Светлане очень понравилась. Она стала постоянно посещать лекции и слушала их целый месяц, пока не настал черед уроков о Сан Мен Муне.

— Меня это сразу оттолкнуло, — вспоминает Светлана. — Я увидела Муна на фотографиях, посмотрела фильм о нем, и этот человек показался мне очень некрасивым. Мессию я себе представляла совсем не так.

Однако девушка не прекратила посещать мунитские собрания — нравилась компания людей, с которыми она там встречалась. Среди них было много студентов нархоза, политеха, других вузов. Регулярно приезжали братья и сестры из Улан-Удэ. Лекции шли каждый день, и все слушатели жили в одной квартире — походы домой не приветствовались.

После курса лекций Светлана стала считаться просвещенной и должна была начать заниматься фанрезингом — сбором средств.

Попрошайки

Следует отметить, что деньги муниты добывают обманом. Покупают в магазинах открытки, брелоки и гравюры, а потом носятся с ними по улицам города и пристают к прохожим. Муниты рассказывают людям, что они читают лекции о СПИДе, о вреде наркомании и табакокурения, и если купить у них открытку, то средства пойдут на столь необходимые современной молодежи лекции о здоровом образе жизни.

Купленную в магазинах продукцию муниты продают прохожим по завышенной цене. Все вырученные деньги отдавали центральной личности — в конце 90-х в Иркутске это был Яспир Хендрикс.

За все время нахождения в мунитских сетях Светлана ни разу не слышала, чтобы кто-то действительно читал лекции для студентов и школьников о здоровом образе жизни. Вырученные от фанрезинга средства шли на содержание самих мунитов — на питание, поездки по городам страны и за границу, а также Сан Мен Муну. Его последователи, разбросанные по всему миру, попрошайничают на улицах, чтобы увеличивать благосостояние корейского мессии.

Те, кто "фанрезит" на благо Муна, обманщиками себя не считают. На лекциях мунитам постоянно внушают, что люди, которые у них покупают открытки и брелоки, делают пожертвования Богу, а значит, их ждет спасение. Молодых людей призывали "фанрезить" больше, чтобы спасти большее количество людей. Иркутским попрошайкам говорили, что в Москве, мол, есть такие топ-фанрейзеры, которые в день делают кучу денег, и к этому нужно стремиться.

Преуспевающие в фанрезинге и продолжающие посещать курсы лекций могут уже заниматься свидетельствованием, то есть привлечением в секту новых членов. У Светланы, например, это получалось не очень.

— Свидетельствовать трудно. Можно с утра до ночи ходить и только одного человека пригласить, а можно и вообще никого не найти, — рассказывает девушка.

Несмотря на некоторые неудачи Светлана не унывала. Ей нравилось, что "Церковь объединения Муна" дает возможность путешествовать по разным городам, а перспектива пожить в Америке, о которой все так много говорили, вообще не давала покоя.

Быт

Девушка стал все больше отдаляться от своей семьи, жила в квартире вместе с другими мунитами. В основном это были приезжие студенты, которым не нравился быт общежитий. Из трех комнат одна была братской, вторая сестринской, а третья — молельный зал с алтарем (с фотографиями истинных родителей — Муна и его жены).

Спали на полу, в спальных мешках. Питались три раза в день, но очень скромно. Назначался завхоз, который готовил еду. Зубная паста была одна на всех, имелась и общая одежда. Собственных денег муниты не имели — все, что "нафанрезили", отдавали центральной личности. Если у кого-то совсем прохудилась обувь и не в чем было выйти на улицу — обращались к центральной личности, которая выделяла средства на приобретение обуви исходя из заслуг своего подопечного.

Смотреть телевизор не поощрялось. По выходным можно было пользоваться видеомагнитофоном, но фильмы должны были быть без постельных сцен.

Каждый день муниты читали "Божественный принцип" — свою библию. В книге говорится, что история развивается по спирали и настал момент возвращения мессии — Сан Мен Муна.

Когда у члена церкви что-то не получалось и требовалось исправить недостаток, он назначал себе голодание — самое малое 40 часов, потом три дня, а один раз нужно было обязательно проголодать неделю (разрешалось только пить воду). Семидневное голодание особо было необходимо перед благословлением, когда Мун подбирает пару — супруга или супругу.

Недельное голодание Светлана еле вынесла. Ей было очень плохо. Потом девушка сфотографировалось, сдала анализ на СПИД и отдала все это центральной личности. Личность якобы передала всю информацию Муну, а он вскоре подобрал Светлане пару.

Света была рада, потому что девушек в церкви гораздо больше, чем мужчин, и часто слабому полу пар не хватало. Супруг, избранный для Светы Муном, жил в Ульяновске, и девушка отправилась туда. В Ульяновске у мунитов был огромный зал, и там проходила церемония святого вина: все присутствующие пили вино, в котором символически присутствовала кровь Муна. После этой церемонии Мун и его жена считаются истинными родителями, и членам секты внушается, что они гораздо важнее родителей физических.

Свадьба

Через несколько дней в том же зале собралось около 20 пар — все девушки в свадебных платьях, мужчины в костюмах... Светлана с супругом обменялись серебряными кольцами — вроде бы поженились.

Однако у мунитов есть такое правило: со дня вот этого самого бракосочетания супруги не должны прикасаться друг к другу три года. По истечении срока, проверив будто бы чувства, муниты могут начинать семейную жизнь. Но бывают ли от этого дети, Света не знает, точнее сомневается. Обычно к этому времени члены секты становятся абсолютно больными людьми, так как обращение к врачам не приветствуется, а постоянные голодания и бесконечные фанрезинги доводят адептов Муна до полного измождения.

Кроме того, по словам Светланы, членам объединения нельзя жить половой жизнью, да и вообще в церковь желательно приходить девственниками и девственницами. Кто пришел с утраченной невинностью — пишет раскаяние и отдает бумагу центральной личности.

Членов секты постоянно учат обуздывать возникающие плотские желания. Рецепт от порочных страстей таков: много работать, больше двигаться или голодать. Для чего адептов Муна проверяют на СПИД, неизвестно.

Светлана колесила по всей стране, жила даже в Казахстане и грезила Америкой. Но счастья "фанрезить" в США нужно было добиваться огромным трудом. Кто добивался — получал возможность попрошайничать в штатах. Если эти "успешные" люди не знали языка, то ходили с заготовленными плакатами.

Как ни странно, уйти из секты Светлане помог ее избранный Муном супруг. Он изначально относился ко всему происходящему в церкви как к полному бреду — просто молодой человек скрывался от определенных обстоятельств, а поездки по всей стране и проживание на разных квартирах ему в этом помогали.

Вопросы к церкви стали появляться и у самой Светы. "Почему Сан Мен Мун, способный подобрать идеальную пару, женат уже в четвертый раз?" — интересовалась девушка. Но ни одна центральная личность не ответила на ее вопрос.

Кроме того, ее знакомых девушек выбранные Муном супруги постоянно бросали. Причем одна подавала на благословление девять раз — то есть Мун девять раз подбирал ей идеальную пару. А ведь за каждое благословление дети Муна должны были расплачиваться — минимальная сумма была 500 долларов, и эти деньги требовалось отработать.

Потерянные годы и болезнь

Светлана провела в "Церкви объединения" около трех лет и сейчас считает эти годы потерянными. Она нигде не работала, утратила квалификацию и теперь не может устроиться по специальности, а ведь у нее высшее бухгалтерское образование.

К тому же все эти годы, проведенные в церкви, девушка не обращалась к врачам, не думала о своем здоровье. Когда Света вернулась к нормальной жизни и пошла по докторам, у нее обнаружили туберкулез.

Знакомые Светланы, окончившие вузы с красными дипломами, до сих пор нигде не работают — попрошайничают, как нищие. И не для себя — для Муна. Света с ними больше не общается — уход из церкви считается большим грехом, и, встретившись с бывшими сестрами, девушка рискует навлечь на себя бурю негодования.

Иркутянка вытащила из секты дочь и ее избранника

Иркутянка Мария Степановна (имя изменено) вырастила очень умную и активную дочь. Но тяга девушки к знаниям, ко всему новому и необычному сыграла с ней злую шутку. После окончания вуза девушка должна была ехать в Москву поступать в аспирантуру, но незадолго до этого она случайно встретила молодых людей, которые предложили ей послушать лекции о вреде пьянства и наркомании.

Екатерина (назовем ее так) согласилась и стала посещать лекции. Ходила на занятия целых два месяца и даже не подозревала, что попала к мунитам. Тогда, в 1997 году, муниты представлялись федерацией семей, и девушка искренне верила в то, что деятельность этой организации является миротворческой.

Самое страшное в жизни матери Катерины началось с отъездом дочки в Москву, когда девушка отправилась поступать в аспирантуру.

— На вокзал ее пришла проводить какая-то странная девочка. Я поняла, что она из этой организации, — вспоминает Мария Степановна. — Девочка снабдила Катю какими-то адресами, телефонами, чтобы она уже в Москве продолжила посещать лекции. Через некоторое время я прочитала статью о мунитах и поняла, куда попала моя дочь. Я звонила, пыталась ей все объяснить, наговаривала по межгороду огромные суммы, но моего ребенка уже как будто подменили. Тогда я приняла решение ехать в столицу.

В Москву Мария Степановна прибыла уже вооруженная знаниями о секте Муна и была готова бороться за дочь любыми методами. Какого же было удивление матери, когда, приехав в столицу, она узнала, что дочь уже благословили и Мун выбрал ей супруга, парня из Владимира.

Решив бороться до конца, женщина написала обращение в Генпрокуратуру, затем отправилась в Госдуму, где ей посоветовали посетить комитет по защите молодежи. Мария Степановна привела дочь на собрание комитета, где Катя своими глазами увидела, какими могут быть последствия пребывания в секте Муна, — одна из матерей пришла туда с дочкой, которая находилась в "Церкви объединения" с 17 лет и стала невменяемой.

Потом Мария Степановна водила Катерину в православную церковь и к известному сектоведу Александру Дворкину. После проведенных бесед девушка стала понимать, что оставаться в "Церкви объединения" ей больше нельзя. Однако парень из Владимира, выбранный для нее Муном, девушке искренне нравился, и она решила вытащить из секты и его.

— Мы с дочкой пришли на лекции, чтобы забрать Володю. Он попросил разрешения у центральной личности, и его ненадолго отпустили. Сели в кафе, разложили литературу, все ему объяснили, и парень, как ни странно, тут же принял решение уйти из секты. Я поехала вместе с ним на квартиру, где жили муниты, чтобы забрать вещи. Представилась его тетей, сказала, что в семье неприятности и нужно срочно ехать во Владимир. Володя забрал все вещи, отдал кольцо и заявил, что больше не вернется.

Однако на этом все не закончилось. Члены организации связались с его родственниками во Владимире, выяснили, что ничего не случилось, потом нашли Володю и мою дочь и пытались уговорить их вернуться. Я присутствовала при разговоре, и у них ничего не вышло. Дочь продолжила учебу в аспирантуре, Володя устроился на работу, через год они поженились, родился ребенок. Однако счастливой семьи все-таки не получилось — Катя и Володя развелись, а значит, Мун ошибся.

Обращение, написанное Марией Степановной в Генпрокуратуру, также возымело действие. Дело было передано в Иркутск, состоялся суд, и деятельность организации была запрещена. Екатерина защитила диссертацию, стала кандидатом наук и теперь благодарит мать за то, что она сумела вовремя ее спасти.

Ангарчанка не может вернуть сына в семью уже семь лет

Наталья Александровна из Ангарска надеется, что ее сын когда-нибудь все-таки вернется домой. К 30—35 годам муниты обычно зарабатывают множество болезней, потому что не обращаются к врачам. А больных попросту выкидывают из церкви — они уже не могут попрошайничать, а значит, становятся никому не нужным балластом.

Сын Натальи Александровны попал в секту еще в 1999 году. Он учился в Иркутске в училище культуры и как-то случайно, как это обычно и бывает, встретился на улице с мунитами.

Мать начала беспокоиться, когда сын перестал приезжать на выходные домой в Ангарск. Поначалу она не знала, что происходит, пыталась выяснить. Но мальчик все скрывал, в результате запутался в собственной лжи и был уличен.

Потом оказалось, что он уже давно живет на квартирах мунитов. Время было упущено, и вытащить сына из секты Наталья Александровна не смогла.

Алексей окончил училище, пошел служить в армию, но и там муниты не оставили его в покое. "Сестры" из Иркутска приехали в Читу, нашли парня в части и продолжили обработку.

Наталья Александровна обращалась к командованию части с просьбой оградить сына от сектантов. Алексея перевели служить в Приморский край, но оттуда он продолжал общаться с братьями и сестрами при помощи писем.

Отслужив, Алексей отправился прямиком не домой к матери, а в Иркутск. Однако муниты сменили адрес, и он их найти не смог. Парень было принялся подумывать о работе и учебе, но продолжал поиски членов "Церкви объединения". Через три месяца он их все-таки нашел, и работа с учебой ему тут же стали абсолютно не нужны и не важны.

Алексей вновь стал жить на мунитских квартирах. Побывал в Корее, получил благословление и супругу из Рязани. Однако эта девушка вскоре ушла из церкви, и Алексею потом подобрали новую жену.

Прошлым летом пара официально зарегистрировалась, но Алексей живет в Ростове, а его супруга разъезжает по миру. Домой Алексей звонит редко. А когда приезжает, то отказывается обсуждать с матерью свою жизнь. Однажды Наталья Александровна нашла его тетрадь с отчетами, где было подробно расписано, в какой день сколько денег он сумел собрать. Там также был подведен некий итог: за полгода Алексей насобирал 122 тысячи рублей. Когда мать спросила сына, понимает ли он, куда идут эти деньги, он ответил, что ему все равно куда, — он сделал доброе дело, и это шаг к самосовершенствованию.

— Мы ждем нашего Алексея, — говорит Наталья Александровна. — У него есть дом, есть куда вернуться. И не дай Бог кому-то попасть в эту секту! Там такие хорошие ребята пропадают.

Муниты продолжают свою деятельность в Иркутске

Общественная организация "Женщины за мир во всем мире" зарегистрирована в Иркутске по адресу: улица Советская, 3, —однако там не находится. Муниты продолжают собираться на квартирах. Одна из членов организации, Эльвира, рассказала, что в настоящее время все местные члены организации находятся в разъездах, а она прибыла в Иркутск из другого города.

По словам Эльвиры, все мероприятия "Женщины за мир" начнут проводить с сентября. Это якобы будут конференции и лекции, направленные на борьбу со СПИДом и наркоманией, акции в поддержку детских домов.

Редакция "СМ Номер один" направила запрос в Главное управление Федеральной регистрационной службы по Иркутской области и УОБАО и получила следующий ответ:

"Иркутская городская общественная организация "Женщины за мир во всем мире" была зарегистрирована Главным управлением Министерства юстиции РФ по Иркутской области 16 декабря 1996 года. Целями деятельности организации, согласно уставу, является содействие активизации участия женщин в борьбе за мир, развитие дружбы и сотрудничества между женщинами всех стран мира. 16 мая 2006 года Главным управлением была проведена проверка деятельности общественной организации, в ходе которой были выявлены нарушения требований Закона "Об общественных объединениях" и Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Если организация не устранит нарушения в указанный срок, ее деятельность будет приостановлена".

Справка "СМ Номер один"

Секта Муна была основана в 1954 году в Сеуле и получила название — Ассоциация Святого Духа по объединению всемирного христианства", или "Церковь объединения".

Сейчас мунитские организации скрываются под множеством весьма безобидных названий: "Посольство мира", "Женщины за мир во всем мире", Международный фонд образования, "Федерация семей" и т. д. В основном все филиалы называются миротворческими организациями.

Деятельность мунитских организаций в стране началась в годы правления Михаила Горбачева. В 1985 году он принимал Сан Мен Муна в Кремле. Потом множество российских учителей, преподавателей и школьников посещали семинары мунитов. В школы страны внедрялись мунитские учебники "Мой мир и я", а народные депутаты СССР по приглашению Муна посещали США.

С конца 90-х годов въезд в Россию для Муна закрыт, но его сторонники продолжают находить в городах страны новых рабов мессии.

Муну принадлежат сотни предприятий, в том числе оружейные заводы и газета "Вашингтон Таймс". Мун был неоднократно судим, четырежды женат, имел 13 детей (один сын наркоман, находится в тюрьме, другой выбросился из окна, третий погиб и т. д.).

Муниты привлекают в свои ряды образованную молодежь и делают из подававших надежды юношей и девушек попрошаек, не способных к какому-либо труду.

Метки:
baikalpress_id:  5 460