Цель объединения — повышение уровня жизни населения

Усть-Ордынский округ и Иркутская область жили вместе почти 300 лет

12 декабря президент России Владимир Путин, рассмотрев совместное предложение органов государственной власти Иркутской области и УОБАО, поддержал инициативу объединения и образования нового субъекта РФ. Письмо президента поступило в администрацию Иркутской области 14 декабря, а 28 декабря губернатор Александр Тишанин планирует вынести вопрос об объединении на сессию Законодательного собрания. Областной парламент в свою очередь должен определить дату проведения референдума. Пока предполагается, что он пройдет 16 апреля.

Как известно, последние выборы, проведенные в Иркутской области, показали очень низкую избирательную активность населения. В этой связи вопрос организации референдума стоит особенно остро. Людям нужно популярно объяснить, зачем, для чего, с какой целью они должны прийти весной на избирательные участки и за что, собственно, им следует голосовать.

Именно об этом и шла речь на заседании круглого стола, которое состоялось в редакции "СМ Номер один". Участие в нелегком разговоре приняли ученые, представители Центра бурятской культуры, избирательной комиссии Иркутской области и поселковой думы Усть-Орды.

Кампания референдума начнется с назначением его даты

Андрей Миронов, начальник правового отдела аппарата избирательной комиссии Иркутской области:

— Наша задача — проведение референдума в точном соответствии с нормами законодательства, и мы будем принимать все установленные законом меры по привлечению населения на участки в день голосования. Совместно с Законодательным собранием Иркутской области мы разработали закон, согласно которому инициатива объединения субъектов принадлежит высшему должностному лицу субъекта, то есть губернатору. Он выходит с этой инициативой к президенту, прилагает пакет документов, заручается его поддержкой. Президент дает согласие, и губернатор издает постановление об инициировании процедуры референдума, которая подлежит опубликованию в течение пяти дней. 28 декабря на внеочередной сессии ЗС этот вопрос будет рассмотрен.

Кампания референдума начинается с момента официального опубликования решения о его назначении. То есть как только ЗС назначит дату — мы будем говорить о том, что официальный старт кампании референдума дан. С этого момента вправе создавать различные группы в поддержку референдума, которые могут принимать участие как в агитации "за", так и в агитации "против". Одна из таких групп будет губернаторской. С момента, когда группа зарегистрируется в избирательной комиссии области (это произойдет после представления документов на рассмотрение) и когда она откроет счет, у нее появится право заниматься агитацией. Однако в СМИ агитация разрешается за 28 дней до дня проведения референдума. То есть если он состоится 16 апреля, то агитация в СМИ может начаться где-то 20 марта.

А где программа?

Виктор Рогов, доктор экономических наук, профессор, кафедра экономики предприятий и предпринимательской деятельности БГУЭиП:

— Объединение — не самоцель. Цель — повышение уровня жизни населения и экономического потенциала. Поэтому нужна инвестиционная доктрина. На сегодняшний день УОБАО — глубоко дотационный округ, а кроме того, один из беднейших по уровню доходов населения. Иркутская область в последнее время тоже стала относиться к числу дотационных. Налоговая база нестабильна, и требуется инвестиционный потенциал, который мог бы в дальнейшем решить задачу финансовой обеспеченности.

Такая задача, кстати, была поставлена при объединении Красноярского края, Таймыра и Эвенкии. Так, накануне референдума, 12 апреля 2005 г., вышел указ президента о мерах по социально-экономическому развитию Красноярского края. В нем предусматривалось выделение средств их федерального бюджета на эксплуатацию Богучанской ГЭС, освоение Ванкорского нефтегазового месторождения. Потом Минэкономразвития была подготовлена программа социально-экономического развития объединенного края. В ней предусматривалась также реконструкция аэропорта, создание компаний по авиаперевозкам, строительство дорог, мостов и так далее — все с участием федерального бюджета.

На сегодняшний день мы, жители области, не видим такой политической и финансовой поддержки. Подготовлен, к примеру, проект газификации Иркутской области. Так кто мешал сказать, что проект будет осуществляться при поддержке Федерации и повысит благосостояние объединенного региона? Пресловутый проект в 4 миллиарда долларов — строительство аэропорта в Усть-Орде — тоже можно было здесь обозначить. Социально-политический заказ из Москвы пришел, так надо от инициаторов и получить какую-то поддержку — как инвестиционную, так и политическую. Просто так, под козырек, брать не стоит.

"Берите автономии столько, сколько сумеете проглотить"

Виктор Казарин, доктор исторических наук, профессор, завкафедрой теории и истории государства и права юридического института ИГУ:

— Так сложилось исторически, что основные инициативы по вопросам госстроительства, в частности об изменении административно-территориального устройства, идут из центра. С первой такой попыткой мы столкнулись в мае 2000 года, когда решением президента были образованы федеральные округа. То есть в недрах администрации президента вопросы об укрупнении регионов разрабатывались достаточно давно, а сейчас они стали элементом публичной политики. Логика действий власти четко просчитывается — это одна из форм укрепления самой публичной власти в России.

Напомню, что разброд начался, когда Ельцин, еще будучи председателем Верховного совета, бросил лозунг: "Берите автономии столько, сколько сумеете проглотить". После этого начался всем известный парад суверенитетов и встала проблема единства Российской Федерации в тех границах, которые существуют по настоящее время.

Сейчас принцип оптимизации вполне понятен, и цель этого мероприятия ясна — это присоединение слабых в экономическом плане субъектов к более сильным, а также ликвидация так называемых матрешек (когда внутри одного региона находится другой). С точки зрения экономики объединение целесообразно. Но не нужно при этом забывать, что вопрос о сохранении языка, национальных традиций и культуры должен стать одним из основных. Кроме того, стоит заметить, что не только политическая, деловая и научная элита, а все граждане должны четко представлять, какова модель нового субъекта и ради чего мы идем к этому будущему, а ведь это будущее решится уже через четыре месяца.

Иркутская область отстает по экономическим показателям от Красноярского края, Омской области... И тут к нам присоединяется депрессивный регион. Население может подумать, что мы усугубим свой статус как полудепрессивной территории. И если не будет ясной социально-экономической политики с упором на социальные выгоды, разговор получится сложным. А ведь все делается для того, чтобы сделать регионы сильнее. Идет проблема глобализации. Нефтяной дождь кончится, и мы столкнемся с такой ситуацией, когда экономически сможет выживать только Москва, районы российской Прибалтики, юга России и Урал. Все остальные будут превращаться в депрессивные регионы. И если не предпринять каких-либо действий, то ситуацию мы ухудшим.

Современная экономика не может строиться на том, что произвели на огороде в Усть-Орде, привезли и продали в Иркутске. На пороге XXI век, а под боком Китай, который развивается гигантскими шагами. За 2004 год в экономику Красноярского края поступило 45 миллиардов рублей инвестиций. Если в нашу экономику будут серьезные вливания, то я за.

Объединяются там, где нефть

Евгений Инешин, аналитик. Факультет права, социологии и СМИ ИрГТУ:

— Здесь просматривается такая логика действий власти — процесс слияния обсуждается в тех регионах, которые призваны обеспечить стратегические интересы страны. От Иркутской области начинается строительство нефтепровода, через территорию области возможна транспортировка газа... А когда пересекаются границы разных субъектов, то прохождение в этих местах трубопроводов требует многочисленных согласований, это ведет к усложнению проектов. Я во всем этом усматриваю логику Кремля только в одном направлении — упростить максимально ситуацию для себя. Там думают об интересах Транснефти, об интересах других нефтяных и газовых структур. И все будущие объедения будут осуществляться в тех регионах, которые богаты углеводородным сырьем, через территории которых будут проложены всевозможные трубопроводы, по которым пойдет то, на чем зиждется бюджет РФ — на нефтедолларах и продаже сырья.

"Попытайтесь расслабиться и получить удовольствие"

Валерий Алексеев, депутат Усть-Ордынской поселковой думы:

— А меня больше всего интересует понятие "особый статус"? В вопросе, который предполагается вынести на референдум, говорится, что округ войдет в состав нового субъекта и получит при этом какой-то особый статус. Этот статус будет прописан в уставе нового субъекта, а в ЗС нового субъекта будет 1—2 представителя от округа, и сорок с лишним — от других территорий. Кто даст гарантию, что через год депутаты не внесут изменения в устав?

Моя точка зрения такова: наше государство на сегодняшний день достаточно стабильно, и не нужно создавать каких-то больших "большишей". Мне не нравится, когда все говорят: паровоз пошел, Москва давит, давайте торговаться. При этом вспоминается анекдот: если ничего нельзя сделать — попытайтесь расслабиться и получить удовольствие.

"Процесс пошел"

Бадмажаб Мункожаргалов, и. о. председателя Центра бурятской культуры, кандидат медицинских наук:

— Есть документы, процесс действительно запущен, и это надо воспринимать как данность. Прежде чем закатываться волной эмоций, нужно оглянуться назад, обратиться к истории. Буряты живут в составе российского государства более трехсот лет. До 1898 года органом власти у бурят являлись степные думы, но эти думы подчинялись генерал-губернатору Восточной Сибири. После волостной реформы начались автономии, но они были опять-таки регионального подчинения. То есть 275 лет Усть-Ордынский округ находился в составе области. 15 лет назад нам сказали: "Берите автономии сколько можете" — не проглотили. Я считаю, что самый больной вопрос на сегодня — отсутствие программы нового субъекта. Это самое слабое место в процессе укрупнения, и это та мина, которая может подорвать процесс.

А вот увязывать сохранение бурятского языка и государственный статус не стоит — прямой корреляции нет. Ведь известно, что все цыгане знают родной язык, но не имеют при этом ни родины, ни флага.

Загрузка...