Сельским поселениям не на что себя содержать

Существующая система распределения налогов не позволяет сформировать полноценный бюджет

Съезд депутатов представительных органов Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа состоится 31 марта в Иркутске. Парламентариям предстоит обсудить вопросы реформы местного самоуправления и проблемы, связанные с ее реализацией. Уже сейчас понятно, что при существующей системе распределения налогов сельские поселения не смогут сами себя содержать. О том, насколько остро стоит этот вопрос на селе и к чему может привести создавшаяся ситуация, "СМ Номер один" рассказал Аполлон Иванов, единственный в Законодательном собрании Иркутской области депутат от Усть-Ордынского Бурятского автономного округа.

Проблема одна — денег нет

После вступления в силу Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе образовалось 77 сельских поселений. Каждое из них должно задуматься о формировании собственного бюджета. Но из чего должен складываться бюджет сугубо сельскохозяйственных территорий, если доходы состоят только из земельного налога, налога на имущество и десятипроцентного подоходного налога, неясно. Ведь подоходный налог взимается с работающего населения, которого на селе по пальцам пересчитать. А о земельном и имущественном налогах и говорить нечего — у деревенских просто нет денег на то, чтобы оформить собственность.

По словам Аполлона Иванова, в сельских поселениях нет средств и на то, чтобы содержать администрацию и депутатский корпус, поэтому речи об освобожденных депутатах уже не идет.

Согласно последним поправкам в федеральный закон, в сельских поселениях один человек будет являться и главой администрации, и главой муниципального образования, и председателем думы.

Таким образом, смешиваются две ветви власти — исполнительная и представительная, которые по закону должны быть разделены в целях сохранения демократических принципов.

Аполлон Иванов считает, что без поправок в налоговое законодательство в сложившейся ситуации не обойтись. Во-первых, поселения все разные — в одном может быть полторы тысячи человек, в другом три или пять тысяч. Кроме того, одни территории являются депрессивными, а другие — более или менее успешными. Бюджеты же везде одинаковые. Получается, сколько ни трудись, больше не получишь.

По словам депутата Законодательного собрания, эти проблемы существуют везде — и в Усть-Ордынском округе, и в Иркутской области, да и по всей стране в целом.

Однако в УОБАО по сравнению с Иркутской областью наблюдается больший спад в сельскохозяйственной сфере. И национальный проект вряд ли поможет выправить ситуацию. Кредиты будут давать под залог, а во многих хозяйствах и закладывать уже нечего. Если отдельные сельхозпредприятия и сумеют получить кредит, то потом начнутся проблемы с его возвратом. Деньги по нацпроекту идут только на строительство и реконструкцию животноводческих ферм и приобретение кормозаготовительной техники, и быстрой отдачи в данном случае ждать не приходится.

Деревня выполняет охранные функции

Еще одна проблема сельских поселений — земельные паи. Пока в большинстве случаев они не оформлены в собственность — у людей нет денег. Однако если их оформить, может возникнуть другая проблема. Иванов опасается, что люди начнут продавать паи и останутся без земли.

— Богатый дядя купит, налоги пойдут, а местные жители останутся без работы, — говорит Аполлон Николаевич. — Уже сейчас в стране достаточно примеров, когда крупные олигархи берут земли и деревенские жители остаются ни с чем. Если приобрести импортную технику, то тысячу гектаров может обрабатывать один человек, причем даже этот человек, как правило, приезжает на работу из города. В городах достаточно квалифицированных механизаторов, и все работы ведутся вахтовым методом. Урожай убрали, все вывезли, а местные жители сидят без средств к существованию. Есть мнение, что люди в деревне не могут работать — пьют. Также говорят, что в цивилизованных странах 3—4 процента сельского населения кормит страну, а у нас — 30 процентов. Но в России другая ситуация — огромное пространство не заселено. И деревня у нас занимается не только сельским хозяйством, но и выполняет социальные, политические и, если хотите, охранные функции — территория под контролем. Если опыт других стран переложить на наши реалии, огромное количество земель опустеет. Но природа, как известно, не терпит пустоты. Кто-то заселит ненужную территорию.

От работы промышленных предприятий зависит судьба сельского хозяйства

Аполлон Иванов полагает, что нужно всеми силами постараться сохранить то, что мы сейчас имеем. В настоящее время остро стоит проблема гидролизных заводов, а от их работы зависит и сельское хозяйство. Если вернуть заводы к жизни, оживится рынок зерна.

Немаловажную роль, по мнению Иванова, в развитии сельского хозяйства играют и личные подсобные хозяйства — во время войны они оказали неоценимую помощь фронту.

В округе есть положительный опыт поддержки подсобных хозяйств, который можно было применить и в области. Время показало, что так называемые коровьи деньги, которые получают жители округа, владельцы КРС, являются хорошим подспорьем в развитии подсобных хозяйств.

По словам Аполлона Иванова, сначала люди пытались скрывать свою живность — срабатывал советский менталитет. К примеру, в хозяйстве пять коров, а записывали одну или две. Потом, оценив ту помощь, которую им предлагают, владельцы личных хозяйств перестали прятать коров, и в настоящее время отработанная в УОБАО система поддержки личных подворий может помочь в проведении сельскохозяйственной переписи.

Метки:
baikalpress_id:  21 583