Глава районной администрации пошел налево

Приняв активное участие в освоении правого берега водохранилища, Сергей Зубарев взялся за левый берег

Мельничная Падь, которая находится всего в десяти километрах от Иркутска, могла бы стать благополучным и процветающим поселком: земля здесь стоит в среднем 1000 долларов за сотку, а в самых престижных местах, прилегающих к береговой линии Иркутского водохранилища, — до 3000 долларов. Однако от продажи земли местное население не имеет ни копейки и живет в полной нищете. С подачи мэра Иркутского района Сергея Зубарева жителям поселка, вопреки Закону "О местном самоуправлении", отказано в создании собственной администрации, и все сделки по купле-продаже земли проходят где-то далеко от них. О новых владельцах участков жители Мельничной Пади узнают, когда возле залива начинают строить очередной кирпичный забор. Такое положение дел выгодно районной администрации — местное население отстранено от участия в управлении собственными землями.

Жизнь без власти

Первые вопросы относительно того, почему в Мельничной Пади нет своей администрации, появились у местных жителей еще три года назад. Поссовет находился тогда в селе Смоленщина — а это добрых полсотни километров, что доставляло жителям Мельничной Пади немалые неудобства: решение самого простого бытового вопроса превращалось в серьезную проблему, криминогенная обстановка в поселке существенно ухудшалась. Ведь участковый тоже находился в Смоленщине. Власти в Мельничной Пади не было никакой, что способствовало полному разграблению поселка.

Тогда наиболее активная часть населения организовала сельский сход, на который приехали представители администрации Иркутского сельского района. Мэра Сергея Зубарева в составе делегации не было, но он высказал свое отношение к происшедшему в интервью одному из местных телеканалов.

— У них возникла такая идея — организовать сельскую администрацию. Но если рассматривать с точки зрения существующего законодательства — этот вопрос проблематичный, — заявил глава Иркутского района Сергей Зубарев, показав, как мы видим, недюжинное знание русского языка.

В итоге тогда жителям Мельничной Пади в создании администрации отказали, ссылаясь на то, что поселок слишком маленький — чуть больше трехсот человек.

Вопрос о создании муниципального образования на базе Мельничной Пади и находящегося в нескольких километрах поселка Новогрудинино не поднимался и в минувшем году, когда в области, согласно Федеральному закону "О местном самоуправлении", прошли выборы глав и депутатов поселковых МО.

Как известно, список новых муниципальных образований готовит районная администрация и, согласно этому списку, областные власти делают нарезку округов. Но мэр района Сергей Зубарев по причинам, о которых мы еще поговорим, не захотел отпускать Мельничную Падь в свободное плавание и в список отдельных муниципальных образований поселок не включил. О такой "мелочи", как желание его жителей создать свою администрацию, Сергей Федорович и вспоминать, судя по всему, не стал. Единственное, что изменилось, — поселок отошел к Марковскому поссовету.

"Вопрос проблематичный"

На самом деле вопрос о создании местной администрации в поселке Мельничная Падь не выглядит таким уж проблематичным, как его пытается подать мэр Иркутского района Сергей Зубарев. Более того, он вполне решаемый.

Во-первых, согласно Закону "О местном самоуправлении", любой населенный пункт, независимо от того, сколько человек там живет, может создать собственную администрацию, если его жители выходят с соответствующей инициативой. В Мельничной Пади такая инициатива, как мы помним, существует. В поселке есть люди, которые реально оценивают ситуацию, имеют планы по развитию территории и готовы реализовать эти планы на практике.

Во-вторых, в Законе "О местном самоуправлении" записана норма: если житель отдельно взятого населенного пункта не может дойти пешком до администрации и вернуться в родную деревню за световой день, в этом, отдельно взятом населенном пункте необходимо создать свой орган управления. От Мельничной Пади до Марково около 40 километров по тракту или примерно 15 километров через лес по проселочным дорогам. Какой бы путь ни выбрал селянин — в зимнее время пешком туда и обратно за световой день он вряд ли обернется. Тем более что в Мельничной Пади большинство так называемых селян — престарелые бабушки и дедушки.

В-третьих, закон предусматривает половинчатую меру: назначение на селе старосты из числа местных жителей, который является представителем администрации МО непосредственно на месте. Через него решаются все вопросы, в том числе и по отводу земель. Жители Мельничной Пади утверждают, что обращались с просьбой о назначении старосты, но получили от районной и поселковой администраций ответ: "А на что вы его содержать будете?" В итоге вопрос со старостой повис с воздухе.

Сельский триллер

Мы часто ругаем власть, никогда не задумываясь: а как это, собственно, жить без власти? Жители Мельничной Пади ощутили вкус анархии на полную катушку. Жизнь в поселке превратилась в настоящий триллер. Незадолго до нашего приезда здесь случилась просто вопиющая история.

13 февраля местная молодежь напала на дом директора клуба Ольги Москвитиной. Несколько человек ночью вооружились штакетинами, топорами и прочими подручными средствами и устроили во дворе Ольги Валерьевны настоящий погром. Почти всю ночь Москвитины вместе с соседями держали осаду.

Конфликт Москвитиной с подростками имеет довольно долгую историю. Возможно, о нем не стоило бы упоминать, если бы он не имел прямого отношения к общему стилю жизни этого маленького прибрежного поселка. По сути, все началось еще в мае прошлого года, когда Ольга Валерьевна стала работать завклубом. Сам клуб — бывшее здание конторы — долгое время был местом встречи поселковой молодежи. Ключ от клуба хранился у кого-то из подростков. Вечером они открывали помещение, пили спирт, танцевали, курили. А ближе к утру закрывали. Такое вот поселковое самоуправление существовало в Мельничной Пади.

Все это происходило совершенно бесконтрольно, и что вытворяла молодежь в здании бывшей конторы, никому, кроме них самих, неведомо.

Ольга Москвитина собралась навести в клубе порядок — выгребла из помещения весь мусор, сделала в здании элементарный ремонт. В свое время на эти цели специально приглашенные строители составили смету в 231 тысячу — Москвитиной администрация с барского плеча выделила восемь тысяч. Подачку от властей Ольга Валерьевна потратила на покупку стройматериалов, все работы делала с мужем и друзьями бесплатно.

Однако порядок, установленный завклубом, пришелся не по нутру некоторым представителям местной молодежи, а особенно их неформальному лидеру — некоему гражданину по имени Вова К. По каким-то причинам, связанным, судя по всему, со здоровьем (а некоторые говорят более прямо — с умственным развитием), Вову К. не взяли в армию, и он реализует свою жажду деятельности на поселковом уровне. Местные жители говорят, что Вова К. практически взял на себя функции мэра. Некоторые слышали, как он прямо говорил: "Я — хозяин поселка!" Вова К. берется за решение многих вопросов, и его слушается большинство жителей Мельничной Пади.

А тем, кто не послушался, грозит наказание. И нападение на дом заведующей клубом, по сути, и стало всеобщей акцией устрашения: вот, мол, как бывает с теми, кто идет против меня.

Москвитины отбились. Несколько раз обращались в милицию. Заявление от Ольги Валерьевны до сих пор лежит в Иркутском РОВД. Представители милиции не приехали в Мельничную Падь до сих пор.

Чужие земли

Наше дальнейшее общение с жителями Мельничной Пади оптимизма относительно перспектив поселка не прибавило.

В Мельничной Пади нет никакой работы. Лесозавод, который работал еще в конце 90-х и по сути был неким градообразующим элементом, развален, разграблен и находится в стадии банкротства. Об его нынешнем хозяине жителям поселка практически ничего неизвестно, но тактика неведомого владельца очевидна: реализовать лесозавод по дешевке подставной фирме, окончательно разграбить, а землю, на которой он стоит, продать. Земля эта поистине золотая: завод, который некогда работал на сплавном лесе, находится прямо на берегу водохранилища, да еще и на мысочке. Уже сейчас цена одной сотки здесь превышает 3000 долларов.

Разговоры о том, что для лесозавода нет сырья, не выдерживают никакой критики. За те четверть часа, что мы добирались по скользкой, как каток, дороге до Мельничной Пади, мы встретили три груженых лесовоза. Другой вопрос, что районная администрация палец о палец не ударяет, чтобы возродить производство. Но такая практика, к сожалению, стала для команды Сергея Зубарева уже привычной.

Кстати, территория, прилегающая к лесозаводу, уже продана под коттеджи. Здесь когда-то располагался склад пиломатериалов, но за то время, что завод стоял, территория заросла удивительными по красоте елочками. Жители Мельничной Пади обращались в администрацию с просьбой перевести эти земли из производственных в лесные. Как мы знаем из многочисленных публикаций, глава Иркутского района Сергей Зубарев — мастер переводить земли из одной категории в другую. Однако здесь Сергей Федорович почему-то свои таланты не применил. Елочки, едва успев подрасти, были проданы со всеми потрохами, то есть с корнями и ветками, приезжим богатеям и сейчас ждут вырубки.

У жителей поселка были и свои проекты создания рабочих мест. Раиса Агеева, жительница Мельничной Пади и депутат Марковского поссовета, рассказывает, как в поселке возникла идея организовать на въезде в Мельничную Падь, куда часто приезжают отдыхать горожане, зону отдыха: сделать прокат лошадей, продажу дров. В проекте планировалось задействовать в основном подростков. С инициативой вышли на поселковый совет, но его глава Галина Шумихина была категорична: не разрешаю — и точка. Уже позже Раиса Агеева узнала, что это место уже продано какому-то яхт-клубу.

От продажи земли в Мельничной Пади кто-то зарабатывает деньги, и немалые. Жители поселка не видят ни копейки. Весь оборот земель проходит без их ведома. О новом собственнике они узнают, когда появляется очередной забор — как правило, высокий и кирпичный. Заборы уходят в воду, полностью отгораживая участки от внешнего мира. Скоро для жителей поселка выход к воде станет вообще невозможным.

Мы глядели на эти художества застройщиков, и нас не оставляла мысль, что где-то это мы уже видели. Потом вспомнили: конечно, в Листвянке и поселке Никола — еще одной вотчине главы Иркутского района Сергея Зубарева. Удивительно все-таки похож у Сергея Федоровича стиль руководства! Недаром еще древние говорили: талант — его не спрячешь...

При всем этом местные жители годами ходят, чтобы оформить свою землю в собственность.

— Я приехала в Мельничную Падь 15 лет назад как специалист. Плюс к этому обладала статусом беженца, — рассказывает Елена Галюк, руководитель местного почтового отделения и библиотеки одновременно. — Так я два года землю оформляла. Сколько мне ездить пришлось — в районную администрацию, в поселковую! Ладно я, у меня еще силы есть. А деревенские бабушки, которым по 80—85 лет, — куда они поедут?!

В итоге многие пенсионерки живут в Мельничной Пади без оформления земли в собственность. Что случится с ними — земля отойдет Марковскому поссовету. А как поссовет распорядится землями — думаю, можно догадаться.

Еще большая проблема здесь с получением земли. Любую просьбу жителей Мельничной Пади о расширении старого земельного участка или получении нового ждет однозначный отказ властей. За последние десять лет никто из местных жителей землю не получил. В то время некоторые семьи из трех, а то и четырех поколений ютятся в маленьких домиках на крошечном участке земли.

Геноцид местного масштаба

Массовая безработица и отсутствие перспектив привели к тому, что поселок Мельничная Падь находится на грани вырождения. Кто-то из местных жителей, с кем нам удалось пообщаться, употребил даже такое выражение: геноцид против населения поселка. Впрочем, мы можем допустить, что тем людям, которые распоряжаются здесь землей, действительно выгодно, чтобы население Мельничной Пади поскорее исчезло. Тогда будет проще продать все земли.

И определенные движение в направлении истребления поселка происходит. Молодежь старается уехать в город. Кто остается — тот спивается. Естественно, на этом фоне в поселке с населением всего в 310 человек процветает целая сеть бутлегеров.

— Имена и адреса тех, кто продает спирт, всем известны, в том числе и милиции, — рассказывает Светлана Власова, жительница поселка, — но торговля продолжает процветать.

Пьют не просто катанку, а спирт с димедролом. Такой смеси много не надо: выпил сто грамм — и готов.

Средней школы в поселке нет, только начальная. Сейчас в ней учатся шесть ребятишек. Тех, кто постарше, автобус возит аж в Смоленщину. На дорогу уходит больше часа. Понятно, что школьники при каждом удобном случае стараются занятия пропустить, да и учатся, как правило, не очень.

Детский сад в поселке закрыли восемь лет назад. В ее здании разместили турбазу. Вскоре турбаза сгорела, а вместе с ней и планы по возвращению детсада. Сейчас работающее население возит детей в иркутские детские садики.

"Золотые голоса"

Впрочем, руководителей администрации Иркутского района все эти проблемы поселка не волнуют. Мельничная Падь им интересна только потому, что расположена в стратегически важном направлении: земли по правому берегу водохранилища Сергей Зубарев и его "карманные" главы сельских администраций уже полностью распродали — теперь настала пора приниматься за левый берег, где еще осталась свободная территория. А деньги здесь можно освоить немалые — о ценах на землю в районе Мельничной Пади мы уже говорили.

Поэтому предвыборная борьба за кресло мэра Марково (читай — Мельничной Пади) шла нешуточная. Уже известная нам Ольга Москвитина, которая во время октябрьских выборов возглавляла участковую комиссию, рассказывает, что местных жителей представители кандидатов грузили в автобусы и возили куда-то голосовать. Один автобус Ольга Валерьевна даже остановила, остальные ушли. То, что за голоса платят деньги, некоторые жители Мельничной Пади воспринимают как само собой разумеющееся.

В общем, нарушений было множество — и это, похоже, являлось нормой для муниципальных выборов на территории Иркутского района. Напомним, что из-за серьезных нарушений законодательства суд принял решение отменить аналогичные выборы в поселке Листвянка, а облизбирком снял главу ТИКа.

Для жителей Мельничной Пади, меж тем, было очевидно, что борьба между конкурентами шла не за Марково, а именно за их поселок. И это доказывает одно существенное обстоятельство: как мы уже говорили, незадолго до выборов Мельничную Падь передали из Смоленского в Марковский поссовет. И — вы только представьте себе! — мэр Смоленщины Галина Шумихина совершила аналогичные телодвижения: она отказалась от мэрского кресла в Смоленщине и выдвинулась на пост марковского мэра.

И в Смоленщине, и в Марково говорят, что Шумихина — человек из команды Зубарева. Сергей Федорович подвиг ее на смену дислокации, или сама она не смогла больше жить без Мельничной Пади — нам неведомо. Факт тот, что на выборах она победила и стратегическая Мельничная Падь осталась зубаревской.

Жители Мельничной Пади снова вне игры

Не будем сейчас анализировать, как случилось, что на выборах главы Марковской администрации победила жительница Смоленщины. В Марково, например, женщины, с которыми мы разговорились на автобусной остановке, считают, что он грамотно провела предвыборную агитацию в местном доме престарелых. В Мельничной Пади ее считают тонким психологом. А грамотный юрист, возможно, нашел бы и другие причины ее триумфа.

Так или иначе, Сергей Зубарев сохранил свой контроль за левобережьем Ангары. Ничего позитивного для развития этой территории такой расклад не несет. Продажа земель будет продолжаться, население — деградировать, и вскоре водоохранная зона в районе поселков Мельничная Падь, Грудинино превратится в такую же зону полулегальной коттеджной застройки, которую мы наблюдаем на правом берегу.


Метки:
baikalpress_id:  4 699