Неухоженный город порождает депрессию и страсть к преступлениям

Иркутск совершенно не соответствует правилам видеоэкологии

Даже Владимир Путин запомнил, как грязно и непрезентабельно выглядит город Иркутск, и на недавней встрече с Александром Тишаниным, губернатором области, заострил на этом внимание. Столица Восточной Сибири действительно не блещет чистотой, отличается небрежной эклектичностью в архитектурном плане и скорее огорчает, чем радует глаз. Внешний вид города — а это и изуродованные обрубленные тополя, и неухоженные газоны, и однообразные унылые спальные районы — непосредственно влияет на психику и настроение жителей мегаполиса. Отсюда неврозы, депрессии, астения и плохое настроение. И даже повышенная преступность — это тоже следствие нарушений правил видеоэкологии.

В городах преобладает агрессивная среда

Основателем нового перспективного научного направления, известного как визуальная экология, стал профессор-физиолог, академик Российской академии наук Василий Филин. Он долгое время изучал, как красота, воспринимающаяся органами зрения, влияет на здоровье человека, как душевное, так и физическое.

Филин обнаружил, что микродвижения глаза (саккады) помогают глазу зацепиться за объект и отслеживать его возможное перемещение. Без саккад глаз постоянно соскальзывал бы с наблюдаемых предметов и воспринимал окружающий мир искаженно. Именно саккады доносят до человеческого мозга порции информацию, способную напрямую влиять на душевное состояние.

Академик Филин также разделил всю видеосреду на гомогенную, гетерогенную и агрессивную. Гомогенная, то есть однородная среда, — это плавные ландшафты (море, степи, пустыни). Но в природе гомогенная среда дробится на множество составных деталей (например, пустыня — бархан — пустыня). Глазу человека есть за что зацепиться, глядя на такой пейзаж.

Гетерогенная среда (лес, горы) — это тоже информационно-насыщенная среда, которая хороша для отдыха и релаксации. Сочетание гомогенных и гетерогенных ландшафтов создает гармонию. С одной стороны, такая смесь не загружает человека информацией сверх меры, с другой — не дает потерять тонус. Поэтому нас так тянет на природу — душа сама просит этой гармонии.

А вот в мегаполисах преобладает агрессивная среда (это объекты, образованные множеством повторяющихся элементов: много-много крапинок, кружочков, параллельных линий), при взгляде на которую глаз человека долго не получает новой информации. Типичный пример — панельная многоэтажка с рядом повторяющихся одинаковых окон. Геометрически правильные формы не дают глазу никакой свежей информации и рождают в человеке состояние безысходности.

Агрессивная среда вообще вызывает чувство страха, злобы и напряжения. Особенно негативно влияют многочисленные острые углы, которые концентрируют сток электронов и рождают отрицательную энергию ша (по фэн-шуй).

Положительные эмоции дарит нетиповая застройка

Татьяна Пензина, кандидат биологических наук, зав. оранжереей СИФИБРа, и Екатерина Дудинова, студентка естественно-географического факультета ИГПУ, заинтересовались учением академика Филина и стали рассматривать Иркутск с точки зрения видеоэкологии. К анкетированию были привлечены люди разных возрастов, профессий, достатка, социальной принадлежности.

Как выяснилось, много положительных эмоций иркутянам дарят здания старой нетиповой застройки — например, драмтеатр, БГУЭиП, банк на улице Канадзавы, краеведческий музей на набережной, выстроенный в мавританском стиле. Прекрасное местоположение, открытость зданий, наличие мелких, но неоднородных деталей, которые любопытно рассматривать, — все это полностью соответствуют правилам видеоэкологии.

Неоднозначной оценки заслужила старая музкомедия, где нынче располагается филиал ТЮЗа. С одной стороны, это также здание нетиповой застройки, но с другой — с него в свое время были "счищены" балкончики и прочие украшения, и потому оно уже не доставляет былого эстетического удовольствия.

Резко негативную оценку у опрашиваемых получили Торговый комплекс, музыкальный театр, гостиницы "Ангара", "Интурист". Причины тому — безыскусное цветовое решение, ординарность архитектурного замысла. В оценке выражения чувств эти здания заслужили лишь определений "агрессивно", "неинтересно", "скучно", "уныло".

Татьяна Пензина и Екатерина Дудинова пока не оценивали спальные районы Иркутска, но они тоже попадают в разряд агрессивной среды, точно так же как и рабочие предместья. Они подсознательно каждый день рождают в каждом из нас ощущения маленького незаметного человечка, забытого всеми, раздавленного громадами домов.

Из всех нецентральных районов города более-менее благополучным в этом плане является Академгородок. В этом микрорайоне соблюдается иерархия в жилье (каждый житель Академгородка знает так называемые профессорские дома), что рождает у жителей естественное стремление богатеть, тянуться к более высокому образу жизни и достатку. Обилие зелени также сглаживает агрессивную среду.

Но идеальным для человека все же является проживание в собственном доме — личность тяготеет к индивидуальной застройке. Но это должен быть дом не в голом поле или глухом лесу, а в каком-то небольшом поселке, чтобы сохранялось ощущение скученности, надежности, уверенности.

Заброшенные клумбы рождают тоску

Кроме типовой застройки раздражающе на глаз, а значит, и на внутреннее состояние иркутян действует немало факторов — например, удлиненные пни, а именно так и выглядят обрубленные тополя. Классический пример — улица Карла Маркса в районе гастронома N 1. Подстриженные, словно под линейку, тополя очень упростили улицу, сделали неказистым и невзрачным сам гастроном.

При этом состояние самих деревьев можно еще охарактеризовать как борьба за жизнь, и эти попытки дерева выпустить новые ветви и листья, эти усилия не проходят даром для проходящих мимо людей — мы словно ощущаем боль этих подранков (так называют зверьков — раненых, но не убитых охотниками). Дендрологи города предпочитают обрезать одряхлевшие деревья, хотя по-хорошему их надо выкорчевывать, подсаживая на их место либо саженцы, либо молодые, полные сил деревья.

А заброшенные, неухоженные клумбы, заросшие сорняками, рождают в людях чувство тоски и безысходности. Зато ухоженные цветники радуют глаз, расслабляя и снимая напряжение.

Все эти факторы ведут не только к тоске и депрессии, но порой и к преступности (от банального воровства до разбоев, изнасилований, убийств). Все зависит от воспитания конкретного человека, а также от силы воли, окружения, в котором он растет, нравственных устоев.

В Китае видеоэкология активно внедрена в жизнь

— Я не так давно была в командировке в Китае, так там разработана целая государственная программа по работе над моральным обликом человека через среду обитания, — говорит Татьяна Пензина. — Быстрое динамическое развитие страны привело к тому, что люди потеряли ориентиры в жизни, не могут отличить добро от зла. И видеоэкология в сочетании с древним китайским учением фэн-шуй активно внедрена в жизнь.

Это можно рассмотреть на примере побратима Иркутска города Шэньяна. В этом городе вокруг каждой новостройки сажают сосны. Когда дом готов, вокруг него уже стоит маленький сосновый бор. Таким образом, дешевый посадочный материал спасает и от негативного влияния стройки, и защищает жильцов дома от агрессивной среды мегаполиса.

— Проблема России не в том, что у нас нет ученых, способных разработать такие программы, а в том, что нет гарантий, что проект будет внедрен, — продолжает Татьяна Пензина. — Примеры тому есть. Не так давно почвовед СИФИБРа подготовила диссертацию по почвам Иркутска. Был собран уникальный материал: в каких районах города богатая почва, совершенно не нуждающаяся в удобрениях, а в каких — бедная, и из нее очень быстро вымываются питательные вещества. Все результаты исследований были переданы главному дендрологу города.

И что? А ничего! Существует ГОСТ, разработанный в Москве, по нему все и работают, игнорируя исследования местных ученых.

Иркутские биологи готовят свой проект по озеленению города

— Сотрудники нашего института могут продиагностировать состояние буквально всех деревьев города, — утверждает Татьяна Пензина. — Мы можем определить, чем болеет дерево, вычислить возможный срок его жизни, понять, выполняет ли дерево свою функцию. Ведь цели у городских деревьев разные: есть пылепоглощающие и шумопоглощающие породы; есть деревья, удерживающие ползущие овраги; есть те, что выполняют исключительно эстетические функции. И мы будем выходить на мэрию с конкретной программой по озеленению города с учетом правил видеоэкологии. Финансирование наших разработок на порядок выше существующих сегодня. Это миллионы рублей. Но разве благая цель не стоит таких средств?

Те, кто бывал в соседнем Красноярске, наверняка отметили чистоту и ухоженность улиц этого сибирского города. Проспект мира, а это самый центр города, озеленен полностью, выложен качественной плиткой. На улице в кадках сидят пальмы, а также штамбовые березы и лиственницы (это дорогостоящий вид ухода за деревьями, благодаря которому они по виду напоминают пальмы).

— А ведь и в Иркутске когда-то на улицах стояли пальмы в кадках, и улицы мылом мыли, — заканчивает разговор биолог Татьяна Пезина. — И Чехов, будучи проездом, писал, что Иркутск — город высокой культуры. Теперь мы позади планеты всей, а Красноярск вполне можно назвать европейским городом, в нем поддерживается чистота, соблюдается разнообразие форм. Ведь озеленение города делается не столько для насыщения мегаполиса кислородом. Таким образом в первую очередь проявляется внимание к людям.

Газета "СМ Номер один" обещает следить за тем, как в мэрии отнеслись к проекту иркутских биологов.

Метки:
Загрузка...