Открытое письмо губернатору от граждан Иркутской области

Уважаемый Александр Георгиевич, я, как житель нашей Области, внимательно следил за телерепортажами и газетными публикациями о Ваших поездках по районам области. Нам, рядовым жителям, импонирует Ваша здоровая амбициозность, желание улучшить социально-экономическую ситуацию в регионе. Понимая всю огромность работы, которая на Вас, Александр Георгиевич, навалилась, я не буду обращаться к Вам с личными проблемами. Проблема нашего уровня должна решаться самое большее на районном уровне, и очень жаль, что это не так.

Написать это письмо меня вынудило то обстоятельство, что Ваш административный аппарат не перенимает Ваш стиль работы — конкретность в решении проблемы и ответственность.

Мы, фермеры Оекского сельского округа, после областной конференции фермеров, не удовлетворенные ее работой, написали обращение к Вам, Александр Георгиевич. В этом обращении мы выразили свое несогласие с тем, как распределяются бюджетные деньги, выделенные на сельское хозяйство. Нас не устраивает, что в механизме распределения бюджетных средств нет программ поддержки начинающих фермеров, у которых нет ничего, кроме небольшого личного подсобного хозяйства, неоформленного земельного пая да желания жить и работать в родной деревне.

За последние 10 лет прошла череда банкротств общественных хозяйств. Это происходило по банальной схеме — хозяйство накопило долги. Запустили процедуру банкротства. Руководство передали внешнему управляющему, который живет где-нибудь в Иркутске, Ангарске или где еще и ничего не понимает в сельском хозяйстве. Этот управляющий приходит не из резерва управления сельского хозяйства, а от арбитражного суда, какой-нибудь экономист, который думает, что сельское хозяйство — это голая экономика: посеял, убрал — продал; который прибыль считает весной, хотя любой крестьянин знает, что цыплят по осени считают. В лучшем случае отсеется и, не получив прибыли, начинает распродавать хозяйство.

Бывают случаи, когда конкурсный управляющий приезжает в хозяйство раз в месяц, что-нибудь продает, чтобы обеспечить себе зарплату, и снова уезжает до следующего месяца. Бывают случаи, когда имущество за раз арестовывается судебными приставами и распродается за бесценок. Местное население, которое работало на этом сельскохозяйственном предприятии за мизерную зарплату, не в состоянии купить эту технику даже за такую цену. И все — скот, техника, ремонтные базы, а если это недалеко от города, то и постройки, — все, что нарабатывалось поколениями селян, продается и вывозится из деревни. Деревня остается голой и безработной. Кто окончательно спивается, кто попредприимчивее разводит большое личное, уже не подсобное, а кормящее хозяйство; кто может, старается пристроиться в бюджетную сферу.

Таким образом, самыми денежными людьми в деревне оказываются работники бюджетной сферы и пенсионеры, т.е. люди, которые традиционно считаются малообеспеченными. Мужики в деревне, которые всю жизнь работали в сельском хозяйстве и в общем-то ничего больше не умеют, в 45—50 лет попавшие на пенсию по инвалидности и имеющие стабильный доход в виде пенсии в 2,5 тысячи рублей, считаются счастливчиками.

Получается такой парадокс: пьющая семья, имеющая несколько детей-дебилов, необучаемых в школе и оформленных на инвалидность "по голове", имеет доход больший, чем может обеспечить глава семьи, работающий в среднем сельскохозяйственном предприятии. У нас в деревне есть семья, в которой трое детей; отец семейства, мужик лет 30, обеспечил доход семье больше, чем он мог заработать, работая водителем грузовика в учхозе "Оекское". Он повесился! Теперь семья получает стабильную пенсию по потере кормильца на каждого ребенка, что раза в два больше, чем была у него зарплата. Не абсурд ли это?

Деревни всегда были поставщиками рабочей силы в города и рабочие поселки в силу своего демографического менталитета. А что сейчас? Население деревень стремительно стареет или спивается и вымирает. Молодежь при первой же возможности старается покинуть деревню. В нашей области в год исчезает до 10 населенных пунктов, в которых разорили сельское хозяйство, ничего не предложив взамен. И когда находится человек, который считает, что он может производить на своей земле продукты питания и этим обеспечит существование своей семьи, он не находит материальной поддержки ни в сельхозуправлении района, ни в областном ГУСХ, ни в банке.

В сельхозуправлениях нет программ для людей, начинающих строить свое хозяйство на руинах. Этим людям предлагается включиться в борьбу за выживание на равных условиях с предприятиями и агрохолдингами, не перенесшими опустошительных набегов судебных приставов и конкурсных управляющих. Получается так, что бюджетные деньги распределяются по принципу: чем ты богаче, тем больше получаешь. Вот и дошли уже до завоза телок из Германии по 100 000 за голову, из которых 50 000 заплатит бюджет, а начинающему фермеру этих денег хватило бы на три коровы, пусть не таких родовитых, но таких же плодовитых.

Бочка!!!! Написать это письмо меня заставила ситуация, которая возникла после нашего обращения к Вам, Александр Георгиевич. Нам хотелось бы, чтобы рядом с Вами работали чиновники аппарата, которые не будут подрывать Ваш авторитет своей "работой". Мы написали обращение, требующее от Вас политического решения в области финансирования сельского хозяйства, а оно, минуя Вас, за подписью какого-то секретаря скользнуло вниз, в отдел "по работе с КФХ, ЛПХ и садоводами" ГУСХ. Сложилась ситуация, когда специалисты нашего отдела оказались в патовом положении: не знают, что в этом случае можно ответить от Вашего имени, что Вы можете подумать по этому поводу?

Предвидя такой ход событий (это обычная процедура с письмами граждан), мы записались на прием к Вашему заместителю Ю.В.Параничеву 27 марта. Олзоев И.П., как член Совета некоммерческого партнерства КФХ, представитель фермеров округа; Беляев С.Д., производитель малых средств механизации для сельского хозяйства; и я, как глава КФХ, попали на прием к первому заместителю губернатора Иркутской области, курирующему сельское хозяйство.

Ю.В.Параничев встретил нас настороженно, наверное, подумал — вот опять пришли нытики жаловаться, как им плохо живется. Но когда мы попросили приступить к обсуждению пунктов, изложенных в обращении к Вам, разговор пошел. Хотя из всех пунктов мы договорились только по первому, в котором мы просили провести съезд или хотя бы конференцию фермеров Иркутской области под эгидой губернатора Иркутской области.

Этот съезд (или конференция) нужен, чтобы лучше узнать чаяния фермеров Приангарья и УОБАО. Определить роль фермерских хозяйств в реализации национальных проектов в области сельского хозяйства и социальной политики. Наметить пункты реализации этих проектов. Подготовить и обсудить программы развития малого бизнеса на селе. Мы достигли договоренности провести это мероприятие в апреле, до посевной.

Хотелось бы знать Ваше мнение по этим проблемам, которые составляют верхушку айсберга, Ваше видение проблем сельского хозяйства и вообще — проблем сельского населения области в целом. А главное, мы хотим узнать, каковы перспективы у нас, наших детей и наших деревень в целом.

Загрузка...