Иркутск — столица прибайкальских бурят

Противники объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа говорят, что у бурят отбирают их родовые земли, а всех, кто с ними не согласен, называют предателями бурятского народа. Среди таких вот "предателей" оказались известные и очень уважаемые в области люди. Они открыто выступают за объединение и в оправданиях или защите не нуждаются. Наоборот, оправдываться должны те, кто по долгу службы выступает за объединение, а на деле не хочет терять своих теплых насиженных мест. Я говорю о той армии усть-ордынских чиновников, которые с трибун говорят одно, а на "кухне" совсем другое. Поверьте, я знаю, о чем говорю, так как со многими лично знакома. Но речь не о них, а о том, почему лично я за объединение.

Я за объединение с Иркутской областью, потому что считаю, что Иркутск является историческим, экономическим и географическим центром всех западных бурят. Именно здесь до XVII века жили мои предки, а сейчас живут многие мои родственники. От того, что они живут за пределами Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, они не перестали быть бурятами. И кто, как не буряты, живет в Ольхонском районе, в Большом Голоустном, Одинске, Качуге, Ангарске, Нижнеудинске?

Надо сказать, что в результате территориального передела 1937 года больше всего пострадали именно те буряты, которые оказались вне автономий. Сохранению языка и культуры коренных народов в те годы вообще уделялось мало внимания, а уж за пределами автономий и подавно. Автономия по-советски состояла только в том, что на ее территории представители "титульной" нации имели больше возможностей получить образование, хорошую работу и руководящую должность. За пределами же округа представители коренного населения имели мало перспектив, а карьерный рост в системе государственной власти был практически невозможен. Будучи коренными жителями Иркутской области, буряты постоянно сталкивались с различными проявлениями национализма — как на бытовом, так и на самом высоком уровне.

Результатом той национальной политики, которую проводило советское правительство, стал массовый исход бурятского населения с территорий, не вошедших в состав Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Так, численность бурят в одном только Качугском районе сократилась за эти десятилетия в несколько раз и составляет ныне всего 1300 человек.

Противники объединения считают, что та же участь после объединения ожидает Усть-Ордынский Бурятский автономный округ. И эти опасения не беспочвенны. Однако следует заметить, что миграция из округа всегда была и будет. Наиболее честолюбивые и способные наши соотечественники всегда устремлялись в города, где, безусловно, гораздо больше возможностей для самореализации. Социологи считают, что буряты очень мобильный народ. В мире численность бурят составляет немногим более полумиллиона человек, но при этом география их местожительства чрезвычайно широка. В России нет региона, где бы не жили буряты. И как правило, все они довольно успешно устраиваются на новом месте. Вероятно, в этом сказывается кочевое прошлое нашего народа.

Создание автономии в составе Иркутской области было не что иное, как попытка загнать бурят в резервацию — в худшем смысле этого слова. Искусственные границы, установленные сталинским правительством еще в 1937 году, не спасли наш язык и культуру от забвения, а лишь ускорили процесс ассимиляции, так как в советское время нам навязывалась одна культура — советская. И сегодня в Усть-Ордынском округе проблема сохранения бурятского языка стоит не менее остро, чем в Иркутской области.

Именно в новом объединенном субъекте Федерации у нас есть реальный шанс возродить язык, культуру и традиции бурят Прибайкалья. Всего Прибайкалья, а не только Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. И хотя на уровне Федерации национальной политике не уделяется должного внимания, на региональном уровне уже есть определенные сдвиги. В ближайшее время в Иркутске планируется открыть областное государственное учреждение "Центр сохранения и развития бурятского этноса".

В этой связи председатель комитета по связям с общественностью и национальным отношениям Сергей Коженков сказал, что в первую очередь государством должны поддерживаться культура, язык и традиции коренного населения Иркутской области. "Это важно не только для сохранения этноса как такового, но и для развития туризма в Иркутской области, — отметил он. — Когда к нам приезжают гости из других регионов страны или из-за рубежа, они прежде всего интересуются культурой коренных народов". По словам Сергея Коженкова, уже в этом году планируется разработать областную целевую программу по сохранению и развитию бурятского этноса, с тем чтобы со следующего года она начала финансироваться. Однако следует все же сказать, что никакая программа не поможет сохранить уникальную бурятскую культуру, если сами ее носители не будут проявлять инициативу. Без активности самих бурят власть может постепенно забыть об их проблемах и нуждах.

В регионе неоднократно высказывалась идея восстановления Бурятии в границах 1937 года. При этом в качестве основного аргумента сторонники единой большой Бурятии говорят о восстановлении исторической справедливости. Позволю себе не согласиться и с этим утверждением, так как известно, что Бурят-Монгольская АССР была создана лишь в 1923 году и просуществовала всего 14 лет. А вот разделение бурят на западных и восточных произошло задолго до того, как появился Усть-Ордынский Бурятский автономный округ. На самом деле историческая справедливость состоит в том, что живущие по эту сторону Байкала буряты по торговым и иным делам ездили именно в Иркутск, а не в Верхнеудинск (ныне это столица Бурятии — Улан-Удэ).

Надо сказать, что идея объединения с Бурятией не находит поддержки в Усть-Ордынском округе. Еще бы, ведь в этом случае усть-ордынская элита не сможет претендовать ни на какой особый статус.

Образование единой большой Бурятии не принесет пользы бурятскому народу, потому что объединение двух депрессивных автономных округов со столь же депрессивной республикой не может привести к возникновению экономически сильного, процветающего региона. Коль скоро мы живем в российском государстве, едином и неделимом, то не стоит говорить о том, что мы теряем свои земли. В Бурятии численность коренного населения составляет всего 28%, в Усть-Ордынском округе — 39%, можно ли говорить, что земля там принадлежит бурятам? По моему убеждению, земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Рядовые жители округа — те, кто пашет и сеет на своей земле, — не боятся потерять ее. Об этом кричат, как правило, те, кто находится очень и очень далеко от земли и не знает, как трудно дается селянам их хлеб. Перспективы же развития сельского хозяйства в округе связаны прежде всего с объединением промышленной области и аграрного округа.

Аларский и Нукутский районы округа всегда тяготели к Иркутску, так как даже ездить в Усть-Орду жителям этих районов чаще всего приходится через областной центр. Учителя, врачи, художники, писатели, предприниматели бурятской национальности — многие живут в Иркутске. Здесь выше уровень жизни, легче найти работу, поступить в вуз, заняться бизнесом, тогда как Усть-Ордынский Бурятский автономный округ представляет собой единое целое только на карте. А все дороги округа ведут в Иркутск — настоящий центр прибайкальских бурят.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments