Мурад Кодзоев об убийстве Василия Игнатенкова

"Покушение было совершено накануне аудиторской проверки"

Достаточно смелую версию о мотивах убийства генерального директора Иркутского керамического завода Василия Игнатенкова озвучил Мурад Кодзоев, брат одного из главных акционеров завода, депутата Государственной думы Башира Кодзоева. Самый активный участник так называемой войны акционеров завода, которая последние два года гремела на фронтах арбитражных судов всех инстанций, утверждает, что де-юре Василий Игнатенков уже был лишен права единоличного управления предприятием. "Я его не убивал, он был нужен мне живым и невредимым, — говорит Мурад Кодзоев. — Уверен, что аудиторская проверка, которую мы рано или поздно инициируем, выявит крупные махинации на заводе, но куда уходили миллионы долларов, теперь уже никто не расскажет..."

Киллер стрелял из винтореза

Напомним, в 7.50 утра 6 декабря на территории склада готовой продукции ОАО "Иркутский керамический завод" были убиты генеральный директор этого предприятия Василий Игнатенков и его телохранитель Евгений Лопатин. Они прибыли на предприятие в восьмом часу утра. Когда мужчины вышли из машины, по ним был открыт огонь на поражение. Работники завода увидели раненых и занесли их в помещение цеха. Пострадавшим пытались оказать первую медицинскую помощь, но тщетно. К моменту прибытия экипажа 03 оба мужчины скончались: Василий Игнатенков — от ранений груди и живота, а его охранник получил смертельное ранение головы.

Сотрудники правоохранительных органов обнаружили место, откуда стрелял преступник. В двухстах метрах от забора завода расположена сопка, с вершины которой территория предприятия просматривается как на ладони. В этом месте были найдены восемь стреляных гильз калибра 9 мм — не исключено, что от бесшумной снайперской винтовки ВВС, более известной как винторез. Для Иркутска, в котором излюбленным оружием киллеров продолжают оставаться китайские ТТ, автоматы Калашникова и банальные обрезы, этот ствол достаточно экзотичен. Для справки: рыночная цена винтовки — 12 тысяч долларов (для разового применения деньги, согласитесь, совсем не маленькие). Получается, заказчик преступления решил не экономить на подготовке к этому покушению, понимая, что, если оно будет провалено, второй попытки уже не представится.

И вот еще что подозрительно. Уходил убийца настолько грамотно, что остался незамеченным на местности, которая просматривается практически со всех сторон за сотни метров. Мы не случайно заостряем на этом внимание. То, что работал профессионал, отрицать сейчас не приходится, но вот вопрос: где будущий убийца получил столь безупречную подготовку?

"Я даже близко не подходил к забору завода"

Сразу после убийства Игнатенкова журналисты вспомнили о так называемом корпоративном конфликте на ОАО ИКЗ. Суть его в том, что две группы акционеров последние два года судились за право полного контроля над предприятием. Первую группу акционеров представлял Мурад Кодзоев, вторую — Василий Игнатенков. Грубо говоря, все эти два года предприятие переживало эпоху двоевластия: два генеральных директора и два совета директоров.

Но Мурад Кодзоев сообщил нашей газете, что такое положение дел существовало только на бумаге:

— Когда Василий Игнатенков в 2003 году фактически захватил власть, я и мои сторонники самоустранились от непосредственного управления заводом. Хотя с нашей стороны два человека из пяти имели право голоса даже в том совете директоров, который создал Игнатенков. Все эти два года я лично даже близко не подходил к забору завода. Во-первых, не хотелось идти на компромиссы с предателем. Во-вторых, наши разногласия в финансово-хозяйственной деятельности могли парализовать производство, а в-третьих, вернуть власть мы решили единственно возможным путем — через суд.

Из этой конфликта ни одна из сторон секрета не делала, открыто обвиняя друг друга в финансовых правонарушениях. Поэтому вполне естественно, что убийство одного из противников поставило под подозрения второго.

Но Мурад Кодзоев заявляет, что смерть оппонента была ему не только не выгодна, наоборот, она спутала все его планы уже на пороге победы в юридической войне:

— Борьба шла с переменным успехом. Было очевидно, что у Игнатенкова были могущественные покровители. Как еще объяснить тот факт, что по одному иску судья районного суда сначала вынесла решение в нашу пользу, а затем она же — в пользу ответчиков? Но справедливость восторжествовала. 16 ноября этого года арбитражный суд Иркутской области наконец-то запретил Игнатенкову выполнять функции единоличного исполнительного органа ОАО ИКЗ.

Куда уходили миллионы долларов?

По словам Мурада Кодзоева, уже к 7—8 декабря судебные приставы были обязаны выдворить Игнатенкова с завода, изъять печать и обеспечить доступ Вячеслава Ли (председателя совета директоров по состоянию на май 2003 года) к управлению предприятием:

— К нашему удивлению, приставы заняли выжидательную позицию. Они направили письмо в суд с просьбой дать комментарий к исполнительному листу. Дескать, они не поняли, что конкретно им нужно делать. Я считаю, что вызванная этой волокитой задержка с нашим заходом на предприятие и убийство Игнатенкова — звенья одной цепи. Ведь первым делом мы провели бы аудиторскую проверку на заводе... Официально предприятие зарабатывает шесть миллионов рублей в год, но, по моим данным, реальный доход составляет не менее двух миллионов долларов. Куда уходили деньги? Ответить на этот вопрос следствие могло бы заставить только одного человека — Василия Игнатенкова. А уж он молчать не стал бы, я в этом уверен...

Мурад Кодзоев встретился с представителями правоохранительных органов, которые расследуют убийство Василия Игнатенкова, и рекомендовал им проверить фирмы, с которыми сотрудничало ОАО ИКЗ последние два года:

— Насколько мне известно, сейчас у завода долги по заработной плате, что свидетельствует об оттоке активов с предприятия. И единственное, что помешало нам прекратить этот процесс, это убийство Игнатенкова. Ведь в связи со смертью ответчика нам снова придется обращаться в арбитражный суд и дожидаться справедливого решения.

Руководство ИКЗ настаивает на версии о корпоративном конфликте

В минувший вторник генеральный директор Иркутского керамического завода — сын погибшего Алексей Игнатенко — сделал официальное заявление для прессы. Он сообщил, что деятельность на предприятии была единственным бизнесом его отца. Других конфликтов, кроме как связанных с переделом собственности, между акционерами не было:

— Конфликт развивался разными темпами. То нас хотели выгнать, используя судебную систему, то физическими мерами. Но все эти попытки были пресечены. В настоящее время есть одно судебное дело, но в связи со смертью отца оно приостановлено.

Использованы материалы газет "Восточно-Сибирская правда — Конкурент", "Восточно-Сибирские вести" и ТК АИСТ.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments