Качугские эвенки не собираются вымирать

Эвенкийская культбаза Вершина Тутуры уже проголосовала за объединение с Усть-Ордой

О местных эвенках у жителей городов области сложилось стереотипное представление, что эта малая северная народность спивается, утрачивает язык, обряды и культуру и вымирает. И хотя по большому счету дело обстоит именно так, эвенкийская община Качугского района — то самое исключение, которое подтверждает правило. Пользуясь тем, что в отдаленных селениях области референдум проводился чуть раньше 16 апреля, автор напросился съездить с членами территориальной избирательной комиссии Качугского района в село Вершина Тутуры — одно из нескольких оставшихся в районе эвенкийских селений...

Для эвенкийского центра культбазы выбрали крайне неудачное место

На территории современного Качугского района в свое время было несчитанное множество стойбищ. Эвенки промышляли охотой, пасли оленей, жили в чумах, чем-то похожих на бурятские юрты. Это не "вигвам" из шестов, обтянутых выделанными шкурами, как обычно рисуют на картинках, а четырехстенок, сложенный из тонких брусков, сверху покрытый "нюком" — покрышкой из шкур или тканей. Писаная история качугских эвенков начинается с установления в Сибири советской власти. В начале 20-х годов был создан комитет содействия народам северных окраин.

Для того чтобы как-то содействовать, стали организовывать многочисленные культбазы — в геометрическом центре нескольких стойбищ располагался комплекс зданий: школа-семилетка с интернатом для детей из отдаленных стойбищ, больница, склады, лавка и контора. В 1934 году подобная база была построена на реке Тутуре, в окрестностях которой были стойбища Тырка, Чинанга, Муринья, Назима, Кулинга, Кичигир и Нерютка. Сегодня, к слову сказать, остались только первые два из перечисленных — в Чинанге живет сорок семь человек, в Тырке — семнадцать.

Со временем вся жизнь сосредоточилась в расстроившейся и разросшейся Вершине Тутуры, как назвали культбазу по протекающей рядом речке для отличия от Старой Тутуры — поселка в нескольких километрах от бывшей культбазы, где сегодня стоит несколько домов, но никто не живет — эвенки используют дома как летние дачи. В течение советского периода качугские эвенки все больше отходили от исторически сложившегося образа кочевой жизни. Люди из стойбищ умерли или разъехались, жизнь сосредоточилась в трех деревнях. Оленей продолжали пасти до начала шестидесятых годов, но потом колхоз, на котором была звероферма, заменили промхозом, ориентированным на охоту и рыбалку. А оленей забивали. Привыкшие к людям животные стояли вдоль обочин дорог, и их убивали с проезжающих мимо машин десятками.

Во времена расцвета Вершины Тутуры, в середине шестидесятых, в школе училось до ста тридцати человек, еще около тридцати — в интернате для детей из отдаленных стойбищ. Сейчас в девятилетней школе учится всего 29 детей. В шестом классе, например, один Вова. Вова учиться не любит и все время отпрашивается с отцом в лес, на охоту. Тогда в шестом классе занятия отменяются. Сейчас Вова увлекся информатикой (в школе было два компьютера, а на выборах администрация третий подарила — праздник, однако! — Прим. авт.), и по субботам, когда по расписанию этот урок, шестой класс никогда не пустует. А вот в следующем году выпускного бала в школе не будет, потому что сейчас нет ни одного ученика в восьмом классе девятилетки. В этом году будет всего двое выпускников. Зато в следующем году придут сразу трое первоклашек...

Сейчас на эвенкийском языке говорят только старики. Правда, последние несколько лет в школе ввели факультатив, но учительница учит детей литературному эвенкийскому.

— Родители возмущаются — дети не могут на нем говорить. Они просят учительницу: "Не учи их читать по книгам, просто разговаривай с ними!" — рассказала Наталья Дорофеева, директор школы, и дала первые уроки эвенкийского.

Оказалось, что рюкзак, с которым автор бродил по командировкам, по-эвенкийски называется очень звучно — хина поняга, т.е. охотничий рюкзак на деревянном каркасе, с отдельным мешком для припасов и ремешками для крепления дичи. Модные нынче торбы называются пота.

Странно, но в Вершине Тутуры вовсе не считают, что в советские времена они жили гораздо лучше, чем сейчас, а "полное довольствие" для жителей Севера как-то развратило эвенков — стандартная точка зрения на причины их вырождения. Директор тутурской школы Наталья Дорофеева рассказывала: хоть снабжение было не из области, а напрямую из Ленинграда, все равно ассортимент был не такой обширный, как сейчас. Конечно, полностью одевали и кормили детей, снабжали охотников патронами, оружием, продуктами, давали сети. Но, с другой стороны, государство принимало пушнину за бесценок, а охотники должны были отработать добычей патроны и продовольствие.

— Я помню, что у нас принимали шкурки бурундуков по пять копеек, и мы детьми ходили охотиться на них с рогатками, — с улыбкой вспоминала Наталья Степановна. — Мы всегда жили лесом, и до сих пор все мужики охотятся и рыбачат, дети ходят с отцами на охоту, любая старушка с клюкой ковыляет в лес по ягоду, как только выдастся свободная минута. У детей в школе есть специальный предмет — охотоведение. Мужики, конечно, любят выпить после удачной охоты, но алкоголиков в селе нет.

Единственное, что всегда угнетало местных жителей, — это крайне неудачно выбранное место для селения. Советская власть, пытаясь сделать как лучше, оказала эвенкам медвежью услугу, выбрав место без рекомендаций старейшин, а так, "чтобы всем поближе было". Место оказалось низменным, глухим, далеким от тракта и ко всему прочему неурожайным. Сегодня село представляет собой два ряда домов, которые тянутся вдоль широкой, как Невский проспект, улицы Лесной — единственной улицы Вершины Тутуры. Которая никуда кроме тайги не ведет...

Свои капуста и мелкая картошка в селе растут неохотно. Однако верхнетутуринцы не оставляют попыток в борьбе за урожай, строят теплицы и продолжают высаживать морковь, свеклу, огурцы-помидоры. А картошку и капусту выменивают в Анге на грибы, ягоды и орехи. Кстати, свежий лесной урожай делят на три части — на обмен, на продажу и себе. С огорода эвенки питаются только осенью — на большее овощей не хватает.

Десять часов на коне до эвенков

От райцентра Качуг на север по тракту, мимо деревни Анги и чуть дальше — до ручья Бугой. Дорога ровная, и на машине ехать полчаса или минут сорок. На Бугойском с тракта сворачиваем на лесную дорогу, и все последующие 36 километров уазик ползет со скоростью парализованной черепахи, прыгая по бесконечным кочкам и мотаясь из стороны в сторону. Единственная дорога в Вершину Тутуры — зимник, коварная тонкая нить. Стоит зазеваться и чуть отклониться от дороги — и машина проваливается в снег по фары. Перевал Березовый — как отметка половины пройденного пути.

Зимник работает полгода, с ноября по апрель, — это время машин. Три часа на дорогу до райцентра — по местным меркам это до смешного короткое время. А с началом весны начинается активный завоз продуктов и ГСМ на все лето — что завезут в единственный тутуринский магазин, тем и будут питаться эвенки с конца весны до середины осени. Стратегические продукты — мука, крупы, соль и сахар... Кстати, вкуснейший качугский хлеб в Тутуре не любят — пока его везут по зимнику, он перемерзает, крошится и становится невкусным.

Годовой завоз уже практически закончен — осталось довезти тридцать мешков сахара и полторы тонны муки. И индивидуальные заказы — от кирпичей для новой печки и стекла для мансарды до компьютерного стола в школу и телевизора в семью — нужно завозить по зимнику в порядке очереди. Одним из первых в годовой завоз, еще по прочному зимнику, везут горючку для генератора — в среднем 36 000 литров, из расчета, что свет дают на восемь часов в сутки (зимой и по воскресеньям — чуть побольше).

Продавщица магазина рассказала, что иногда продуктов не хватает до осени. В прошлом году, например, не хватило макарон и курева, пришлось везти на конях. А вот водки, как ни странно, хватает всегда. Говорят, что есть некие нормы, сколько нужно каждого наименования продуктов на одного человека, но найти эти нормы автору так и не удалось. Почту и прессу летом возят на конях, если погода хорошая — то три раза в неделю.

В апреле зимник превращается в непроходимое болото, летом машина по такой дороге пройти не может, и все сообщение с Большой землей происходит на конной тяге. Чтобы от Бугойского добраться до Тутуры, уходит от восьми до десяти часов, если учитывать время на чай на перевале Березовом. До сих пор жители Верхней Тутуры обижаются на журналистку, которая несколько лет назад сообщила потрясенным телезрителям: если в селе что-то случается, то участковый Анатолий Вечеренко скачет по тайге на коне. "Она что, совсем глупая, простых вещей не понимает! — возмущаются старики-эвенки. — По тайге на коне нельзя скакать! По тайге на коне можно только ехать!!!"

Тяжкое бремя выбора

Эвенки говорили, что есть такая примета — как проголосует Вершина Тутуры, так проголосует и весь район. Это было неоднократно проверено на предыдущих выборах.

В воскресенье, 2 апреля, погода была неустойчивой — то светило режущее глаза солнце, то валил снег. В Иркутске снег уже почти стаял, в Качуге его тоже осталось совсем мало, а в тайге еще глубокая зима. К началу выборов, к десяти утра, свет еще не дали. Участок располагался в местной библиотеке. Кабинку отгородили среди полок, и свой выбор по вопросу объединения области с Усть-Ордой эвенки делали в хорошей компании — среди книг Салтыкова-Щедрина, Чехова и Гоголя.

Первой проголосовала ровно в десять бухгалтер Ирина Аркадьевна — пришла из-за стенки, где находится поселковая контора, молча бросила бюллетень и так же молча ушла сводить дебет с кредитом. После этого наступило долгое затишье.

— Не проснулись еще люди, погода вон какая тяжелая. Как говорится, людей морок придавил, — спокойно рассуждал охотник и по совместительству глава поселковой избирательной комиссии Илья Дорофеев.

Раньше устраивать выборы прилетали на вертолете, завозили свежие продукты, и для людей это всегда был праздник — традиционно все выборы проводились в начале осени, когда потребительская корзина полностью пустела. Оказалось, что теперь в Вершине Тутуры завлечь людей на выборы, правильно их организовать — это целая отработанная на пробах и ошибках методика. Рассказывают, что когда несколько лет назад были выборы в органы местного самоуправления, какой-то коммерсант увязался вместе с избирательной комиссией. И никто как-то не заметил, что он привез с собой три фляги спирта — менять на соленую рыбу.

Пока организовывали помещение для избирательной комиссии, веселые эвенки сновали по улицам с флягами, а когда пришло время открывать избирательный участок, улицы как будто вымерли — все мужики спали счастливым пьяным сном. И участковому Анатолию Вечеренко пришлось идти по всем домам подряд и в шею гнать людей на выборы. В следующий раз глава поселковой администрации распорядился не продавать водку в магазине до тех пор, пока все не проголосуют. Выборы прошли в рекордные сроки с почти стопроцентной явкой.

На предложение пораньше включить свет Илья Фомич со знанием дела ответил:

— Включишь свет — все к телевизорам усядутся.

Вскоре люди потянулись, за голосованием делясь последними новостями. Потомственный охотник и один из немногих оставшихся рыболовов Владимир Щапов посетовал, что осенью надо идти в орешник, а продуктов в магазине нет. Кто-то другой пожаловался, что свет вырубили за пятнадцать минут до конца фильма, так и не узнали, чем дело кончилось (свет в селе гасят в час ночи. Накануне был триллер про вампиров. — Прим.авт.).

Семидесятилетняя старуха Евдокия Феофановна, увидев участкового, забыла про выборы и начала жаловаться, что ей мальчишки летом под видом дикого мяса, как здесь называют охотничью добычу, продали собачатину. Когда Илья Дорофеев спросил, где ее старик, она ответила, что он "пошел на принцип" — ему не дали пенсию, курево покупать не на что, и он лежит, ругается, не хочет идти на выборы. Когда ей вручили бюллетень, оказалось, что она забыла дома очки и не может понять, где ставить галочку.

К обеду народ пошел непрерывным потоком, и к четырем часам проголосовало почти девяносто процентов населения Вершины Тутуры.

Чтобы задобрить духов, надо целовать пенек

Лес вокруг Вершины Тутуры — это дикая тайга, охотничьи угодья. Эвенки говорят, что к ним, как правило, не заходят чужие охотники, уважают "право территории". Охотников в Вершине Тутуры около пятидесяти, из них тридцать семь имеют собственные угодья. Сильно осложнило жизнь охотникам то, что леса горят из года в год. Погорело много кедрача, источника орехов и пушнины. И охотники опасаются, что если это лето тоже будет сухим и жарким, то из-за пожаров в тайге вообще будет делать нечего.

Охотник Илья Дорофеев рассказал, что и минувший охотничий сезон был для эвенков крайне неудачным. Когда в начале октября охотники пошли на белковку, то есть на охоту на пушного зверя — белку и соболя, оказалось, что выпал сильный снег. Снег был глубоким, до семидесяти сантиметров, а потом пригрело солнце и снег "чирал". Чир — это страшное природное явление, смерть для собаки, конец любой охоте. Чир — это тонкая ледяная корочка на глубоком снегу. Собака проваливается, чир режет сухожилия и сосуды, срезает с лап шерсть.

Эвенки называют чиром только осенний чуть подтаявший снег, в отличие от весеннего наста — плотного, прочного, который хорошо держит и собаку, и человека, а зверь — лось, изюбрь, медведь — в него проваливается, не может быстро бежать. Наст стоит с середины апреля до мая, но в это время охотник может добыть только немного дичи для себя — это не сезон охоты. Этой осенью, как говорят охотники, никто даже не вытаскивал из сейфов ружья; зверовать, то есть охотиться на крупного зверя, по чиру никто не пошел. Охота началась только с сильными ноябрьскими-декабрьскими морозами. Потом эвенки переключились на заготовку дров, а потом уже начали праздновать добычу.

Вообще, охотники по приметам "брызгают" и перед охотой. Для этого есть специальные обрядовые места, похожие на бурятские бурханы, — с ленточками на ветках деревьев. Нужно обязательно "побрызгать в лоскутки" водкой на удачную охоту, выпить самому... Даже водители, проезжая такие места, делают характерный жест кулаком, как бы наклоняя горлышко бутылки, символически "брызгают".

Эвенки не прочь и пошутить. На перевале Березовом, в одном из мест-"лоскутков", водителя машины, ехавшего из района за орехами, на полном серьезе заставили молиться на коленях и кланяться духам места. А когда в Вершину Тутуры ехали два молодых студента-охотоведа, на перевале им объяснили, что по традиции нужно выпить водки и поцеловать пенек. Провожатый-эвенк очень забавлялся, глядя, как студенты, слегка "поплывшие" от водки, на полном серьезе, стоя на коленях, целуют обгорелый пень и объясняют духам, что они пришли в эти места с добрыми помыслами.

Но и сами эвенки люди суеверные, верят в вещие сны и свои собственные приметы. Хорошей приметой перед охотой во сне считается увидеть кровь — к добыче. С другой стороны нехорошо увидеть "пустого человека", как правило женщину, идущую с пустыми руками. Считается, что и сам пустой вернешься... У каждого охотника есть своя женщина "с кривым глазом". Если увидишь ее перед охотой, она обязательно сглазит удачу. А старые языческие обряды уходят в прошлое. Уже не принято просить у убитого медведя прощения. Некоторые еще едят "горячую" печень и пьют кровь. Но объясняют это сугубо практическими причинами: в период гона козья кровь "дурная, кипит", поэтому считается лечебной, а печень просто очень вкусная.

Говорят, также очень вкусная "куряшка" (так называют жареную или вареную беличью тушку). Редким деликатесом считается белое мясо рыси. Коренное отличие эвенков от бурят — они никогда и ни при каких обстоятельствах не едят конину. Конь — это друг.

Криминал по-эвенкийски — напиться после охоты и немножечко подраться

Майор милиции Анатолий Вечеренко уже 35 лет работает в районе и не первый год является лучшим участковым Качугского района. Но эвенкийские поселения не доставляют ему особой головной боли. Раньше случалось, что охотники в пьяном запале хватались за ружья и дело доходило до смертоубийства. Но последние лет десять несколько населенных пунктов компактного проживания эвенков являются самыми спокойными в криминогенном отношении местами на карте Качугского района.

— Эвенки — люди гораздо более мягкие и спокойные, чем русские. Это в русских деревнях процветают квартирные кражи, кражи цветного металла, бытовая преступность. Эвенки живут обособленно, все друг друга знают, но не как соседи, а скорее как одна большая семья. Как ни странно, здесь очень мало алкашей. Поэтому у них почти не возникает друг к другу агрессии, поводов для конфликтов, — рассказал Анатолий Петрович.

Очень показательно, что за последние три года здесь не случилось ни одного громкого преступления. В 2004 году маленькой местной сенсацией стало ограбление магазина: злоумышленники ночью домкратом приподняли здание и украли курево и коньяк. И после этого наутро отправились рыбачить на отдаленное озеро Эконар, за 35 километров от Вершины Тутуры. Как признается сам Анатолий Вечеренко, раскрыть это преступление моментально, по горячим следам, помогла чистая случайность. Он поймал за ухо пацаненка, который курил сигарету. И поинтересовался, у кого он ее стрельнул.

"Мне Олежка Белоусов дал", — ответил пацаненок, и тут Анатолий Петрович задумался. Олежка в селе был голью перекатной, у него и денег-то на сигареты никогда не водилось. А уж чтобы сигареты малышне раздавать — так для Олежки это щедрость невероятная! Участковый нагрянул к Белоусову и крепко взял его в оборот. Тот недолго сопротивлялся и выдал имена двух своих подельников...

О преступлениях прошлого года, оказалось, и вспомнить-то нечего — некто Соколовский снял со школьного трактора топливный насос. А этот год начался со стрельбы. Хотя обстоятельства дела скорее комичны. В маленьком поселке Чинанга пьяный Леша Попов выстрелил из гладкоствольного ружья в Толю Сафонова, чем нанес ему легкие телесные повреждения. Как оказалось при разбирательстве, Попов сидел со своей подружкой и женой Сафонова и злоупотреблял алкоголем. Точнее говоря, стеклоочистителем "Факел". Анатолий пришел за своей женой и в непарламентских выражениях высказал ей свое недовольство. Проще говоря, "дал в рог". Изрядно подогретый "Факелом" Попов заступился за женщину. Не оценивший рыцарского порыва Сафонов схватил со стола нож. В ответ Попов вытащил из-за печи ружье и предупредительно выстрелил в пол. А когда Сафонов выскочил в двери, произвел ему вслед прицельный выстрел в область поясницы.

Автор выражает глубокую признательность за организацию поездки начальнику территориальной избирательной комиссии Ольге Литвиновой и главе Качугского района Павлу Козлову.

Загрузка...