Объективных критериев оценки ЕГЭ не существует

Председатель экспертной комиссии ЕГЭ по литературе считает, что единый экзамен — это большая ошибка

Родители одиннадцатиклассников продолжают возмущаться неожиданным известием о проведении ЕГЭ сразу по шести предметам. К родителям присоединяются иркутские ученые, которые утверждают, что ЕГЭ по отношению к некоторым гуманитарным предметам — это большая ошибка. Одним из таких противников является председатель экспертной комиссии по проведению экзамена по литературе в форме ЕГЭ доктор филологических наук Анатолий Собенников.

Специфика художественного образа такова, что он всегда многозначен. Следовательно, велика роль субъективного фактора. Субъективен тот, кто задает вопрос; тот, кто на него отвечает; и тот, кто проверяет ответ. ЕГЭ по литературе — попытка формализовать то, что не поддается формализации. Поэтому составители заданий предложили только три объективных критерия проверки: владение терминологией, знание литературного контекста, наличие или отсутствие речевых ошибок.

— Я убежден, что ЕГЭ окончательно добьет литературу как предмет в российских школах. Уже сейчас дети считают литературу чем-то второсортным. А когда предмет начнут сдавать в форме ЕГЭ, то учителя просто-напросто начнут натаскивать детей на решение тестовых заданий и на владение терминологией. Но не каждый ученик — будущий филолог. Я уверен в том, что в школе должна быть литература, а не теория литературы. Сейчас литература почти единственный предмет, который дает представление о ценностных смыслах, об иерархии ценностей. Главное — читать и понимать, а не извлекать из текста метафоры, эпитеты и прочее. Чтение воспитывает художественный вкус, а ЕГЭ его убивает. Результатом станет не желание и не умение учиться, а нужный балл.

Анатолий Самуилович считает, что на экзамене литературы в форме ЕГЭ трудностей будет больше не у выпускников, а у тех преподавателей, которые будут проверять работы, поскольку любое восприятие художественного текста субъективно. Мало того, Анатолий Самуилович, изучая примерные задания по литературе, пришел к выводу, что их составляли люди, далекие от современных методологий в литературоведении и современных интерпретаций. Так, "Евгений Онегин" А.С.Пушкина прочитан по Белинскому, Обломов" И.А.Гончарова по Добролюбову и т. д. Однако точка зрения критиков XIX века исторически конъюнктурна, мы живем в другую эпоху, находимся в другой реальности.

Составители заданий провоцируют учителей на бесконечное воспроизведение штампов: лишний человек, маленький человек, пошлость светского общества и т. д. Некоторые термины, знания которых требуют от выпускников, морально устарели. Точка зрения московского теоретика литературы Г.Н.Поспелова навязывается всей читающей России. Многие вопросы сформулированы некорректно.

— Дело в том, что ребенок, прочитав вопрос, неправильно его поймет и так же неправильно на него ответит, — продолжает Анатолий Самуилович. — Например, составители заданий просят проанализировать рассказы Солженицына, которые изучают в школе. Но в школе изучают один рассказ ("Матренин двор") и одну повесть ("Один день Ивана Денисовича"). Выпускник, прочитав вопрос, может сделать вывод, что "Один день Ивана Денисовича" тоже рассказ. Естественно, проверяющий, если подходить формально, должен посчитать такой ответ неправильным и снизить балл. ЕГЭ по литературе нам представляют как часть реформы образования. Но что это за реформа, которая ухудшает ситуацию? Конечно, комиссия экспертов проверит все работы, которые поступят в центр обработки информации. Вопрос в другом: стоит ли овчинка выделки?

Загрузка...