Потерявший память бомж провел в больнице всю весну

Усольские врачи четвертый месяц из жалости держат в отделении выздоровевшего бездомного

Самое печальное в описываемом случае не то, что человек, лишенный дома, родных и даже памяти, три месяца живет на больничной койке и непонятно, сколько времени он еще проведет на ней, пока необходимость не заставит врачей выставить его на улицу. Самое печальное то, что таких случаев встречается в практике врачей все больше и больше. Все чаще люди отказываются покидать больничные отделения по той простой причине, что им некуда идти, нечего есть, негде жить...

"Подкидыша" в травматологическое отделение Усольской городской больницы скорая помощь привезла в последний день зимы. Его доставили прямо с улицы, где он лежал у стены одного из домов. У него были обморожения третьей и четвертой степени кистей рук, стоп и колен. Врач Александр Максимов попытался хоть что-нибудь узнать о своем новом пациенте, но это оказалось невозможным: больной с обширными обморожениями говорил только отдельные слова, а простые фразы мог повторять только за врачами. Единственное, что он смог сообщить о себе, — его зовут Алексей Пироженко.

На вид ему сорок пять лет, своим видом он являл то, что описывается одним кратким словом "бомж": грязный, заросший и небритый, в заношенном до последней степени бушлате и сапогах. Штаны были настолько драные и грязные, что их даже не стали заносить в опись вещей, а просто выкинули. Алексей не помнит о себе ничего — ни возраста, ни былого места жительства, ни родных. Единственное слово, которое кроме имени и фамилии он произносит, это название города — Гомель. Бедственное состояние его разума лечащий врач Александр Федорович связывает с токсической энцефалопатией, развившейся на фоне длительного злоупотребления низкокачественным алкоголем. Судя по обморожениям, перед госпитализацией он несколько суток прожил на улице.

Теперь из одежды у него есть только больничный халат, а место жительства — койка у окна в одной из палат травматологического отделения. С кровати он встает редко, только по крайней надобности. В основном лежит ко всему равнодушный, ничем не возмущается и никогда не жалуется. Выполняет только самые простые команды: "Пойдем на перевязку", например.

На днях его обследовала консультативно-экспертная комиссия, однако предписала продолжать его лечить в отделении. Хотя былые обморожения врачи уже залечили, ампутировав два пальца на правой стопе, эксперты КЭК отказались оформить "подкидыша" в дом престарелых или другие социальные учреждения, мотивируя это тем, что у него нет документов. "По социальному статусу больному отказать", — было сказано в заключении комиссии.

Что теперь с ним делать? Врачи находятся в немалом затруднении. Пока он будет жить в отделении, но его будущее более чем туманно. Александр Максимов говорит, что у врачей просто не хватает черствости выставить его из отделения, потому что, будучи неспособным самостоятельно находить пропитание, он просто умрет от голода под первым попавшимся забором. Однако на сегодняшний день по показаниям, по которым его доставили в травматологическое отделение, он практически выздоровел — осталась небольшая рана на правом колене, которая затянется со дня на день. Врачи обращались в усольские газеты и на местное телевидение, однако "подкидыша" никто не опознал.

Загрузка...