Дед Мороз устроил собачьи бега

"Табуреточка мала, деду по носу дала" — хит сезона в деревнях Иркутского района

Очередную новогоднюю акцию для малообеспеченных детей провела в минувший понедельник газета "СМ Номер один". Дети трех деревень — Баруй, Горохово и Сайгуты — получили новогодние подарки из рук Деда Мороза и Снегурочки, а также покатались на ездовых собаках, предоставленных питомником "К-9". Похоже, для многих детей это событие стало самым ярким впечатлением в их жизни.

Деда Мороза встречали всей деревней

Деревня Горохово на самом краю Иркутского района, в стороне от Александровского тракта. До областного центра 60 километров. Дальше, за Горохово, маленький Баруй, еще дальше — Сайгуты. Ребятишки из Баруя и Сайгут, закончившие начальную школу, равно как дети из восьми других сел гороховского муниципального образования, школьным автобусом доставляются в большую гороховскую школу. В понедельник ударил мороз, поэтому дети в школу не пошли. Однако они бродили по обочинам деревенских дорог по своим неотложным детским делам.

Каждая незнакомая машина в любом селе привлекает повышенное внимание, а когда прохожие сквозь лобовое стекло углядывали Деда Мороза и Снегурочку, к машине спешили даже редкие взрослые, а ребятня бежала гурьбой и пыталась взять машину на абордаж. Когда мы остановились, чтобы спросить дорогу к школе, неуверенно стоящая на ногах семейная пара средних лет увидала перед собой двух сказочных персонажей, и супруги не растерялись. Женщина начала приплясывать, обещать спеть частушки и требовала за это самый лучший и большой подарок, а мужик полез брататься с Дедом Морозом, жать ему руку и приглашать в гости.

От похода в гости пришлось отказаться, мотивируя тем, что нас ждут дети. Этим же пришлось объяснить отказ подарить плясунье подарок: Снегурочка, неодобрительно глядевшая на народное творчество, угрюмо сказала: "Все лучшее — детям!" Зато фейерверку непомерной щедрости Деда Мороза подверглись буквально все проходящие мимо дети.

Дед Мороз бросался к испуганным его напором детишкам со странным криком: "Ну что, мальчик, не верил в Деда Мороза? А вот он я! Как себя вел в школе? Учишься хорошо?" Дети пятились и попадали в теплые объятья Снегурочки. Запинаясь и косясь на буйного Дедушку, они отвечали на ее загадки, потом, освоившись, начинали рассказывать стишки. Первые пятеро детишек младшего школьного возраста почему-то из новогоднего репертуара знали только четверостишье про "табуреточка мала, деду по носу дала". Дед уже начал подозревать, что это часть антиновогодней пропаганды их родителей, которым визит Деда Мороза не по средствам.

Праздник для малоимущих и неблагополучных семей

В поселковой администрации нас встретили дружелюбно, но несколько настороженно. Когда услышали просьбу подсказать адреса неблагополучных и многодетных семей, осторожно уточнили: "А вам зачем?" Освоившийся в селе Дед Мороз развалился на стуле для посетителей и, с интонациями Глеба Жеглова в Большом театре весомо произнес:

— Товарищ! В не поняли, кто к вам пришел? К вам пришел Дедушка Мороз. Поэтому вы нам не только адреса дайте, но и карту нарисуйте, да еще семьям — краткие характеристики...

Глава администрации Светлана Александровна улыбается представлению вздорного старикашки, но печально вздыхает, когда ее спрашивают о неблагополучных детях:

— В этом году двоих лишили родительских прав, больше до конца года никого не лишим. Но, по-хорошему, тут у каждых вторых надо детей отбирать. Одиннадцать неблагополучных семей на учете стоит, но это уже те, кого невозможно не поставить. Край, как говорится.

В школе носилось эхо — детей не было. Но учителя дружно высыпали на крыльцо.

— А когда будете благополучных поздравлять? А то все неблагополучных... У наших работниц тоже по несколько детей, — учителя восприняли нашу инициативу насторожено. Но мы, бывая в деревнях часто и зная, что самыми зажиточными считаются бюджетники, отправились в те семьи, где дети не защищены вовсе. Таких семей во всем муниципальном образовании выше крыши. В социально опасном положении находятся 120 учащихся из 316, а сколько еще детей школьного возраста не ходят в школу...

Пока журналист разговаривал о житье-бытье с учителями, Дед Мороз и Снегурочка запрягли санки ездовыми овчарками и отправились с улюлюканьем носиться по окрестностям в поисках гуляющих детей. Мы вылавливали ребят, которые шли в школу на репетицию, и устраивали импровизированную службу доставки учеников до школы на собачьей упряжке. Со свистом и гиканьем Дедушка Мороз и работник питомника "К-9" катали школьников на санях с собаками. Ребята, особенно девчонки, визжали от восторга. Маленькие гороховцы без боязни подходили к собакам, с особым восторгом гладили мягкую шерсть голубоглазой лайки.

— Я тоже хочу на огненных собаках покататься, — кричала маленькая Настя, которую мы сначала приняли за мальчишку.

Настя порадовала нас стихотворением, которое знают буквально все гороховские дети. Стишок про то, как табуреточка дала деду по носу. Сначала ребята как-то стеснялись новогодних героев и сбивчиво рассказывали стишок про табуреточку. Получив подарки и прокатившись на собаках, оттаяли и даже спели нам хором песенку. Когда Снегурочка раздала подарки и в ее руках остался лишь пустой пакет, неугомонная малышка Настя среагировала мгновенно: "А вы пакет мне подарите!" Получив пакет, она сложила в него все честно заработанные подарки (а подарков шустрая девчонка получила больше всех).

Настя из Степановки, одного из неблагополучных районов Горохово, — активный ребенок; несмотря на нелегкую жизнь, сохранила жизнерадостность в озорных глазенках. Ее друзья — соседи по Степановке, не похожи на нее. Закутанные по глаза ребятишки с неподдельным удивлением смотрели на сказочных героев. Совсем маленькие видели Деда Мороза и Снегурочку первый раз в жизни. Жанна Селина (на вид девочке лет десять) разразилась слезами, когда Дед Мороз взял ее на руки. Жанна не ходит в школу, ей оформили инвалидность. Мы объяснили девочке, что Дед Мороз добрый и его не надо бояться, но девочка по-прежнему недоверчиво смотрела на нас, словно ожидала какого-то подвоха.

"Елки не будет, потому что свет обрезали"

Многие ребята, которых мы застали дома, не ходят в школу не по причине зимних холодов. Посещать занятия им попросту не в чем. Их родители не следят за внешним обликом детей. В семье Галины Кобелевой всех детей двенадцать. Самому старшему 30 лет, младшему 4 года. В доме, куда мы заехали, не слишком чисто. В нем проживают восемь Кобелевых.

В семье Кобелевых отец и мать лишены родительских прав. Маленькие чумазые дети потрясенно глядели на новогодних героев с подарками. Нам с трудом удалось вытянуть из них собственные имена. В глазах двенадцатилетней Светы закипали слезы, когда Снегурочка протянула ей подарок. Было странно наблюдать, как дети реагируют на игрушки. Судорожно зажав в грязных ручонках пакеты с подарками, они не проявляли ни радости, ни удивления. Нам приходилось им объяснять, что делать с этими странными предметами. Тогда конфеты они пытались есть прямо в ярких обертках.

Один из младших пацанят с чумазым, как из печки, лицом (этим, впрочем, отличалось все многочисленное семейство) потрясенно смотрел на разноцветный огромный грузовик. Когда Дед Мороз объяснил, как с ним играть, он попытался катать его по полу прямо в целлофановой оболочке...

Скоро Галина останется без ребятишек. Шестого декабря ее лишили родительских прав как пьющую. Дети пока с ней, но перспектива у них одна — детдом. А пока они необыкновенно чумазые, словно месяц не мылись, кое-как, клоками, постриженные, толкутся в кухне у печки.

— Дом-то ваш? — спросили мы, удивившись неопрятности жилища и двора. Везде разбросано грязное тряпье, испорченная посуда, какие-то обломки, как после кораблекрушения.

— Это съемный, у бабушки снимаем. Своего-то нету.

— Чем живете?

— Пенсию получаем, детские. Колымим, метелки сырые вяжем. Еще варежки и носки продаем.

— Елка-то будет у вас?

— Елки в этом году не будет, потому что свет обрезали. У бабушки долги.

Была ли когда-нибудь елка у младших детишек Кобелевых? Может, когда-нибудь и была. Но факт, что таких персонажей, как Дед Мороз и Снегурочка, младшая ребятня видит впервые. Дочка Света лет 10—11 насторожилась, напряглась, увидев чужих. И немного оттаяла, стала улыбаться, когда ей отдали пакет со сладкими подарками.

— Света в школу не ходит? — на этот вопрос лишенная прав мама ответила уклончиво:

— Ходили мы, а потом испортились.

Почему Света "испортилась", выяснить не удалось. Нахохленная как воробей чумазая девочка смотрела исподлобья и в ответ не проронила ни слова.

Девочку Иру конфисковала родная прабабушка

Девочка Ира, в отличие от Светы Кобелевой, в школу ходит. Но только благодаря тому, что прабабушка Валентина Герасимовна Зверева конфисковала ребенка у родной матери — своей внучки, полуслепой и пьющей. Валентина Зверева проживает с девочкой в шестнадцатиквартирном доме. Но сейчас сорок градусов, в доме с центральным отоплением очень холодно, и прабабушка с девочкой перебрались в избушку во дворе. Избушка маленькая, но очень теплая и чистая, на окошках цветы, во дворе морозится выстиранное белье.

Восьмилетняя Ирочка должна была пойти во второй класс, но мать не записала ребенка в школу. И год пропал. И прабабушка, увидав такое безобразие, в августе этого года, перед школой, взяла Иру к себе, объяснив нам свои действия так:

— Чтобы хоть поучилась писать, читать.

Валентина Герасимовна рассказывает про Ирину родословную: Ира — дочь ее внучки, дочери одного из сыновей, бабушке Ире 43 года, а матери 25 лет. Ира, пока жила с неблагополучной матерью, ходила полуголодной и одетой кое-как, нахватала болячек.

— Надо будет ее обследовать. Больная девочка, — говорит бабушка.

Прабабушка сшила для девочки бальное новогоднее платье и сделала корону. И теперь все переживает, хорошо ли получилось:

— Всегда для мальчиков шила, для сыновей. Для девочек никогда.

Сколько продлится для Иры семейная идиллия, неизвестно. Ее, а также ее младших брата и сестричку, которые живут с матерью, устраивают в детский дом. Прабабушка считает, что не в состоянии потянуть девочку. Она пенсионерка, да еще подрабатывает сторожем. Естественно, бабушка не меньше Ирочки была обрадована подаркам, которые принесли Дед Мороз со Снегурочкой. Ира у бабушки оттаяла, стала более подвижной и контактной. Шумного Деда Мороза, усадившего ее на колени, сначала смущалась, но смело заявила, что не верит, что он всамделишный.

— Это почему же? — удивился старик. — Вот же я сижу...

— А у тебя борода не настоящая! — храбро сказала девочка.

У Ириной мамы есть еще двое детей, Котя и Катя. Живут они в комнате двухквартирного дома. В комнате чисто, стоят две кровати. На одной, закопанные в тряпье, лежали дети. Тряпье зашевелилось, и только тогда наш Дед Мороз заметил ребятишек. Мать, Ирина Рыжикова, почти не видит и на все шевеления вокруг себя подобно слепому не поворачивает головы. В разговор она вступает неохотно.

— Ирина, у вас есть инвалидность?

— Нету.

— А вы просили? В больницу ходили?

— По зрению обращалась, но никакой помощи нет. Обследоваться надо. Но в Иркутске платно.

Ни о каких своих бедах и печалях Ирина Рыжикова рассказывать не собиралась и сидела молча.

— Ну, дети, кто вы?

— Это Катя, а это я, Котя, — торжественно и по-взрослому серьезно представился неулыбчивый Котя.

Дети приняли подарки без особой радости, очень настороженно. Что с ними делать, они, видимо, не совсем понимали. Коте досталась большая машина, которую он отставил в сторону и принялся дальше разглядывать нежданных посетителей. Пятилетняя Катя, как старшая, взяла большой мешок со сладкими подарками и отставила его на край кровати, даже не заглянув в него. Все просьбы Снегурочки посмотреть в мешок и обрадоваться остались без ответа.

Катю немного заинтересовал огромный набор игрушечной посуды. Но поскольку дети, видимо, не знали, что делать с игрушками, Деду Морозу пришлось усаживаться прямо на грязный пол, распаковывать подарки и устраивать небольшое представление: он, громко жужжа, катал вокруг себя машинку; потом, невоспитанно чавкая и прихлебывая, ел игрушечными ложечками из пластмассовых тарелочек. Но Катя быстро освоила другой прием столового этикета — она лихо чокалась с новогодним Дедом игрушечными бокалами...

В Баруе дети из многодетных семей работают наравне со взрослыми

В деревню Баруй, которая, наверное, скоро сольется с Горохово — уж очень близко они расположены друг к Другу, — мы заехали уже ближе к вечеру. Здесь редакция выбрала две семьи — Развозжаевых и Вотюковых. Семьи многодетные, небогатые, но стараются жить достойно.

Детей Вотюковых мы застали в полном составе. Вера Петровна и ее старшая дочь Татьяна возились с ребятишками. И у мамы, и у дочери несовершеннолетние дети. У мамы всего семеро, вместе с Татьяной, у Татьяны — малыши Илья и Никита. Так они и живут — Вера Вотюкова с мужем и сыновьями-школьниками Алешей и Вовой и тут же, с родителями, без мужа, Татьяна со своими. В доме чисто. К Вере зашла соседка со своим сыном. Отца Вотюкова дома нету, работает "на лесе". Живут Вотюковы небогато. Женщины не работают — негде. Но и не голодают, кормятся своим, с огорода.

Все собрались в передней комнате. Мальчишки несколько опешили. Первым опомнился трехлетний Никита и, несмотря на свой нежный возраст, бойко рассказал бессмертное стихотворение про "тубареточку" (оно, видимо, передается из уст в уста из поколения в поколение во всех деревнях области). Илья еще не очень хорошо говорит, он смущенно отворачивался от Деда Мороза, сидя у матери на руках.

Матери довольно улыбаются:

— Засмущались они, у них никогда такого не было.

Все ребятишки получили по машине и подарку. Володя, о котором мать с гордостью говорит, что он ударник в школе, скромно молчал. Сказал только, что любимый предмет у него математика.

— Как вы обычно празднуете Новый год?

— Вся семья собирается. Сын приезжает, дочь, ждем всех детей. У меня уже, кстати, семеро внуков. Посидим за столом. Потом игры устраиваем сами себе, например "Поле чудес". Круг чертим, вертушку делаем из катушки ниток... Всегда так играем.

Соседка-гостья очень кстати оказалась главой семьи Развозжаевых. У Развозжаевых трое мальчишек-погодок. Вотюковы и Развозжаевы дружат домами. Светлана Развозжаева пригласила к себе навестить своих ребят Федю и Колю. С Сережей Развозжаевым мы познакомились еще у Вотюковых.

Коля очень хочет рассказать стихотворение, но все время сбивается:

— Если были бы у елочки ножки... Ой...

И так три раза. В итоге Коля рассказал, что писал письмо Деду Морозу.

Тринадцатилетний Федя Развозжаев, старший сын Светланы, стихов не вспомнил:

— Мама, анекдот, что ли, рассказать?

Мальчик недавно прибыл из больницы на праздники. У Феди дробь в голове. Мама рассказывает: когда он с приятелями работали в лесу, какие-то пьяные мужики-охотники метров с 30—40 начали палить в них из дробовиков.

— У одного пацана куртка была ярко-оранжевая, вот и целились, — поясняет Федя.

Дробь зашла с одной стороны головы и засела в другой, возле уха. Но Феде она не мешает. Пока врачи не знают, будут ли вырезать Федину "пулю в голове". После праздников он вернется в больницу.

— Чего бы ты хотел на Новый год?

— Ну, не знаю... Деда Мороза за бороду подергать... Мам, какая у меня мечта, а?

— Быть здоровым, сынок.

Сайгуты: одни матери пьют, другие детей растят...

В Сайгутах трое детей Гульнары Денисовой — Ирина, Гриша, Витя — в сорок градусов мороза веселились на улице. Удалось загнать их с помощью Деда Мороза. Дома тоже не очень тепло.

— Только нынче заехали в этот дом. Печку весь день приходится топить, в комнатах холодно.

Витя нынче пойдет в школу. Муж у Гульнары работает на "Урале", возит лес. Если привезет копейку — хорошо, не привезет — ну, что делать. Сейчас машина в ремонте и дела не очень хороши.

— Как у вас в деревне обычно встречают Новый год? — спрашиваем бабушку Людмилу Григорьевну, которая зашла в гости к внукам.

— Да по-разному. Есть в деревне и такие семьи, которым детей вообще одеть не во что. И у нас все бывает. Дочь прибегает и просит денег — булку хлеба не на что взять. А у меня пенсия полторы тысячи. А дома еще двое сыновей, женились недавно, сидят. Перебиваемся.

Ребятишки очень обрадовались подаркам.

Еще в Сайгутах живут двое сирот — семилетняя Наташа Парамонова и десятилетний Витя Климчук. Их воспитывают бабушка и дедушка. Наташа была дома одна и буквально опешила, увидев входящего в двери Деда Мороза, а за ним — настоящую Снегурочку. Она очень обрадовалась гостям. Быстренько сбегала за бабушкой Ниной Васильевной, загонявшей корову. Получив свой подарок, Наташа подошла к Деду Морозу и требовательно потянула за полу красного халата:

— А где Витькин подарок?

Снегурочка протянула ей второй пакет. Наташа удовлетворенно отошла и аккуратно поставила подарок для брата на кровать. Скоро подошли дедушка с внуком — ходили где-то по своим делам.

— Ага, значит, вы мороз и навезли, — пошутил дедушка Алексей Никитич.

Витя и Наташа — дети их сына, который ушел от жены, оставил ей все хозяйство и обоих ребят, а сам уехал в город. Но мать пропила все в доме, ребята были в абсолютной заброшенности. Отцу оказались тоже не нужны — у него новая семья. Пять лет назад старики Парамоновы забрали ребятишек от матери.

— Наташе полтора годика было, а она не ногах не стояла, потому что сидела все время, а мать ею совсем не занималась, по деревне шарилась, все время пьяная. И сейчас шарится такая же, к детям и не заходит совсем.

Витя — четвероклассник. Наташа — спортсменка и самая высокая в классе (после мальчика Рашида). Ребятишки очень общительные, знают стихи и песни. Старики вырастили и выучили десятерых детей. Имеют за это грамоты и благодарности, даже поздравительное письмо от губернатора Тишанина. Чтобы поднять на ноги внуков, дед еще и работает сторожем в школе.

Журналисты уезжали из сел не только "усталые, но довольные", но и с уверенностью в том, что, как бы трудно ни жилось сегодня на селе, люди сами выбирают — опустить руки и плюнуть на свою жизнь или держаться зубами и руками и, несмотря на сложности, верить, что их жизнь еще изменится к лучшему. И в следующем году снова к их детям неожиданно приедут с подарками Дед Мороз и Снегурочка — ведь они же приехали в этом году!

Коллектив газеты "СМ Номер один" выражает признательность своим друзьям, которые помогли в организации праздника для детей и закупке для них подарков:

000 "Товарный двор" и лично генеральному директору А.А.Бормотову;

Ангарскому общественному фонду "Город без наркотиков" и лично Александру Шумилову;

Иркутскому хлебозаводу и лично генеральному директору С.С.Каракичу;

ИП "Меринов";

ООО "Транспортная компания "Вектор-Восток";

Предприятию "Торговый дом Юшкевич";

ЧП "Смирнов";

Компании "От А до Я";

Cобачьему питомнику "К-9", лично Вячеславу Славину и кинологу Владимиру Кривцову.


Метки:
baikalpress_id:  21 372