Иркутск и Ангарск станут городами без наркотиков

Активисты фонда "Город без наркотиков" утверждают, что для этого им потребуется два года

В первых числах осени в Ангарске начала работать новая общественная организация с весьма неоднозначной предысторией. 28 августа был официально зарегистрирован ангарский общественный фонд "Город без наркотиков", прообразом которого является одноименная организация в Екатеринбурге. И уже сегодня ясно, что сфера влияния фонда распространяется за пределы Ангарска — буквально с первых дней следующего года совместные действия с правоохранительными органами сотрудники фонда планируют на наркоточках Иркутска и Усолья-Сибирского.

Ангарский "Город без наркотиков" создан по образу и подобию некоммерческой организации "Благотворительный фонд "Город без наркотиков" в Екатеринбурге. Фонд часто упрекают в том, что они берут на себя функции милиции и действуют жесткими методами вне правового поля.

Однако обвинения в адрес фонда так и остались голословными и бездоказательными, а помощь оперативников фонда в очистке Екатеринбурга от наркобарыг все-таки является очевидным фактом. Ангарский фонд является независимой от Екатеринбурга организацией, однако цели и методы работы перед собой ставит абсолютно те же самые. Один из основных организаторов фонда — ангарский предприниматель Александр Шумилов.

— Я впервые серьезно задумался о создании организации, подобной екатеринбургскому фонду, несколько лет назад, когда от героина стали умирать дети моих друзей, а потом и сами друзья, — говорит Шумилов. — Я коренной ангарчанин, но два года прожил у родственников в Екатеринбурге. Женя Ройзман, Андрей Санников и Андрей Кабанов (сегодня это первые лица екатеринбургского фонда. — Прим. авт.) — это мои друзья, так что я знал, с чего нужно начинать.

Первое, что сделали сотрудники ангарского фонда, — создали пейджер с абонентом "Город без наркотиков", куда и сейчас может позвонить любой житель Ангарска и сообщить адрес, по которому торгуют героином.

— Мы сознательно зарегистрировали пейджер, а не телефонный номер, потому что телефон доверия уже существовал при Ангарском УВД. Но люди боялись туда звонить, потому что думали, будто там стоит определитель номера, их вычислят, начнутся проблемы. Пейджер — это гарантированная анонимность, — рассказал Александр Владимирович. — Эффективность пейджера показал первый же месяц работы: с его помощью мы узнали о 150 точках сбыта героина, в то время как в Госнаркоконтроле (ГНК) было известно всего о 32.

Следующим практическим шагом стало создание сети информаторов среди местных наркоманов. К сотрудничеству их подталкивали, по словам одного из оперативников ГБН, "методом убеждения и принуждения, героин им за это никто из нас не покупал и покупать не будет". Убеждать эти ребята умеют очень грамотно, если учитывать, что один из оперативников фонда — трехкратный чемпион по тайскому боксу.

Сегодня основной работой фонда являются совместные с ГНК мероприятия по закрытию выявленных точек наркоторговли. Фонд помогает милиции, предоставляя "закупного" (человека, который покупает героин), транспорт и понятых. Профессиональное кредо сотрудников фонда внушает оптимизм: "Если мы за неделю три точки не закрыли, значит, неделя прожита зря".

— Если у милиции нет денег на контрольные закупы, нет транспорта, то откуда же они есть у вас, позвольте спросить?

— Организаторы фонда — люди небедные, — отвечает Александр Шумилов. — Я, например, владелец казино и собственного агентства недвижимости. Но однажды надоедает просто тупо зарабатывать деньги, начинаешь задумываться, зачем это нужно, ради чего. Наш фонд не берет из бюджета ни одной копейки.

Благодаря работе фонда свободная продажа героина в Ангарске прекратилась, испуганные барыги стали страховаться. Так появились "вхожие на пятак" — бегунки, которые собирали со знакомых наркоманов деньги, сами закупали наркотики у барыги и разносили дозы. Зачастую наркоманы и сами не знают, где будет отовариваться бегунок. Однако это существенно ограничило их круг, поэтому множество ангарских "торчков", не нашедших своего бегунка, поехали за героином в Иркутск и Усолье-Сибирское.

В результате сотрудники Иркутского отдела по борьбе с организованной преступностью обратились в ангарский фонд "Город без наркотиков" с предложением о совместных действиях. Фонд невольно расширил границы своей экспансии на соседние с Ангарском крупные города, сейчас собирается оперативная информация о торговле в них наркотиками — например, по Иркутску оперативникам фонда известно о сорока наркоточках. Более того, уже и в Иркутске есть пейджер с абонентом "Город без наркотиков", данные на который поступают ежедневно. А с января фонд совместно с иркутскими силовиками начнет проводить акции по закрытию наркоточек.

В Ангарске за три месяца работы фонда "Город без наркотиков" было закрыто около тридцати наркоточек. Александр Шумилов считает, что, если фонду не будут мешать, ситуацию с торговлей героином существенно удастся переломить в течение двух лет. Конечная цель в том, чтобы большинство цыган, торгующих наркотиками, посадить в тюрьму, а остальные поняли бы, что торговля стала опаснее, чем это окупается прибылью, и уехали из города. В девятом микрорайоне Ангарска уже отмечены случаи, когда цыганские семьи уезжали.

В ближайших планах фонда стоит открытие в селе Биликтуй (в пятнадцати километрах от Ангарска) реабилитационного центра на сто человек. Не считая наркоманов больными по определению, сотрудники ГБН принципиально вводят режим безмедикаментозной реабилитации.

Только прибывшего наркомана на две-три недели наручниками приковывают к кровати, чтобы он не сбежал, и держат на простой постной пище. Потом несколько месяцев они занимаются тяжелым физическим трудом, не только занимаясь заготовкой провизии, но и зарабатывая деньги, которые будут копиться за время их пребывания в реабилитационном центре и выдаваться после выписки. При этом родители будут платить всего три тысячи за месячный курс реабилитации.

— Наркоманы — это не больные, это люди в поисках новых искушений. А барыги — это людоеды, которые каждый день хладнокровно убивают людей. И мы будем делать все и любыми законными способами, чтобы ни тех ни других здесь не осталось, — рассказал Александр Шумилов.

— Насчет способов... Екатеринбургский фонд обвиняли в связях с преступной группировкой "Уралмаш"...

— Да, я сам знаю много этих людей. Они иногда даже приезжают к нам в гости. Но скажите, кому-нибудь в Иркутске или Ангарске они сделали что-нибудь плохое? Мы готовы принять любую помощь, если она напрямую не связана с криминалом. В Екатеринбурге, например, криминальные структуры поддержали борьбу с наркотиками. В Ангарске нам сначала звонили, угрожали, сейчас звонки прекратились, и никто на нас не наезжает.

Метки:
baikalpress_id:  21 361
Загрузка...