Героиновые дебри Иркутска

Наркоманы, озадаченные поиском очередной дозы, даже не прячутся от милиционеров

Пять часов вечера. Около здания Свердловского РОВД выстраиваются люди в погонах. Это патрульно-постовой наряд, группа задержания отдела вневедомственной охраны, батальон армейской милиции и группа немедленного реагирования (ГБР). Заместитель начальника Свердловского РОВД Дмитрий Никеров проводит инструктаж и проверку готовности состава. Милиционеры отправляются на патрулирование вечернего города. На дворе пятница, конец рабочей недели, — время, когда на Иркутск накатывает самая большая волна преступлений. Вместе с экипажем ГБР 7 на патрулирование Свердловского района отправилась корреспондент "СМ Номер один".

От героина язык немеет

Группа быстрого реагирования, которую возглавляет старший лейтенант Георгий Блинов, считается в Свердловском РОВД одной их самых показательных. Буквально накануне экипажем ГБР 7 по горячим следам были задержаны два человека, которые ограбили мужчину недалеко от вокзала. Потерпевший, с которого сняли куртку, позвонил в дежурную часть Свердловского РОВД. На его счастье, поблизости дежурила группа быстрого реагирования. Забрав пострадавшего, оперативники быстро вычислили разбойников. Заметив милицейскую машину, грабители хотели скрыться в квартире, но были пойманы с поличным.

Мы отправляемся на "экскурсию по криминальным достопримечательностям Свердловского района" — в 3-й поселок ГЭС. Сразу при въезде в поселок находится дом, отмеченный ироничной надписью из баллончика: "Наркота убивает". Сотрудникам милиции этот дом известен давно — именно в нем располагается один из самых известных наркоманских притонов. Тут же из подъезда выныривает женщина со слегка одутловатым лицом.

— Наркоманы там есть? — без всяких предисловий спрашивают ее оперативники.

— Есть-есть, там постоянно колются, — не задумываюсь ни на мгновение, отвечает женщина. — Только я тут не при чем, я там мужа искала.

Мы поднимаемся по ветхой лестнице барака — на втором этаже две двери, одна отгорожена решеткой. Мы стучимся во вторую, решеткой не защищенную.

Дверь открывает молодая девушка и с порога начинает оправдываться:

— Я сюда только котенка прихожу кормить. Он маленький, я ему туалет меняю. Жалко котеночка.

В однокомнатной квартире воздух сизый от сигаретного дыма. На кухне, которая по совместительству является и прихожей, в табачном тумане хозяин квартиры и его друг пьют спирт. Мы проходим в комнату. На тумбочке под телевизором аккуратно сложены шприцы, они валяются и на столике, застеленном грязной клеенкой. Рядом со столиком сидит молодой человек и вопросительно смотрит на нас.

— Чьи шприцы? — спрашивает его Блинов.

Ответ следуете лаконичный:

— Не мои!

— Колешься?

— Только пью.

Оперативник подходит к столу и откуда-то — то ли из-за кружки, то ли из-под грязного игрушечного зайца (мы и разглядеть-то не успели) — выдергивает завязанный целлофановый пакет. В пакете тетрадные листочки в клеточку, сложенные в несколько раз, — это чеки. В чеках белый порошок.

— Героин? — спрашивает Георгий Блинов присутствующих в комнате молодого человека и девушку.

На их лицах не дрогнул не один мускул.

— Это не мой, — отрезал молодой человек.

— А чей же?

— Женщины, которая отсюда вышла.

— Это не героин, я вам всем клянусь, — быстро заговорила девушка. — Наркоманы никогда просто так наркоту не оставят.

Девушка рассматривает листы, в которые завернуто зелье:

— Да и бумага в клеточку, у "бобров" (местные наркоторговцы. — Прим. авт.) другая бумага...

Девушка пробует порошок на язык, после чего безапелляционно констатирует:

— Точно, не героин, от героина язык немеет, а это сладость какая-то. Лекарство, наверное, или сахарная пудра.

Зелье милиционеры забрали с собой. Героин это или не нет, покажет экспертиза, а пока экипаж ГБР делится впечатлениями.

— Как только мы вошли в квартиру, я заметил движение, с каким молодой человек метнулся к столу, — говорит Блинов. — Подумал: что-то тут нечисто.

— Может быть, это и героин, только основательно разбодяженный, — отвечает его напарник. — Скорее всего, кинуть кого-то из новичков хотели.

Тропинки к кормушкам не зарастают

Мы едем по 3-му поселку, в котором кирпичные добротные дома соседствуют со старенькими сгорбившимися хибарками. В железных воротах некоторых гаражей видны маленькие закрытые отверстия — это кормушки. Тропинки к кормушкам протоптаны. Открывают эти окошки, по словам оперативников, очень редко и в строго определенное время. Это не то, что раньше, когда наркоманы выстраивались к кормушкам буквально в очередь, как в магазине. Сегодня наркоторговцы стали осторожнее.

На пересечении улицы и переулка мы заметили две иномарки. Судя по всему, должен был состояться акт купли-продажи наркотиков. Но машина ГБР спугнула продавцов и покупателей. Одной из машин удалось скрыться — она уехала вниз по улице. Другой не оставалось ничего другого, как поехать нам навстречу.

Водитель и пассажиры иномарки — наркоманы, о чем красноречиво говорили их вены. На заднем сиденье машины лежали ампулы с дистиллированной водой.

— Мы колемся только иногда, нечасто, — признается водитель.

На вопрос, что он делает в 3-м поселке, молодой человек честно отвечает, что приехал за наркотиками, но их ему не продали, отправили в центр.

Притон-ночлежка — приют для бездомных, проституток и преступников

Выехав из 3-го поселка ГЭС, мы отправились в еще одно наиболее криминогенное место Иркутска — район вокзала. Чуть выше привокзальной площади среди частных домов находится притон-ночлежка, где жаждущие крова и компании асоциальные элементы всегда могут найти приют за символическую плату или бутылку водки.

Дверь нам открыла девушка, заспанная и растрепанная. Ее подруга, тоже только что проснувшаяся, вышла из маленькой темной комнаты и прикурила от плиты, которая, по-видимому, служила источником тепла для всего дома. Свет в маленькой комнате не зажигали, ставни были закрыты наглухо. Единственным источником света служила тусклая лампочка в коридоре, совмещенном с кухней.

Несмотря на темноту, от глаз оперативников не ускользнуло едва заметное движение дверцы шкафа. Через мгновение в этом самом шкафу был обнаружен мужчина.

По словам молодого человека, он совсем недавно потерял работу. В притон его привела банальная причина — долговременный запой. Поведение мужчины, да и его облик показался оперативникам подозрительным. Поэтому он был доставлен в Свердловское РУВД для проверки по оперативной базе.

К тому времени на улице уже смеркалось. Конечно же, мы не объехали и третьей части всех злачных мест Свердловского района. Но впереди у патруля целая ночь. Ночь с пятницы на субботу — самая сложная ночь недели.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала заместителя начальника Свердловского РОВД Дмитрия Никерова, старшего лейтенанта Георгия Блинова и милиционера-водителя Андрея Развозжаева.

Метки:
baikalpress_id:  21 533
Загрузка...