Отбирая пенсию, сыновья до смерти забили престарелого родителя

Одному сильно хотелось похмелиться, а другому уколоться

Евгений Петрович Устойкин всю жизнь проработал на предприятии Ангарснефтеоргсинтез — как приехал в Ангарск по оргнабору в 1961 году после демобилизации из армии, так и остался. Здесь же через два года и женился. "Не по любви, а по необходимости, — часто подчеркивал Евгений Петрович в разговоре со своей женой, — плоть требовала женщину, вот ты и подвернулась". Глава семейства любил заложить за воротник. "А кто не любит? — вопрошал он жену, придя в очередной раз домой в хорошем подпитии. — Ты у меня одна такая, не любящая! Сто грамм себе жалеешь... А мы не из таковских..."

После "горбостройки" жизнь двух сыновей пошла под откос

Несмотря на отнюдь не дружное житье-бытье, у Устойкиных родилось три сына: старшего назвали Высилием, второго, который родился три года спустя, Дмитрием, а младшего Григорием. Гришка был младше Васьки на целых десять лет.

Парни тем не менее выросли, живы-здоровы. Двое из них после службы в армии выбрали самостоятельную дорогу. Старший шоферил на одной из автобаз, а средний работал сварщиком на стройке. Только младший, который по состоянию здоровья был признан негодным к службе, окончил техникум и работал с отцом на одном предприятии.

Пришло время, и сыновья обзавелись семьями. Жили, как говорится, не тужили, но тут началась "горбостройка", а за ней вскорости и развал "нерушимого" Союза.

Через несколько лет машины с автобазы растащили, а предприятие закрыли — и попал старший сын Устойкиных, Василий, в число безработных. Вскоре Василий пристрастился к выпивке, и не успел оглянуться, как остался на улице один, без семьи. Его жена, добившись от него подписи, приватизировала квартиру на себя и затем выставила его в два счета. Пришлось Василию просить пристанища у родителей, и те, естественно, в крове сыну не отказали.

Через некоторое время под крышу отчего дома попросился и средний сын, Дмитрий, его тоже выгнала жена: Дмитрий стал наркоманом. Вначале его благоверная, имевшая одного совместного и одного своего ребенка, терпела и прощала мужу его выходки. Но когда в очередной раз, придя с работы, она не увидела на привычном месте телевизора, решительная женщина захлопнула перед мужем-наркоманом дверь раз и навсегда.

И здесь для родителей началась не жизнь, а настоящий кошмар. Вскоре детки, старшему из которых на момент описываемых событий стукнуло 40 лет, а среднему 37, утащили из квартиры и продали (кто на водку, а кто на наркотики) практически все, что имело хоть какую-то ценность. Далее детишки стали покушаться на пенсии родителей. Как только те получали деньги, они сразу же перекочевывали в руки сыновей — и те уже распоряжались ими по своему усмотрению.

Первой не выдержала такой жизни мать, и года через полтора ее схоронили. Сыновей на кладбище люди не видели, а вот за поминальным застольем они были тут как тут.

О пропаже отца в милицию заявили сыновья

Утром 23 июня в милицию города Ангарска обратился некто Василий Устойкин и сделал заявление о пропаже своего отца, с которым они жили в 15-м микрорайоне. Поиски 67-летнего пенсионера оказались безрезультатными, и дня через три, когда по факту пропажи человека было возбуждено уголовное дело, на место происшествия выехала следственно-оперативная группа. После осмотра жилища, которое больше походило на притон бичей, у милиционеров закрались сомнения насчет пропажи пожилого человека, параллельно стала отрабатываться версия убийства. Тем более что соседи пропавшего рассказали, что великовозрастные сыновья вели далекий от праведного образ жизни. Старшего, 40-летнего Василия, знакомые охарактеризовали как хронического алкоголика, а Дмитрий оказался к тому же наркоманом и уже несколько раз привлекался к уголовной ответственности за кражи. В люди, как говорят, выбился только младший сын, Григорий. Он после окончания техникума женился и жил отдельно от родителей и старших братьев добропорядочной жизнью.

В ходе следствия оперативники все больше убеждались в том, что старшие сыновья наверняка приложили руку к исчезновению отца. Эту версию подтвердила соседка, жившая напротив, которая рассказала, что частенько видела пенсионера побитым, а накануне исчезновения, в день получения пенсии, он поделился с ней, что будто бы боится возвращаться домой. "Опять Васька с Димкой деньги отымать будут и побьют", — сказал он соседке.

По словам других соседей, сынки регулярно избивали отца, вымогая деньги, — один на выпивку, второй на наркоту. И если раньше наследников как-то сдерживала мать, то после ее смерти вымогатели как с цепи сорвались.

Версия пропажи пенсионера ставится под сомнение

После того как оперативники убедились в том, что версия убийства имеет под собой основу, они истребовали ордер на обыск в квартире. Но поиски ни к чему не привели. Только в одном месте оперативники обратили внимание на хорошо замытые бурые пятна. На вопрос об их происхождении один из братьев ответил, что в этом месте был оставлен пакет с замороженным мясом, а когда оно оттаяло, то из него просочилась жидкость. Тем не менее с этого места были взяты соскобы. Сравнив показания экспертизы с записями в медицинской книжке, следователи пришли к выводу, что это была кровь пропавшего отца братьев-алкоголиков.

Отрабатывая версию о причастности братьев к убийству, оперативники встретились с бывшей женой Василия. Оказывается, у семьи был недостроенный гараж, который стоял заброшенным.

— У меня до него руки не доходят, да и денег нет, чтобы достроить. А ключи от него у Василия должны быть, так как дома я их не наблюдаю, — сообщила женщина и назвала адрес гаражного кооператива.

Когда оперативники сообщили Василию об этом открытии и попросили сопроводить их к гаражу и открыть ворота, Василий, до этого послушно выполнявший все указания сыщиков, вдруг заупрямился и сказал, что он ни о каком гараже знать не знает.

— Не было у меня никакого гаража, а значит, не может быть и ключей, — заявил он оперативникам.

А когда те попросили проехать с ними в кооператив, то он, улучив момент, попытался скрыться, но был задержан и уже в наручниках водворен в милицейский "воронок".

За убийство отца — каждому по восемь лет

Прибыв по указанному адресу, оперативники справились у охранников, кому принадлежит гараж под номером 136. И те, порывшись в журнале, уверенно ответили:

— Да Ваське же Устойкину, вернее его жене он принадлежит. Но что-то мы его давно не видели.

Увидев Василия в наручниках, охранники тут же его опознали и провели к боксу, принадлежавшему жене Устойкина. С помощью охранников замок с гаража был сбит, и оперативники в присутствии понятых приступили к досмотру. В самом боксе валялся разный металлический хлам, который не заинтересовал сыщиков, а вот спустившись в подвальное помещение, они тут же обратили внимание на прогнивший ларь для хранения овощей. Он почему-то оказался засыпан свежевыкопанной глиной, которую брали здесь же. На вопрос о том, что там под глиной, Устойкин ответил, что хотел, мол, углублять подвал для хранения картошки, только руки так до этого не дошли.

Оперативники не стали миндальничать и, приложив значительные усилия, опрокинули ларь набок. Из него тут же вывалился труп человека. Василий опознал в нем отца и заявил, что это, скорее всего, дело рук брата Дмитрия. Вскоре и Дмитрий был задержан. На очной ставке братья валили вину за убийство отца друг на друга.

Суд, рассмотрев материалы уголовного дела, согласился с выводами экспертизы в том, что к убийству отца приложили руку оба брата, и, учитывая антисоциальный образ жизни, приговорил обоих за нанесение тяжких телесных повреждений, приведшим к смерти человека, к равным срокам наказания — восемь лет каждому.

Фамилия и имена изменены.

Метки:
baikalpress_id:  4 289