На ново-ленинских болотах будут стрелять

А на Ангаре ловить чаек сачком

Ну вот и пришел долгожданный сезон птичьего гриппа. Его долго ждали и готовились к нему с осени прошлого года. Власти пошли на беспрецедентные меры по обеспечению безопасности области от летучей заразы. И теперь все причастные к вопросу службы замерли в ожидании команды "Воздух!".

Отчитываясь перед журналистами о проделанной работе и творческих планах, заместитель главного ветеринарного врача области Иван Мельцов не скрывал удовольствия от хорошо выполненной задачи. На сегодняшний день обследовано около восьми тысяч голов домашней птицы — пять тысяч домашних, две тысячи на птицефабриках.

— Домашней больше всего по одной причине — им уже проведена первичная вакцинация, а она не проводится без обследования, ведь больной птице никто не станет ставить вакцину, — объяснил Иван Владимирович.

Вакцинировано 341 000 птиц, из которых подавляющее большинство куры — 314 тыс. Остальные, подвергнувшиеся вакцинации — 13 тысяч гусей, 6 тысяч уток и 5 тысяч индеек. Вакцинация проходит во всех районах области одновременно — там, где дикая птица гнездится рядом с домашней. К началу следующей недели с Псковской биофабрики поступят все заказанные 1 200 000 доз вакцины — на сегодня поступило около миллиона. Со дня на день в Иркутскую межобластную лабораторию придет оборудование для быстрого (в течение шести часов) обнаружения вируса птичьего гриппа — на его закупку областная администрация выделила более миллиона рублей.

В разных районах области — Ангарском, Братском, Иркутском — уже были взяты первые 26 проб крови у дикой птицы, которые не выявили вируса. По словам Ивана Мельцова, санитарные и ветеринарные службы обратились с письмом в областную администрацию с рекомендацией запретить охоту на птицу весной этого года.

Кроме того, власти впервые (точнее говоря — наконец-то) решили в этом году привлечь к участию в решении проблемы птичьего гриппа ученых. Сотрудничать с городской ветстанцией на предмет мониторинга (исследования ситуации с птичьим гриппом, обследования территории, разработки мер по его профилактике в Иркутске на май-июнь) пригласили орнитолога НИИ биологии при ИГУ Игоря Фефелова — на предмет этого уже заключен договор.

— Надо в первую очередь взять некоторое количество проб на ново-ленинских болотах, потому что именно там больше всего шансов обнаружить появившийся в Иркутске птичий грипп, — прокомментировал Игорь Фефелов. — Кроме того, нужно составить карту потенциально опасных участков, где можно взять пробы. К сожалению, до сих пор никаких активных действий, инициатив со стороны властей не происходило. Единственное, в чем мы нуждаемся сегодня, — это транспорт, чтобы регулярно выезжать на болота.

В конце прошлой недели в редакцию позвонил человек, представившийся охотником Юрием, и с возмущением заявил, что у него есть информация, что местный охотнадзор намерен провести отстрел первых появившихся немногочисленных на болотах уток именно с целью взять первые пробы. Однако начальник охотнадзора Владимир Булыгин категорически опроверг эту информацию:

— Стрельба в черте города возможна только во время боевых действий. Мы действительно планируем проводить отстрел диких уток с целью проведения исследования нынешней ситуации, но он будет проводиться за городом, в охотничьих хозяйствах Иркутского района — ближайшее к городу находится на Иркутском море.

Игорь Фефелов сообщил, что о подобных акциях ему ничего не известно (а если бы они предпринимались — его бы поставили в известность в первую очередь. — Прим. авт.), но вопрос неоднозначный:

— Другим способом, кроме как стрельбой, в это время года, к сожалению, наловить птиц очень сложно. Озера, где еще гнездятся утки, находятся как раз на границе города. Там, по определению, вообще использовать оружие нельзя и по формальным признакам, и по неформальным соображениям безопасности. Тем не менее там, к сожалению, каждую весну находишь кучу гильз с осени и, бывает, что и свежих. И этот год не исключение, кто-то там тайком охотится. Охраны там нет, потому что это не охотничье угодье и не заказник, и обществу охотников никакой пользы от него нет. Там обитают редкие виды, которые могут от стрельбы невольно пострадать. И еще: птицы уже давно прилетели, и не исключено, что некоторые утки уже начали высиживать яйца. Их и без того там сейчас немного, и лишнее беспокойство ни к чему. Отпугнуть их оттуда никак не удастся, тем более в этом году. Поэтому отстрел можно производить только с гарантией соблюдения всех необходимых правил для взятия и последующего анализа проб, потому что в случае халатности постреляют птичек зря.

— Как вы относитесь к разрешению или запрещению охоты?

— Вопрос с этим вообще очень тонкий. Возможно, потому такая срочность и со взятием проб, чтобы успеть решить, можно ли открывать весеннюю охоту. Но давать охотникам возможность отвести душу, используя их для участия в отстрелах уток на взятие проб недопустимо. Формально в рекомендациях ветслужбы это сформулировано как отпугивание дикой птицы от населенных пунктов, но проблема-то в том, что так отпугнуть-то водоплавающих неневозможно по целому ряду причин. Я полагаю по части взятия проб на анализы порекомендовать ветеринарам отлов птенцов чаек в конце июня — начале июля. Если имеющиеся средства позволяют его обнаружить, то среди птенцов чаек тут он будет обнаружен наверняка, условия максимально благоприятствуют.

Наловить птенцов несложно в это время с помощью надувной лодки и сачка, взять у них пробы крови. Опыт такого рода у иркутских орнитологов имеется. И если делать это аккуратно, то никакого вреда птенцам нет.

Загрузка...