"Мы, православные, не воспринимаем болезни как зло"

Плиточник пророком быть может. Из простого народа были первый и второй Исайи, из пастухов был Давид. Из рабов пророки тоже были, к примеру Иеремея-пророк. А вот с семьями пророки не расставались, семьи свои они берегли. Семья для истинного верующего — это святое. Вот первый вопрос к новоявленному пророку.

Да, пророка избирает именно лично Небо, и 36-летний возраст Александра — это уже вполне пророческий возраст (начинается с 30).

О том, чтобы пророки меняли свои имена, сведений в Библии нет, но для Александра это простительно, ведь имя его совершенно не библейское. И потому мимикрия под библейского Иакова должна придать ему больший вес среди несведущих в вере и ищущих чудесных знамений представителей рода сего лукавого и прелюбодейного.

Ни один из пророков не получал от Творца миссии исцелять телесно больных. Главный смысл Ветхозаветных и Новозаветных пророчеств: "Прямыми сделайте пути к Господу". То есть пророки приходят исправить нравы, а вот исцеления телесных болезней — это действо попутное. Даруется оно свыше ради личной святости пророков. Даруется только для того, чтобы явить именно славу Сотворившего все и еще для того, чтобы сверхъестественная Благодать в синергизме с человеческой волей (пророческой) также выравнивала наши пути.

Мы, православные, не воспринимаем болезни как зло, но как милость Небес, которая отрезвляет нас и дает нам хотя малую, но возможность, пострадав за свои прегрешения и грехи, полностью их осознать и раскаяться, что, согласно Евангельскому учению, дает нам некоторую надежду на личное спасение. Поэтому объявленная Александром его миссия открывает нам полное незнание этим человеком православного учения о грехе, болезнях и личном спасении. Значит, он не православный.

Явным утопизмом в стиле Сен-Симона и Фурье выглядит обозначенная им задача "остановить зло на всей планете". Эта, с позволения сказать, мысль указывает нам на цивилизационную принадлежность данного пророка и его учения к эре "Великого пробуждения протестантов" 30-50-х годов XIX века. Они тогда подняли огромные массы народа в творческом порыве истребить мировое зло, но, увы, на дворе уже XXI век, а зла стало больше, да и протестанты уже мыслят более трезво. Но в случае с Александром это не страшно и даже, может быть, понято. У нас ведь Сибирь, и все процессы проходят с опозданием — ну отстал человек со своей революцией на 150 лет, разве можно его за это осуждать? Не будем.

Сам Спаситель мира сказал нам, что он пришел спасти не всех, но хотя бы некоторых (тех, кто сам захочет). А вот Александр хочет спасти всех. Такое его благостное желание открывает в его душе тоталитарную ментальность, а все прикрученные к этой ментальности навороты характеризуют его высказывания как доморощенное (самопальное) учение Нью-Эйдж, которое повсеместно уже признано сектантским.

То, что он опирается на свое некоторое околоправославное прошлое, это не ново. Если зло не будет прикрываться листьями правды, созданными Творцом, то сразу откроется его нагота, а с ней и срам. Никакие связи с монахами, монастырями, ни полный дом икон и крестов не могут быть удостоверением православности, т. е. истинности. Мало ли у кого еще есть полоски и хвост. Нужны еще вразумительные доказательства. А вот увлечение магией есть религиозное преступление. Она сама по себе отлучает мага любого посвящения от Церкви и от самого Спасителя. Значит, как маг он уже лишен всякой Благодати, подобно тому, как ее лишен был царь Саул и Симон-волхв.

Спаситель всегда говорил вслух, что он пришел от единого. Также и его ученики всем говорили, что они пришли от Распятого. А вот о тех, кто мимикрирует-фарисействует, Сын говорил, что отец их Сатана, и они дети его. Может, это о Александре?

Александр действительно "пророк"! Признаем это, но, согласно его собственному учению, тот самый, о ком Спаситель сказал, что в последние времена "многие придут под именем Моим". Появятся лжепророки и лжехристы. Многие будут говорить, что они от меня, и многие назовутся именем моим. Бойтесь, чтобы кого из вас не совратили они с пути истинного.

Если после всего вышесказанного (а сказать можно еще очень много) вы все-таки готовы поверить в Александра, то пусть так и будет. Мы все свободны заблуждаться и блудить, сколько нам попустят Небеса. Но вот спасется ли тот, кто в Александра поверит, — это вопрос более чем серьезный, над которым всем заинтересованным стоит подумать. Семь раз отмерь — один раз отрежь.

Метки:
baikalpress_id:  4 355