Газовая атака на Тулун и Черемхово

Мэры угледобывающих территорий против бездумной газификации Иркутской области

Проект газификации Иркутской области, разработанный Восточно-Сибирской газовой компанией, вызвал критическую реакцию в ряде муниципалитетов региона. Мэры угледобывающих территорий считают, что непродуманный перевод теплоисточников с угля на газ подорвет все основы существования четырех муниципалитетов Приангарья - Тулуна, Черемхово, а также Тулунского и Черемховского районов. Опасения мэров разделяет и Сибирская угольная энергетическая компания. Управляющий Иркутским филиалом ОАО СУЭК Владимир Смагин заявил, что проект газификации должен вырабатываться с учетом интересов не только газовиков, но и угольщиков.

"Вопрос о газификации Иркутской области, безусловно, актуальный, - заявил Владимир Смагин. - И угольщики не намерены противостоять этому процессу. Однако нужно учитывать не только те плюсы, которые принесет региону газификация, но и минусы".

Газ - это самое экологически чистое топливо, применяемое сегодня в большой энергетике. Кроме того, он менее затратный в производстве тепловой и электрической энергии. Но по сравнению с углем газ более дорогой. Сегодня, когда проект газификации только обсуждается, цены называются с очень большими "припусками": то ли 40 долларов за тысячу кубометров, то ли 70 долларов...

Между тем цена газа не в последнюю очередь зависит от того, кто его будет продавать. Если оператором по реализации регионального проекта газификации станет Газпром, то на невысокую цену еще можно рассчитывать, так как российский монополист реализует этот энергоресурс по так называемым регулируемым ценам, то есть с государственной дотацией. Однако если оператором будет какая-то другая компания (ВСГК, ТНК-ВР или кто-то еще), то цены могут оказаться практически нерегулируемыми.

Пока представители ВСГК называют более-менее определенную цену только для большого перспективного потребителя - Иркутскэнерго, и она равняется 40-50 долларам за одну тысячу кубометров газа. Однако даже при таких снисходительных ценах уголь оказывается вне конкуренции: сопоставимый объем угля стоит 30-34 доллара (выработка энергии из одной тысячи кубометров газа равна выработке из двух тонн угля, который стоит 15-17 долларов за тонну). "Конечно, работая на газе, энергетика снижает экологические платежи, - говорит Владимир Смагин, - но не на 10-15 долларов!"

Нужно еще учитывать и непредвиденные обстоятельства, которые рано или поздно могут сыграть против потребителей газа. Как говорилось выше, сейчас Газпром получает дотацию на голубое топливо. Однако компания уже сейчас заговаривает о том, что неплохо бы ввести рыночные цены для промышленных потребителей. Конечно, это решение не будет принято в ближайшем году: государство за счет диких нефтедолларов находится на подъеме и может себе позволить дотировать газопотребителей. Однако этот нефтяной дождь в любой момент может прекратиться, и тогда настанет время считать каждую копейку. В этом случае и в газовой отрасли могут наступить рыночные времена. А цена тысячи кубометров газа, как мы все прекрасно знаем из российско-украинских газовых препирательств, равняется 150 долларам.

Однако что говорить о будущем, когда и сегодня есть о чем поразмыслить. Динамика роста цен на энергоресурсы очевидна: за последний год мазут в России подорожал на 51%, газ - на 19%, а уголь - всего на 6,5%. При этом потребители к углю зачастую относятся не иначе как к товарному кредиту. В целом по стране задолженность за уголь составляет 4,85 млрд рублей, тогда как за газ - в три раза меньше (1,67 млрд рублей), а за мазут в восемь раз (!) меньше (680 млн рублей).

Прежняя администрация Иркутской области четко и ясно дала понять угольщикам, что газификации быть. Она на паритетах с ТНК-ВР стала учредителем транспортной газовой компании ВСГК. Чтобы как-то утихомирить ропот угледобывающих территорий и самих угольщиков, в июле 2004 года была создана специальная комиссия по рассмотрению влияния газификации на состояние угольной отрасли. Однако эта комиссия ни разу не собралась: "Мы бы хотели, чтобы эта комиссия все же начала работать, - говорит Владимир Смагин, - поскольку от того, как себя чувствуют угольные предприятия, зависит судьба ряда населенных пунктов".

Сегодня угольные территории и так переживают не самые лучшие времена. В области снижается потребление твердого топлива. Причины - многоводный период (поэтому Иркутскэнерго снижает загрузку ТЭЦ, перенося "центр тяжести" на ГЭС), оптимизация энергосистемы. Не сулит дополнительных объемов сбыта и экспорт.

Два года назад экспортные поставки динамично росли, это было связано с тем, что крупнейший экспортер угля Китай серьезно сократил внешние поставки. Рынок был занят угольными компаниями из других стран. Иркутский филиал ОАО СУЭК увеличил объем экспорта с 2 млн тонн до 3,8 млн тонн в 2005 году (3,5 млн тонн в этом объеме приходится на Тугнуйский разрез, 330 тыс. тонн - на Черемховский). Сейчас произошло выравнивание ситуации, и экспортные цены прекратили рост. "На этом фоне снижения экспортных цен возрастают наши издержки, связанные как с производством угля, так и с его доставкой, - констатирует Владимир Смагин. - Сегодня, чтобы довезти тонну угля из Тугнуя до Находки, железнодорожный тариф составляет 19 долларов. Плюс переработка в порту выросла до 10 долларов за тонну. Поэтому в дальнейшем увеличение экспорта спрогнозировать невозможно. Пока ситуацию мы оцениваем пессимистически. Черемхово в будущем году на экспорт уже не грузит".

Конкурировать приходится со странами, угольные разрезы которых находятся буквально на берегу моря, - Индонезией, Австралией. А у нас до ближайшего порта на восток 3,5 тысячи километров да на запад 4,5 тысячи километров.

"Мэры Тулунского района Ташлыков и Черемховского района Скворцов, критикуя проект газификации Иркутской области, правы, потому что на своих плечах сегодня ощущают негативные последствия реструктуризации угольной промышленности, связанные с падением объемов сбыта угля, - считает Владимир Смагин. - Дополнительный удар в виде дальнейшего сокращения потребления угля и замены его газом попросту поставит крест на угледобывающих территориях, в которых и сейчас с трудом удается снижать уровень безработицы".

Сегодня СУЭК выделяет средства на создание новых рабочих мест в угледобывающих территориях (100 тысяч рублей на одно рабочее место), реализует ряд социально значимых проектов. Однако если произойдет обвал в отрасли, то взять эти деньги попросту будет не с кого, зато появятся тысячи безработных. Пострадают не только местные бюджеты, но и областной, который сейчас получает от угольщиков в виде налогов более полумиллиарда рублей в год. И эти обстоятельства, считают угольщики, являются достаточно вескими для того, чтобы сесть за стол переговоров относительно будущего топливно-энергетического баланса в регионе.

Метки:
baikalpress_id:  4 284