Зеленые подсчитали нерпу на Байкале

От состояния популяции будет зависеть количество лицензий

За нелегкой судьбой нерпы зеленые уже наблюдали в 2000-м и 2001 году. Однако последняя масштабная перепись проводилась только в 2000 г., годом позже экологи приезжали с целью устроить показательные отловы браконьеров. Вообще, масштабные экологические мероприятия, подобные подсчету численности нерпы, должны проводить не общественники, а государственные организации - в данном случае это Восточно-Сибирский производственный центр рыбного хозяйства (Улан-Удэ) и Иркутский лимнологический институт. Однако из-за недостаточного финансирования они принимают лишь эпизодическое участие на правах наемных научных консультантов. Поэтому уже в третий раз российское представительство "Гринписа" высадило десант на берега Байкала, тревожась за численность популяции уникального байкальского тюленя.

Нынешняя экспедиция началась 28 марта и закончила работу 7 мая. В составе группы работало десять человек, которые передвигались на пяти ледовых мотоциклах — восемь учетчиков, механик и "лагермен", ответственный за быт ледового стойбища зеленых. Среди них было и двое иркутских гринписовцев, байкальские охотники, имеющие опыт передвижения по льду и обнаружения логовищ; научным руководителем экспедиции выступал ведущий сотрудник улан-удэнского Востсибрыбцентра Евгений Петров.

Когда была возможность, палатки ставили на берегу, где теплей и суше. Готовили на газу, питались тушенкой.

— Технология работы на льду была отработана давно и не нами — методика подсчета нерпы по Пастухову использовалась еще в 90-е годы учеными Иркутского лимнологического института, — рассказал руководитель байкальской программы "Гринпис"-Россия" Роман Важенков (Москва). — Мы просто воспользовались имеющимся опытом.

Необходимость регулярного подсчета байкальского тюленя объясняют тем, что он является промысловым видом и ежегодно на его добычу официально выдается несколько тысяч лицензий. Лицензии выдаются практически на глазок — никто не знает, сколько нерпы можно добыть в этот год без ущерба для популяции.

— Лицензии нужно выдавать, только отчетливо представляя количество животного в озере. Иначе лицензии можно выдавать до тех пор, пока численность не подойдет к тому барьеру, когда она уже не сможет восстановится самостоятельно, — прокомментировал Роман Важенков. — Сейчас выдается порядка трех с половиной тысяч лицензий в год. Насколько пагубно это сказывается на популяции, мы узнаем, обработав результаты экспедиции. Мы встречали на льду охотников, но в наши функции не входит проверка документов.

Просыпались экспедиционеры в семь утра, час отводился на завтрак и сборы, потом до пяти вечера с перерывом на сухпайковый обед прямо на маршруте шла напряженная статистическая работа на льду. Затем следовало возвращение в лагерь, обязательное переодевание в сухую одежду и ужин. Спать ложились рано — с наступлением темноты. Маленький радиоприемник не всегда мог поймать волны местных радиостанций, поэтому из развлечений были только карты и шахматы. Шахматы очень выручали во время плохой погоды — в южной котловине Байкала экспедиция надолго застряла из-за сильного снега и мороза.

Кстати, злоупотреблять алкоголем не позволялось никому, он использовался только в медицинских целях в двух редких случаях — "для аппетиту" и "для сугреву". Поэтому в шахматы играли на коньяк, причем возврат проигранного планировался только после возвращения в цивилизацию.

Чем дальше экспедиция продвигалась на север, тем чаще встречные принимали ее за инспекцию, проверяющую ситуацию с прокладкой нефтепровода. А когда члены экспедиции вышли со льда на берег в самой северной точке пути, им встретилась патрульная машина милиции. Стражи порядка бдительно запросили у подозрительных пришельцев документы. Увидев в них символику "Гринписа", не поверили, что экологи занимались подсчетом нерпы, и несколько раз переспросили: "Так вы по поводу трубы приехали?" Тем не менее предложили помощь и даже проводили колонной через Северобайкальск.

Окончательные выводы о популяции нерпы можно будет сделать, только когда будет подготовлен отчет, однако сами гринписовцы считают, что сейчас с численностью байкальского тюленя все в порядке. Единственное, что тревожит, — чем дальше на север, тем больше пустых логовищ. Выше Ушканьих островов от тридцати до пятидесяти процентов норок нерпы пустовали — до ста процентов на самом севере Байкала. Судя по следам, белек был браконьерски добыт охотниками. Есть данные о смещении популяции нерпы в южную и центральную котловины озера. Окончательные данные, добытые экспедицией, будут переданы тем государственным учреждениям, которые заняты расчетом количества выдаваемых лицензий на добычу нерпы.

Справка "СМ Номер один"

Учет велся по единственной официально признанной методике, разработанной в 60-х гг. доктором биологических наук, иркутским профессором Владимиром Пастуховым. Вся территория озера делится на поперечные разрезы от иркутского до бурятского берега, с запада на восток — двадцать четыре разреза, называемых транссектами. На каждом из учетных маршрутов определяются логова нерпы, подсчитывается количество родившихся бельков — детенышей нерпы, наличие которых в логовище определяется по характерной белой линии шерсти в округ отверстия во льду. Примерное соотношение самцов и самок, а также молодняка, не участвующего в размножении, известно с точностью до нескольких процентов.

Метки:
baikalpress_id:  21 676