Жители Большого Голоустного требуют вернуть мумию на место

Иначе, считают они, на их земле может случиться несчастье

Наверное, нет другого такого места, где разные религии сочетались бы с действительностью так естественно и непринужденно. По сей день реликвии занимают здесь почетное место и имеют глубоко сакральный смысл. Близость ли Байкала дает о себе знать или люди сохранили в душе место для сверхъестественного... Но как бы то ни было, верят здесь в чудотворного Николая-угодника, а заодно и в предназначение мумии бурятской девочки, призванной охранять народ от бедствий.

Раньше русские с бурятами жили дружнее

Большое Голоустное — изначальная, старшая деревня. Дора Алексеевна Бахаева, учительница на пенсии, не один год занимается краеведением. Она издала две книжки, хочет написать третью. Немолодая уже, но бодрая, она сохраняет на редкость здравый ум и поразительную жизнерадостность. Ее называют "парусная бабушка": с детства ходила на лодке, рыбачила, а во время войны развозила почту под парусом — по ночам, когда сезонные штормы шли тише.

— Был у нас человек такой, Захаров, знаток истории. Но был малограмотным — он рассказывал, я записывала.

С него и начался интерес учительницы математики к чисто гуманитарной, исторической области знаний.

— Сначала на место Большого Голоустного пришли монголы. Но не понравилось им тут, ведь рыбу они не едят. А в 1673 году оказался один бурят с территории сегодняшнего Усть-Ордынского округа. Ему места понравились: воду начал черпать, а там рыба, в лесу дров полно. Он сказал: "Мяса много" — и остался, привез семью.

Сыновья этого человека расселились в разных местах, по их именам голоустненские буряты назвали улусы. Теперь улусов нет, но названия остались. Русские появились позднее, когда возникла необходимость в зимовье на дороге в Посольский монастырь. Зимовье срубили почти на берегу. Почта и путники отдыхали и меняли здесь лошадей.

Монастырским оно оставалось недолго. Некий человек по имени Леонтий Стрекаловский, возможно из беглых, выкупил у монастыря зимовье. Ему, согласно легенде, было все равно где жить, "бездомному и безродному". Стрекаловский обустроил хозяйство, дела его шли отлично. Скоро его служащий, крещеный бурят-ямщик, дал начало деревне Белозерцева. Постепенно Голоустное стало центром судоходства. Здесь был установлен один из первых на Байкале маяков.

— К середине XIX века здесь был значительный перевес бурятского населения. На 185 мужских душ только 20 были русскими, — рассказывает Дора Алексеевна.

Она, кстати, считает, что раньше русские с бурятами жили дружнее. Сейчас чувствуется некоторое пренебрежение русских к аборигенам. А ведь и школу строили вместе. Местная школа — особая тема для голоустненцев, поскольку строилась она всем миром, для себя, с воодушевлением.

— После революции была школа то в одном, то в другом частном доме, а то и вовсе закрывалась. Жители знали, что есть постоянные школы в других местностях, что среди бурят есть ученые. Решили построить школу сами. Собрали сельских сход, где проголосовали за то, чтобы по числу учеников в семье рубить и вывозить из леса хлысты.

В 1929 году здание школы приняло первых учеников. А теперь вот стоит в полуразобранном виде. Хотя подвели бы под нее бетонный фундамент — и она могла бы еще послужить.

— Но какие-то люди хотят ее присвоить. А население против. Пусть она выполняет ту миссию, для которой она сообща людьми построена. Кружки пусть там откроют, — говорит Дора Алексеевна.

От советского времени как добрая память осталась одна школа. Хозяйство долгие десятилетия как-то не ладилось. В 1936 году появились артели "Красный Байкал" и "Красный Идее гол", к ним присоединились колхозы им. Пушкина из Малого Голоустного и имени Ворошилова. Все это ни к чему не привело, объединенный "Путь к коммунизму" никакого коммунизма не принес, одни убытки. И только в 1952 поняли наконец, что не сеять надо в этих местах, а рыбу добывать. Благополучие долго не продлилось, потому что колхоз объединили с Уриком и некоторое время голоустненцы работали на Урик. Все бурятские мелкие улусы ликвидировали, собрали всех в две деревни.

Хлеб в поселке пекут в русских печах

Еще пять лет назад Малое Голоустное находилось на грани выживания. Старенький, изношенный дизель подавал свет в поселок только лишь на 2—3 часа в сутки. Теперь подведена линия электропередачи, и жизнь пошла...

Главное предприятие поселка, предоставляющее рабочие места, — Голоустненский леспромхоз. Есть частники, занимающиеся лесом. Но здесь все понимают, что на лес особо рассчитывать не приходится. Еще сталинские заключенные — спецконтингент — в пятидесятых рубили здесь лес. Его сперва сплавляли по реке, потом возили посуху. В 70-е леса стало меньше, населения тоже. Сейчас твердые надежды голоустненцев только на туристов.

В администрации лелеют планы построить оздоровительный комплекс. У Малого Голоустного славное спортивное прошлое. Здесь когда-то проводили соревнования областного значения по зимним видам спорта — лыжному и конькобежному. От шикарного спортивного комплекса, принадлежащего леспромхозу, остались руины: в девяностых его разморозили, а местные жители растащили по кусочкам. Кто-то из местных спортсменов пошел в школу физруком, еще кто-то отчаянно попивает.

Самое примечательное место поселке — пекарня. Хлеб пекут в настоящей русской печи, с соблюдением всех правил. Свой хлеб пекли здесь всегда. Пекарня устояла под натиском экономических бурь благодаря Татьяне Ворошиловой, хозяйке этого душистого и вкусного хозяйства. Печь хлеб в русской печи гораздо труднее. Нужно наколоть дров, растопить печь. После того как она накалится, угли необходимо вынуть, вычистить под и только затем отправить туда формы с хлебным тестом. Страшно популярен русский хлеб у туристов и дачников. В соседний магазин привозят хлеб из города, но все идут к Ворошиловой.

В пещерах найдена неизвестная народность

Окрестности обоих Голоустных полны интересных и таинственных мест. Где-то есть кладбище шаманов — скрываемое от посторонних сакральное место. О нем никто и никогда не скажет. Есть Красная скала по дороге из Большого в Малое Голоустное — на этой скале, рассказывают, была в старину стоянка одной священной бабушки. Есть, опять же по дороге, отвесная священная скала, куда раньше старались не ходить без особой надобности. Но сейчас туристы-экологи проложили тропу, нарушив священность места.

Недалеко от Голоустного, в долине одноименной реки, есть таинственные пещеры, которые, по мнению ученых, служили местом захоронения неизвестной народности. В большой пещере находили человеческие кости, луки, обтянутые берестой, седла, "писаные" камни. Но никаких раскопок в пещерах не проводилось. Это место осталось нетронутым. В других пещерах, не таких больших, тоже находили человеческие кости.

В Голоустном искали золото белобандиты. Наведывались люди неутомимого атамана Кочкина, державшего в послереволюционные годы в страхе весь Иркутский район. Они приходили из-под Иркутска. Было "гнездо" у недовольных советской властью в дальнем Куртуне, медвежьем углу в районе Бугульдейки.

— Наезжали сюда, коней отбирали. Люди прятались кто куда, коней в лес уводили. Сочувствующих коммунистам белобандиты истребляли. Одному отрубили голову. За другим, приводившим сюда красноармейцев, охотились долго, убили сначала брата, а потом и самого, — рассказывает Дора Алексеевна.

А в 1937-м многих голоустненских репрессировали — как пособников этих самых белобандитов.

От кипарисовой скульптуры ждут чудес

В Большом Голоустном бытует трогательная легенда о таинственной иконе, найденной на берегу Байкала бурятами язычниками. Икона Николая Чудотворца, точнее кипарисовая скульптура, являлась в Голоустное три раза — и всегда чудесным образом. С ней связано крещение местных бурят. В первый раз она не далась в руки, исчезла. Во второй раз буряты получили от нее спасение в шторм. Теперь люди смогли взять ее с берега и поместить в специально срубленную часовню.

Обретенная икона оказалась чудотворной, и слава ее разнеслась далеко. Посольский монастырь однажды забрал ее, но Николай непостижимым образом вернулся на свое место в Голоустное. Решено было построить в Большом Голоустном церковь во имя святого Николая Мирлийского.

— Эту церковь построил мой прадед на свои деньги. Прадеда в церкви этой окрестили Алексеем, — с гордостью говорит Дора Бахаева.

А в конце тридцатых годов икона была разрублена на куски, а церковь разорена, колокола сняты. В войну она превратилась в зернохранилище. Осквернение иконы сопровождалось чудесами. Легенда гласит, что в это время охотники на нерпу встретили на льду босого старика, который удалялся по льду в неизвестном направлении. Это был оскверненный Чудотворец. Как из Байкала пришел, так и ушел туда.

Но в 2004 году Чудотворец, покинувший Голоустное в смутное время, вернулся. Одна из жительниц Голоустного сохранила руку от старой скульптуры, держащую храм, и стопу. Эти чудотворные части вделали в восстановленную скульптуру, поместили ее в новую церковь. Теперь от возвращенной в Голоустное с большой помпой скульптуры ждут чудес.

Священную мумию похитили

Угодник возвратился, но пропала другая святыня, теперь уже исконно бурятская. Года два назад была похищена со своего места священная мумия. Это мумия маленькой девочки, хранившаяся в гроте возле дороги на участке Малое Голоустное — Большое Голоустное.

И эта святыня появилась в Голоустном, как и Николай Чудотворец, неизвестно откуда. Связывают ее появление с именем бывшего работника администрации Шарланова. Якобы он где-то нашел древнее тельце и привез для проведения бурятских обрядов. У Шарланова отец был шаманом, и сам глава был хорошо знаком с обрядами и ритуалами. Точнее в Голоустном не скажут. Никакие краеведы не озадачивались происхождением мумии. А любопытство местных русских, пытавшихся расспросить братьев-бурят, так и не было удовлетворено. На протяжении многих лет бурятское население реликвию свою никак не афишировало. Наоборот, старались тему обходить.

По обрывочным сведениям, мумия принадлежала какому-то известному бурятскому роду. Она должна была находиться в своем гроте, охраняя благополучие местных родов и земли.

— Я приехала сюда лет десять назад, она уже была. А узнала я о ней случайно лет шесть назад. И то все говорили, что лежит, а где лежит, не уточняли, — рассказывает заместитель главы Голоустненского муниципального образования Татьяна Георгиевна.

Она интересовалась мумией, пыталась узнать, что к чему, откуда взялась. Да не тут-то было. Односельчане сразу замыкались. Никаких исследований по мумии не проводилось. Тельце так и оставалось предметом чисто религиозного интереса.

Но известность ее возрастала. Поначалу, когда дорога не подходила так близко к склону, мумия была почти в безопасности. Грот скрывали кусты, девочка не была доступна постороннему глазу. Однако дорогу расширили, кусты исчезли, и все желающие могли любоваться чудом. К девочке и раньше приходили почитатели. Даже русские, давно перенявшие бурятские обычаи, ломали на этом месте сигареты, кидали деньги, бурханили. И с каждым годом народу становилось все больше, а в последние годы прибавились туристы, отдыхающие. И администрация решила обезопасить тельце.

— У нас нашлись спонсоры. Мы сотрудничаем с ассоциацией фудокан-карате. Ее руководитель, Александр Усольцев, привлек партнеров из Иркутска. Хотели поставить непробиваемое стекло, чтобы желающие могли смотреть на мумию, но она оставалась бы в безопасности. Однако, когда поехали делать замеры, чтобы установить стекло, обнаружили, что мумии в гроте нет. Потом пошли слухи, что мумию взяли на исследование, чтобы провести серию анализов. Но слухи ничем не были подтверждены. Через некоторое время появилась статья в нашей газете о том, что мумию нашли некие анонимные любители старины. Эти любители известны, они по статусу люди культурные и уважаемые. Однако вернуть священное тельце не торопятся. А те, у кого она была взята, почему-то не требуют ее обратно.

— Наше бурятское население почему-то скромно молчит. Замыкаются, когда начинаешь заводить разговор о мумии, — говорит Татьяна Георгиевна. — Может быть, через вас как-то можно ее вернуть?

Татьяна Георгиевна считает, что нужно как можно скорее составить карту всех реликтовых мест территории, но с тем, чтобы их сохранить, а не для того, чтобы делать на этом деньги.

— Население еще не готово зарабатывать на этом. Может, лет через семь, когда создадим хорошую систему охраны. Это сложный вопрос, ведь это сакральные места. Видите, как с мумией получилось... Если бы люди, взявшие мумию, вернули ее на добровольных началах, было бы хорошо. Ведь это такой грех! Говорят, могут всякие плохие вещи случиться...

Метки:
baikalpress_id:  4 546