В Иркутске плодятся одноразовые каскадеры

Пока они гробят только себя, но когда-нибудь от них пострадают и посторонние люди

Эту проблему обозначил руководитель иркутской группы трюкового искусства "Каскад" Александр Кузьминский. Отмечая в целом похвальное стремление молодых людей к экстремальным видам спорта и шоу, главный каскадер области всерьез опасается, что рано или поздно доморощенные трюкачи начнут гробить публику. Таких прецедентов даже в соседних регионах предостаточно, и как следствие жанр экшн там прекратил свое существование.

Мокрая тряпка вместо огнетушителя

По словам Александра Кузьминского, последние три-четыре года молодые жители региона всерьез стали тяготеть к экстриму:

— Само стремление, безусловно, похвально. Казалось бы, что плохого в том, что молодые люди ищут острых ощущений не в наркотиках и уличных драках, а в экстремальных видах спорта, шоу, ролевых играх. Проблема в том, что группы головорезов-единомышленников часто создают так называемые дикие команды каскадеров. Имея лишь поверхностные представления о том или ином трюке, они с энтузиазмом бросаются его выполнять; естественно, калечат себя, что еще полбеды (молодым шрамы только прибавляют мужественности) — со своей дурацкой удалью им непременно хочется вылезть на публику. А вот тут следует ждать больших неприятностей...

В сентябре этого года на бульваре Гагарина впервые в Иркутске проходило так называемое огненное шоу. Кузьминскому на этом мероприятии присутствовать не довелось, но он сильно им заинтересовался (о клубе, который его проводил, руководитель "Каскада" не разу слышал). Александр Владимирович отправился в телекомпанию, которая снимала сюжет о празднике, и попросил показать отснятый материал:

— Посмотрел я, как работают ребята и девушки (обычные иркутские студенты), и за голову схватился. Одним из основных номеров шоу было жонглирование горящими цепями. Собственно, технически трюк несложный (в цепь с помощью проволоки вплетается овечья шерсть, смоченная в горючей жидкости). Было видно, что ребята тренировались, работали в целом слаженно, однако важных нюансов они явно не учли. Во-первых, уже по цвету пламени было видно, что жонглеры использовали чистый керосин — любой профессионал скажет, что это самоубийство. Мне, например, известно больше двадцати рецептов горючих смесей, они подбираются в зависимости от погоды и условий трюка. А у керосина слишком высокие температура и интенсивность горения. То есть по незнанию участники шоу пошли на неоправданный риск, и если бы кто-то из жонглеров чиркнул себя или напарника по одежде, сбить пламя было бы очень непросто. Но самое главное — горящими снарядами они махали буквально перед носом у публики. Ни ограждения, ни охраны, которая держала бы людей на безопасном расстоянии, не было.

Александр Кузьминский попытался навести справки, кто из городских чиновников разрешил проводить эту акцию (без соответствующих бумажек трюкачей попросту разогнала бы милиция), но так ничего и не добился. У руководителя "Каскада" еще была надежда, что самоучкам просто однажды повезло и впредь на публику они так просто не попадут, и вдруг он столкнулся с ними лицом к лицу в Ангарске:

— Их и моих каскадеров пригласили выступить на стадионе, поддержать местные выборы. Перед началом представления мы разговорились, я у ребят поинтересовался, как они будут гаситься, если что-то пойдет не по сценарию, и был шокирован ответом: "У нас тряпка мокрая заготовлена". Я тут же дал им своих ассистентов (по методике каждого каскадера должны страховать минимум два человека с углекислотными огнетушителями), а уже после представления пригласил их в свой учебный центр пройти курс техники безопасности (этой теме в программе подготовки профессионального каскадера отводится больше трети лекционных часов). Раз в неделю приходят, учатся. В общем, нормальными оказались людьми. Но не все такие, это я не понаслышке знаю.

Чтобы не пришлось креститься

По данным московской ассоциации каскадеров FX, в стране насчитывается около четырехсот левых команд трюкачей, по вине которых происходит до 150 несчастных случаев в год.

— Федерация разослала в администрации всех регионов письмо, в котором просила создать в мэриях при комитетах по молодежной политике экспертные советы или комиссии из числа профессиональных каскадеров, — рассказывает Александр Кузьминский. — Логика такая. Ответственному за праздничное мероприятие чиновнику неизвестно, какие требования по технике безопасности должны быть у того или иного экстремального шоу. И если какая-то группа трюкачей подает в мэрию заявку на участие в празднике, экспертный совет выясняет, есть ли у каскадеров лицензия и профессиональная страховка (не только личная, но и покрывающая риск третьих лиц, то есть зрителей), знакомится со сценарием, дает дополнительные рекомендации по обеспечению безопасности. По этой схеме уже работают Москва и большинство центральных регионов.

Но в Сибири и на Дальнем Востоке устроители экстремальных шоу продолжают работать на свой страх и риск.

— В Находке несколько лет проходил международный байк-фестиваль "Лицом к океану", — рассказывает Александр Кузьминский. — На него приезжали сотни байкеров, очень красочное, интересное шоу было. Но в 2003 году там произошел несчастный случай. На корт выехал местный мотоциклист на "Урале", который не имел никакого отношения к участникам акции. Он стал выполнять, в принципе, не очень сложный трюк — ласточку (одна нога, согнутая в колене, на сиденье, вторая задрана назад), но наехал на трещину в асфальте, руль ударило, и, так как самоучка был, скорее всего, под пивом, тяжелый мотоцикл улетел прямо в толпу. Погиб пятилетний ребенок, который был на руках у одной из зрительниц.

Устроители, по словам Александра Кузьминского, допустили, казалось бы, малозначительную оплошность: не выделили участников шоу банданами или футболками с символикой фестиваля, что позволило самозванцу проскользнуть на соревнование. За такими "мелочами" и должны следить экспертные советы, раз уж они берут на себя ответственность за все, что будет происходить на шоу.

— Другой показательный случай был в Твери. Во время фестиваля по историческому фехтованию один из участников не удержал в руках меч, который улетел в толпу, стоявшую слишком близко. Тяжелое оружие переломило зрителю шею, на всю жизнь человек остался инвалидом. Стали разбираться, кто участвовал в турнире, и выяснилось, что самоучки, разовые каскадеры.

Лидер иркутской трюковой группы "Каскад" уверяет, что в областном центре есть все необходимое для создания экспертного совета или комиссии, которая следила бы за техникой безопасности шоу, связанных с риском для участников и зрителей:

— Специалисты есть в институте труда, спортивных федерациях и клубах. Зарплату им платить не надо, лишь бы дали возможность где-то собираться раз в неделю и рассматривать заявки на акции и шоу-программы. С этим предложением я уже обратился в городскую администрацию; надеюсь, вопрос будет решен положительно.

Пока же Александр Кузьминский рекомендует иркутскому зрителю с настороженностью относиться к выступлениям экстремалов:

— Я понимаю, что шоу, связанные с риском, завлекают так, что человека сами ноги несут поближе к действу. Но если у вас зародились подозрения, что участники акции самоучки, держитесь от них на безопасном расстоянии, особенно если в трюках используют огонь и технику. Распознать непрофессионалов достаточно легко. Первый признак — суета на площадке до выступления, а особенно во время него. Второй признак — огрехи в выполнении трюка (у профессионалов настолько все отрепетировано, что возможность ошибки сведена к минимуму). И наконец, участники серьезных акций не выходят на площадку без униформы с символикой клуба или конкретного мероприятия.


Загрузка...