Беременную женщину и ее четверых детей гонят на улицу

Поповского дома, где сейчас живет семья, даже нет на карте города

Иркутянка Татьяна Кенжаева, беременная пятым ребенком, и ее четверо маленьких детей сегодня ютятся в полуразрушенном доме дореволюционной постройки по адресу: ул. Лагерная, 2. Недавно к ним пришли представители ЖЭКа и поставили в известность: будем выселять. Пойти семье некуда.

Мужу не разрешили жить в России

— Я считаю, что родственников у меня нет. Мои родители алкоголики, я с ними не общаюсь. Они продали дом, когда я была еще девочкой. Так что никакого жилья вообще у меня нет. Когда замуж вышла, мы квартиры снимали. Но это дорого. И шесть лет назад мы переехали на Лагерную.

Молодая женщина перебралась в одну из квартир дома на улице Лагерной, после того как девять лет назад он горел и в пожаре погибла тетка Татьяны. Выбора, где жить, просто не было. Дом этот, известный в народе как поповский, ужасен как снаружи, так и внутри. И небезопасен: потолок в комнатах держится на подпорках. Батарей в квартире нет, воды тоже. Обогреваются подвешенными к потолку "козлами". Татьяна и ее муж-узбек как могли ежемесячно ремонтировали квартиру.

Но недавно Татьяна осталась одна. Муж уехал на родину, оставив ее беременной и с четырьмя детьми.

— Документы ему не продлили, хотя мы просили. И брак у нас законный, как полагается. И детей общих уже трое, и еще четвертый будет. Но нам отказали. Работу найти он не смог. Перед милицией устал унижаться. Уехал. И не знаю, вернется ли...

Не слишком надеясь на возвращение мужа, Татьяна не жалеет, что не поехала за ним:

— Там я чужая, буду в таком же положении, как он здесь. И главное — дети мои чужие там. А здесь все-таки родной город...

Но в родном городе она и ее дети не находят помощи. Татьяна, пусть небогатая, но заботливая мать. Она не алкоголичка, дети ее сыты и ухожены. Старшая дочь Анечка ходит в первый класс и, как говорит Татьяна, помогла вырастить трех младших. Аня очень серьезная девочка, она легко управляется даже с самым младшим ребенком.

— Детства она у меня не видит. Аня из школы приходит и меня сменяет — я иду подработать.

Теперь, живя без мужа, Татьяна тем более не может позволить себе съемное жилье. Средств не хватает. Женщина подрабатывает, подменяя продавца в киоске. Хорошо, в Иркутске остались родственники мужа.

Некоторое время назад к Татьяне пришли представители домоуправления и сказали, что нужно освободить квартиру.

Дома нет на карте

— Сказали, что дом — архитектурно-исторический памятник и его будут реставрировать. Больше не приходили пока. Но когда придут, поздно будет, — некуда идти мне.

Действительно ли дом является памятником, ни Татьяна, ни ее соседи не знают:

— Этого дома нет на карте. И в БТИ пытались о нем узнать, и в комитете по архитектуре и градостроительству.

Татьяна рассказывает, что когда-то приходил к ним солидный азербайджанец, выгонял, говорил, что будет здесь супермаркет. Потом власти успокоили насчет супермаркета — не будет его. Но вокруг их дома вырастают кирпичные коттеджи. И не факт, что земля под этим домом не понадобится под какое-нибудь строительство.

У Татьяниной семьи, так же как и у других, проживающих в этом доме, нет прав на занимаемую квартиру.

— Даже не прописывают — не жилой дом, — говорит Татьяна.

При выселении ей ничего не светит. Она походила по разным учреждениям, хотела как многодетная мать встать в администрации на очередь:

— В администрации мне сказали: "Ждите, сейчас ничего нет". И вот звоню время от времени, но пока все по-прежнему — ничего. А мне бы хоть какой-нибудь деревянный старенький дом...

Загрузка...