Женщина из Сургута молится за иркутских сыщиков

Если бы не они, то убийцу ее сына, жителя Новосибирска, не поймали бы

"Выражаю вам большую благодарность за поиски моего сына. Если бы не вы, то его судьба до сих пор была бы неизвестна. Каждый день хожу в церковь и молюсь за ваше здоровье", — такие слова благодарности сотрудникам уголовного розыска ГУВД Иркутской области написала жительница Сургута Ольга Лаврентьева.

Новосибирец пропал в Иркутске

Начальник уголовного розыска Сергей Чен Юн Тай утром как всегда, отвечал на беспрерывные телефонные звонки. Взяв в очередной раз трубку, он услышал всхлипывания и женский голос: "Помогите найти сына". Через несколько минут в кабинет Сергея Анатольевича вошли две женщины. Они выглядели очень уставшими и измученными. Едва переступив порог, посетительницы стали сбивчиво рассказывать:

— Мы из Сургута. Потерялся сын Алексей в Новосибирске. Помогите найти.

Женщины заплакали.

"При чем тут Сургут и Новосибирск, кто такой Алексей?" — подумал Сергей Чен Юн тай, но спрашивать не стал. Вместо этого он отодвинул бумаги на край стола, достал из шкафа чашки с блюдцами, включил чайник.

Ольга Лаврентьева безуспешно разыскивала своего сына уже не первый месяц. Несмотря на то что они жили в разных городах, Алексей постоянно поддерживал с ней связь. Поэтому Ольга очень удивилась, когда осенью 2004 года в течение недели он молчал, не звонил. Почувствовав неладное, мать приехала к нему в Новосибирск, но дверь квартиры никто не открыл. Друзья и приятели ничего не знали о его местонахождении. Лаврентьевой пришлось обратиться в милицию.

Однако поиски молодого человека в Новосибирске ни к каким результатам не привели. И в прокуратуре, и в милиции Лаврентьевой постоянно отвечали: "Оснований для возбуждения уголовного дела нет".

Время шло, Алексей не появлялся, о его судьбе по-прежнему ничего не было известно. Лишь по распечаткам телефонных разговоров удалось установить, что молодой человек в конце сентября 2004 года разговаривал по сотовому из Иркутска.

Пропавший покупал в Иркутске машину

Ольге ничего не оставалось делать, как вместе с родственницей приехать в столицу Приангарья, это была последняя надежда. В ГУВД Иркутской области понимали, что помочь убитой горем женщине практически невозможно. Лаврентьевой со спокойной совестью можно было ответить, что раз не существует уголовного дела и подозреваемых, то и оснований браться за дело нет. К тому же потерялся житель Новосибирска, а официальных запросов оттуда не поступало. Однако ответили по-другому: решили помочь.

По данным из Новосибирска, Лаврентьев не приобретал билеты в авиационных и железнодорожных кассах. Однако сотрудники уголовного розыска ГУВД Иркутской области, проверяя эту информацию, установили, что он вечером 25 сентября 2004 года уехал на поезде в Иркутск, да к тому же не один, а с неким Игорем Мошкиным, личность которого установили. Проводники поезда подтвердили, что Лаврентьев и Мошкин ехали в одном купе и вместе вышли из вагона на станции Иркутск-Пассажирский.

Поскольку ни у того ни у другого родственников и знакомых в Иркутске нет, да и на обратную дорогу, как выяснилось, никто из них билет не купил, сыщики предположили, что молодые люди хотели приобрести здесь машину. Сотрудники областного ГУВД обошли автомагазины, опросили сотни продавцов, перекупщиков машин.

Удалось установить, что Алексей приобрел в Иркутске и оформил на себя автомобиль "Хонда-Лого". Вдвоем с напарником они отправились на машине домой, в Новосибирск.

18 смертельных ударов

Иркутские сыщики просмотрели все базы данных по найденным трупам. Из Красноярска им почти сразу же поступил ответ, что тело, обнаруженное осенью 2004 года недалеко от 993-го км федеральный автотрассы Иркутск — Красноярск, по приметам подходит к описанию разыскиваемого.

Только после того как сотрудники ГУВД Иркутской области собрали такую исчерпывающую информацию, их новосибирские коллеги наконец заинтересовалась делом. В поле зрения милиции (теперь уже новосибирской) сразу же попал Мошкин.

После его задержания протоколы допросов заполнились противоречивыми сведениями. Вначале он утверждал, что по возвращении домой из Иркутска их остановили бандиты и начали разборки с Лаврентьевым. Последний якобы крикнул: "Гони отсюда", поэтому Игорь, сев в машину, умчался. Затем подозреваемый рассказал о ссоре в пути. Лаврентьев якобы стал душить его. Обороняясь, Мошкин схватил нож и нанес ему несколько ударов.

Следствие длилось больше года. Сыщики выяснили, что же случилось на самом деле. В сентябре 2004 года Лаврентьев, не поставив в известность близких, вместе с Мошкиным поехал в Иркутск за машиной. (Именно здесь Лаврентьев один-единственный раз за всю поездку и позвонил по сотовому в Новосибирск.) На обратном пути Мошкин решил завладеть автомобилем и, попросив приятеля остановиться, недрогнувшей рукой нанес ему 18 (!) ножевых ранений. По заключению экспертов, практически каждый удар был смертельным. Оставив умирающего друга в лесочке рядом с автотрассой, Игорь приехал домой и, тщательно отмыв иномарку от следов крови, без всякого угрызения совести обменял ее на "Рено".

Позднее машина Лаврентьева была найдена. Эксперты при тщательном осмотре обнаружили в ней пятно темно-бурого цвета. Это оказалась кровь убитого... Игоря Мошкина приговорили к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строго режима.

А ведь если бы иркутские милиционеры не взялись за это дело, то никто бы и не установил, куда и зачем уезжал Лаврентьев, а преступник до сих пор гулял бы на свободе. "Большое вам человеческое спасибо. Я молюсь за вас!" — так заканчивается письмо матери убитого Алексея Ольги Лаврентьевой.

Имена и фамилии изменены.

Метки:
baikalpress_id:  40 571