Тюремный роман закончился убийством на воле

Убийство сестер в Железногорске-Илимском было раскрыто в течение суток

В районный суд Братска передано дело об убийстве двух девушек-сестер. Оперативники сработали четко и профессионально — дело было раскрыто в предельно короткие сроки. Но само убийство потрясает не столько жестокостью, сколько полным презрением к человеческой жизни, а также своей типичностью для наших дней: ну, убили — чего особенного? Одну из сестер убили из ревности. А вторую просто так, за компанию. Чтобы свидетелей не оставлять.

Страшная находка на Илимском озере

В конце октября прошлого года несколько мальчишек из шестого класса решили смотаться с последних уроков. Они болтались без дела по своему району, а во второй половине дня пошли на озеро, расположенное на окраине Железногорска. Лед еще не стал, поэтому дружная компания побродила по берегу и наконец уткнулась в мосточек через ручей, впадающий в озеро. Они уже собирались пересечь ручей по мосту, когда сразу несколько мальчишек увидели цветной пакет, стоявший притопленным в ручье, словно его вынесло водой на берег из-под моста. Любопытство победило осторожность. Пакет открыли и увидели непонятные предметы, похожие на отдельные части тела.

— Собака, что ли? — боязливо спросил один из мальчишек.

Второй поворошил содержимое палкой и нерешительно сказал:

— Это, кажется, рука человеческая...

Было около шести вечера, когда запыхавшиеся мальчишки гурьбой ввалились в дежурную часть Железногорского РУВД. Дежурный внимательно их выслушал и потянулся к рации...

Когда поступил вызов, следователь Евгений Гашевский, оперуполномоченный Михаил Котлов и начальник железногорского уголовного розыска Александр Лапердин возвращались с выезда на другое дело. Все порядком устали. Поэтому никто особенно не обрадовался, когда ожила рация, и дежурный сообщил, что им придется подъехать к озеру, возле которого они как раз находились, и проверить один странный пакет. Место не пришлось долго искать — мальчишки описали его очень точно, да и около моста уже стоял экипаж ППС, уже успевший прибыть из РУВД. По мрачному выражению лица пэпээсника было понятно, что ужин им не светит еще долго. В пакете обнаружили две ноги и две руки с обрубленными кистями.

Пока собиралась вся оперативно-следственная группа, пока приехали прокурорские работники и эксперты, Евгений Гашевский и Александр Колов немного прогулялись вдоль по ручью вверх по течению. В 20 метрах от первого пакета обнаружили точно такой же второй. В нем лежала голова молодой девушки с длинными черными волосами. К тому времени собралась вся опергруппа, и тогда оперативники двинулись прочесывать берег озера "мелкой гребенкой". Однако следующая находка обнаружилась очень быстро — преступник не отличался воображением и третий сверток бросил там же, на берегу ручья, в полусотне метров от второго пакета. Там завернутыми в пододеяльник лежали еще две руки без кистей и две ноги.

Неожиданное опознание. Неожиданное признание...

На следующий день по местному телевидению прошла информация в бегущей строке — обращение к жителям Железногорска о предоставлении информации о родственниках, которые за последнее время уши из дома и пропали. Слухи по небольшому горняцкому городку ползли еще быстрее. Экипажам милиции за утро пришлось несколько раз выезжать по вызовам, связанным с пропажей людей, но по описанию ни один случай не подходил под страшные обстоятельства.

Евгений Гашевский вернулся с очередного вызова, уселся за стол, бросив на его край фотографию найденной головы, сделанную для сотрудников милиции на тот случай, если кто-нибудь из участковых или постовых видел кого-то похожего в своем районе. Для большей узнаваемости голову несчастной девушки облагородили в морге при фотографировании — кровь смыли, волосы расчесали, а чудовищно искромсанное горло закрыли платком. Не успел он дух перевести, как в дверь робко постучали...

Вошла пожилая женщина — видимо, из благополучной семьи, работающая. Евгений, предложил сесть и спросил:

— С чем пожаловали?

Женщина уже собралась что-то сказать, когда ее глаза случайно зацепились за небрежно брошенную на стол фотографию. Взгляд женщины остановился, кровь отхлынула от лица, и она стала сползать со стула, теряя сознание. Белыми губами она чуть слышно проговорила:

— Доченька... Оленька...

Он нее так и не удалось ничего добиться, однако опрошенные родные рассказали, что накануне две двоюродные сестры, 18-летняя Оля и 22-летняя Юля, ушли после обеда в гости к дальним родственникам в шестой квартал. Идти надо было почти через весь город. Ночевать они не пришли. Обе характеризовались положительно, на учете в милиции не состояли, у старшей был маленький ребенок.

Вызвали тех, к кому девочки собирались в гости. Дальний родственник Григорий и его жена Татьяна, недавно приехавшие в поисках лучшей жизни из Приморья, подтвердили, что Юля с Олей к ним действительно приходили. Они посидели немного, поговорили, выпили по чуть-чуть, и девушки ушли.

Очень скоро оперативники заметили, что показания Гриши и Тани заметно отличаются в мельчайших деталях. Пока дальние родственники пару часов мариновались после первичного допроса в коридоре отделения милиции, опера еще раз сравнили показания и вызвали супругов на допрос в разные кабинеты.

Первым раскололся неоднократно судимый и более опытный Григорий:

— Да ладно, чего срок себе мотать. Пишите... Мы их завалили. Это Танька, дура, всю кашу заварила. Тоже мне, Отелла...

С того момента, когда на озере нашли первый пакет, прошло двадцать семь часов.

Романтическое знакомство в тюрьме закончилось двойным убийством на воле

Гриша и Татьяна приехали в Нижнеилимский район из Приморья. Там у них была своя квартира, работа, даже шестимесячный ребенок. Познакомились они в результате тюремного романа — Татьяна работала дубачкой на зоне, где Гриша отбывал очередной семилетний срок за разбойное нападение. Пока Гриша тянул от звонка до звонка, Татьяна его терпеливо ждала. А когда он освободился, они стали жить вместе.

Однако очень скоро у неугомонного Гриши появились очередные проблемы с законом, и тогда молодая семья решила сменить климат и место жительства и рвануть к Гришиному дядьке в спокойный городок Железногорск. Привезенные с собой небольшие сбережения быстро таяли, купить квартиру не удалось. С работой у Григория тоже ничего не получалось, хотя он мотался в ее поисках даже в Братск. Татьяна тоже не работала, а жилье приходилось снимать.

И тогда они собрались возвращаться в Приморье. Уже собирали вещи, уже купили билеты на поезд на следующий день, и тут в гости пришли Гришины родственницы — седьмая вода на киселе... Гриша уже почти и забыл, что они собирались зайти. Когда вскоре после приезда в Железногорск он был у своей дальней родни по дядьке в гостях, две сестрички собирались нанести ему ответный визит. Вроде он даже приглянулся младшей...

Они сидели, выпивали, дружески разговаривали... Идиллия продолжалась недолго: Оля в каком-то шутливом разговоре уселась к "дяде Грише" на колени, слегка пофлиртовала, все засмеялись. Смеялись все, но Татьяна все напряженнее и все больше сквозь зубы. Она не для того несколько лет ждала своего мужика с зоны, чтобы какая-то молодая вертихвостка прижималась к нему на ее глазах. Дождавшись подходящего момента, она тронула Ольгу за плечо и нейтрально сказала:

— Пойдем-ка поболтаем в другой комнате...

Она хотела просто объяснить малолетке, что та поступает некрасиво, не по понятиям, однако девушка просто засмеялась ей в лицо: мол, убудет от твоего мужика, что ли? У Татьяны потемнело в глазах. Она схватила Ольгу руками за шею, приподняла и трясла до тех пор, пока не поняла, что в руках у нее находится мертвое тело. Татьяна была девушкой, может, и не первой молодости и красоты, но высокая и здоровая. Она даже не заметила, как голыми руками убила человека.

Через несколько минут в комнату заглянул и хозяин дома. Что произошло, он понял без слов...

Никто и никогда не узнает, о чем говорили всего пару минут муж и жена. Но они договорились: свидетель им не нужен. Гриша вошел в комнату, зашел за спину ничего не подозревавшей Юле и задушил ее так же, как и жена, голыми руками, насмерть. Григорий в ванной разделывал сестер по очереди обычным кухонным ножом. Кисти он отрезал по собственной инициативе — чтобы сестер не опознали по отпечаткам пальцев.

Тем временем Татьяна работала не покладая рук, как упаковочная машина. Части тел она закатывала в клеенку, взятую с балкона, и перематывала пакеты скотчем. Разделавшись с самой трудной и грязной работы, Гриша тут же, в ванной, наспех ополоснулся, оделся и сходил в ближайший магазин за пакетами...

Ночью они пошли разбрасывать свою кровавую жатву по Железногорску. Три пакета, как уже говорилось, Григорий разбросал по ходу ручья, у озера, рядом с которым жили сами супруги. Тела бросил в лесополосе за рынком, на окраине города. А кисти рук и еще одну голову он засунул в водосточную трубу расчетно-кассового центра, которая спускалась в ложбину под дорогу.

Конец тюремного романа: супруги валят друг на друга...

Первым признался в убийстве Григорий. Татьяна еще тупо запиралась, не желая слушать никаких разумных аргументов, а Григорий уже с представителем прокуратуры и понятыми под видеозапись на месте преступления давал продуманные показания. Ни о каком раскаянии он не думал. Он думал, как грамотнее взять на себя поменьше эпизодов, вины, а значит, и нового срока. Вскоре призналась и Татьяна — что называется, под давлением неопровержимых улик.

Супруги еще несколько раз меняли показания, лгали и изворачивались, валили всю вину друг на друга. Однажды следователь Евгений Гашевский спросил Гришу:

— А вторую-то зачем убили?

Григорий по тюремной привычке долго думал, а потом ответил честно:

— Что одно убийство, что два — какая разница, все равно уже. А так была надежда избежать ответственности — может, и не нашли бы тела, или не опознали, или нас потом не нашли, мы ведь уже уехали бы. А если бы оставили ее в живых — такой надежды не было бы. Сдала бы она нас сразу...

Приговор еще не вынесен. Суд идет...

По этическим соображениям имена девушек изменены. Автор выражает признательность за помощь в подготовке материала начальнику Нижнеилимского РУВД Олегу Викторовичу Киянице.

Загрузка...