Осужденный погиб в ходе драки

Администрация 15-й колонии дала пояснения по факту гибели одного из осужденных

В прошлом номере газеты "СМ Номер один" сообщалось о преступлении, совершенном в ангарской исправительной колонии N 15. Напомним, что в новогоднюю ночь там погиб от разрыва селезенки и внутренней потери крови осужденный по имени Андрей. В интервью мать погибшего Людмила Васильевна обвинила администрацию колонии в истязаниях и попытке скрыть истинную причину смерти Андрея. Сразу после публикации правом на отзыв воспользовался начальник ИК-15 Виктор Архипов. В поддержку администрации учреждения также выступили члены родительского комитета, работники подшефного дома-интерната и даже правозащитник.

"Трагическая случайность, не более того"

Следует отметить, что встреча с начальником колонии N 15 Виктором Архиповым получила весьма неожиданную для корреспондента "СМ Номер один" форму. Сразу по приезде журналиста просторный кабинет руководителя учреждения заполнили представители родительского комитета и детского интерната N 7, с которым колония сотрудничает последние три года. Всех собравшихся Виктор Архипов поблагодарил за поддержку, заметив корреспонденту, что никого из этих людей он специально не приглашал, инициативная группа решила высказаться в защиту колонии самостоятельно.

— Понятно, что произошла трагедия, мы искренне соболезнуем семье погибшего, — сообщил начальник колонии. — Хочу заметить, что это происшествие никого из нас не оставило равнодушным. Подобное случается крайне редко, за весь 2005 год в Иркутской области таких преступлений было не больше двух. Что же касается нашего учреждения, последнее убийство в ИК-15 было совершено 1988 году, а предпоследнее преступление (это была попытка побега) — в 1999-м...

Далее Виктор Борисович сообщил, что с активом колонии он встречался 31 декабря, накануне трагедии:

— Сели в 23 часа и разошлись за 15 минут до боя курантов, это все могут подтвердить. И вот, как будто предчувствуя данную ситуацию, я говорил, что нужно обратить особое внимание на поведение осужденных именно в новогоднюю ночь. И все-таки недоглядели, это приходится признать. Но только это.

С начальником колонии полностью согласился правозащитник Дмитрий Уфимцев:

— На мой взгляд, все, что тут произошло, следует считать бытовым преступлением. Это даже убийством не назовешь, ведь прокуратурой инцидент квалифицирован как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека. То есть умысла на убийство не было. То, что человек нанес потерпевшему единственный удар, который оказался смертельным, — это случайное стечение обстоятельств.

"Вся беда подозреваемого в том, что он занимался спортом"

Касаемо самого инцидента, случившегося роковой ночью в жилой зоне отряда номер шесть, Виктор Архипов сообщил следующее:

— Раскрытием преступления занимается прокуратура; все, что непосредственно касается тех событий, мы пока подробно не комментируем, чтобы не оказывать давление на следственные органы. При невыясненных пока обстоятельствах между ними возник конфликт с последующей дракой.

Оба парня, по словам начальника колонии, примерно одного возраста и телосложения, оба участвовали в самодеятельных организациях, один — в секции дисциплины и порядка, другой — в пожарной секции.

— Понимаете, это же мужской коллектив, — продолжает Виктор Архипов. — Как известно, в нашей колонии отбывают наказание люди, совершившие тяжкие преступления, что не может не откладывать определенный отпечаток на взаимоотношениях. Горячие нравы, горячие сердца, подобные инциденты в таких местах неизбежны... Вся беда подозреваемого в том, что он занимался спортом. Если бы у него не был так хорошо поставлен удар, они с Андреем помирились бы раньше того, как зажили бы синяки, я в этом уверен. Но случилось непоправимое... Сигнал о том, что осужденному требуется медицинская помощь, поступил к оперативному дежурному, а затем и ко мне незамедлительно. Буквально через минуту я и врач были на месте. И поверьте мне, доктор сделал, все, что от него зависело.

Через 20 минут после констатации смерти начальник ИК-15 отправил соответствующее спецсообщение начальнику ГУФСИН по Иркутской области и прокурору Ангарской прокуратуры по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях.

— В спецсообщении был указан следующий диагноз: "пищевое отравление, гематома в области правого глаза, гематома грудной клетки с правой стороны", — комментирует Виктор Архипов. — Как видите, ни о каких попытках сокрыть следы преступления не может быть и речи.

Переводиться из 15-й никто не собирается

Адвокат Дмитрий Уфимцев прокомментировал интервью, которое дала нашей газете мать Андрея. По словам Дмитрия Владимировича, многие моменты в публикации отображены в эмоциональном ключе, а выводы сделаны преждевременно:

— Дисциплине в ИК-15 отводится особое внимание (все-таки режим здесь строгий), но подобные конфликты среди осужденные неизбежны. Тем не менее хочу заявить, что в этой колонии правозащитники бывают не реже одного раза в месяц и серьезных претензий с их стороны к администрации еще ни разу не возникало... Мелкие нарушения, конечно, регистрируются; как говорится, все мы люди. Но жалоб на истязания или давление со стороны работников учреждения не было. Даже после этого трагического случая никто из осужденных не написал прошение о переводе в другую колонию, наоборот — многие хотят попасть именно сюда.

Об этом же заявили и члены родительского комитета.

— Я искренне сочувствую горю Людмилы Васильевны, но хочу сказать, что того страха, который она пыталась вызвать у нас, дав это интервью, ни у кого из родственников осужденных нет, — рассказывает жена одного из осужденных Дарья. — Родные многих из нас сидят здесь уже по несколько лет, и ни одного серьезного повода для беспокойства еще не возникало. Понятно, что в мужском коллективе может случиться всякое, но общая обстановка в колонии этим конфликтам не способствует, администрация предпринимает все, чтобы такого не происходило.

— За три года работы нашего комитета мы достаточно хорошо познакомились с той работой, которую проводят здесь Виктор Архипов и его заместитель по воспитательной работе Алексей Шляпкин, — развивает тему член родительского комитета Андрей Легостаев. — Могу сказать, что дома эти люди бывают гораздо реже, чем здесь. Поэтому в невнимании к каким-то проблемам колонии, незнании больных вопросов их обвинить нельзя. И это можно сказать обо всех сотрудниках пятнадцатой.

Личным мнением о работе ИК-15 поделился частый гость колонии поэт Геннадий Гайда:

— Условия содержания в этой колонии заметно улучшились. Не знаю, хорошо это или печально, но даже лица у заключенных за последние годы стали лучше. Раньше приезжал и видел людей с клеймом дегенерации, сейчас этого нет... Конечно, убийство любого человека — это трагедия. Судить об этом я не могу, да и не имеем мы на это права. Пока не проведено следствие, все это пустая болтовня. Тем более недопустима печатная болтовня.

Все виновные будут наказаны

Проблему комментирует начальник отдела по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний прокуратуры Иркутской области, старший советник юстиции Андрей Кулишов:

— Под надзором специализированных и территориальных прокуратур, а также нашего отдела находится 19 исправительных колоний и 4 следственных изолятора. Всем выявляемым нарушениям и сигналам прокуратурой дается принципиальная оценка. Так, в прошлом году по представлению прокуратуры более 300 сотрудников системы исполнения наказаний были привлечены к ответственности, как дисциплинарной, так и материальной. Мы сами выезжаем на места, составляем по результатам каждой проверки соответствующую справку о нарушениях и, как правило, выносим представление о наказании того или иного сотрудника. Такого еще ни разу не было, чтобы прокурор побывал в учреждении и ушел, не выявив ни одного нарушения. Ежемесячную проверку одного из исправительных учреждений либо следственных изоляторов проводит лично прокурор области. Недавно он, например, проверял Братский СИЗО.

Теперь что касается исправительной колонии N 15. Поверьте, совершенно неважно, какой номер у учреждения, борется ли оно за звание образцово-показательного. Главное — это люди, которые находятся за колючей проволокой, и те, которые с ними работают. Нельзя забывать ни тех, ни других. Закон обязывает администрацию обеспечивать надзор и контроль за осужденными, но не всегда это имеет место быть. Об этом свидетельствует факт гибели осужденного в ИК-15. Должен отметить, что подобные эксцессы рассматриваются нами как чрезвычайное происшествие. Каждому факту смерти или гибели осужденного в обязательном порядке прокуратурой дается юридическая оценка. О смерти осужденного из 15-й колонии было незамедлительно сообщено в Ангарскую специализированную прокуратуру. Как и положено, на место выехал лично прокурор, который вместе с помощником произвел осмотр тела. Факт попытки администрации колонии скрыть данное преступление исключен полностью.

Те телесные повреждения, которые были зафиксированы на месте происшествия, не расходятся с выявленными позднее экспертом. Также незамедлительно было возбуждено уголовное дело по статье 111 ч. 4 УК РФ, его приняла к производству Ангарская специализированная прокуратура. Весь необходимый комплекс первичных следственных действий выполнен, мама погибшего допрошена, признана потерпевшей. Следствием рассматриваются все возможные версии, устанавливаются мотивы совершения преступления. Подозреваемый установлен, ему предъявлено обвинение, сейчас он находится под арестом.

Андрей Борисович добавил, что прокуратурой также проверяются и те доводы, которые приводит мать погибшего в своем заявлении и в интервью "СМ Номер один":

— Прежде всего хочу отметить, что мы глубоко уважаем чувства Людмилы Васильевны и приносим ей свои соболезнования. Со стороны надзирающего органа, прокуратуры Иркутской области, установлены причины и условия совершения данного преступления — это отсутствие контроля и надзора со стороны администрации колонии. На имя начальника ГУФСИН РФ по Иркутской области внесено представление о наказании должностных лиц. Речь идет почти обо всех руководителях, включая начальника колонии. По предварительным данным, это представление уже рассмотрено, подготовлен приказ о привлечении сотрудников к строгой дисциплинарной ответственности. Жалоба Людмилы Васильевны взята под контроль. В ходе расследования также будет дана юридическая оценка действий сотрудников учреждения.

Метки:
baikalpress_id:  21 447