Династия купцов Басниных

Была самой предприимчивой в дореволюционном Иркутске

Родоначальником династии был холмогорский крестьянин Максим Баснин, занимавшийся торговлей. По примеру многих русских торговых людей, увлекаемых, с одной стороны, жаждой наживы, а с другой — желанием увидеть неведомые земли, в конце XVII в. он переселился в верховья реки Лены, в село Орленьгу. Сын Максима Баснина Тимофей вел уже большую торговлю мукой, развозя ее на барках до самого Якутска.
И по сей день один бык, или прибрежная скала, на Лене, о который разбивались барки бусовщика Тимофея Баснина, называется Баснинской Телкой. В конце XVIII века, будучи уже 70-летним стариком, он вместе с семьей переселился в губернский город Иркутск.

Энергические отпрыски

После смерти Тимофея Максимовича в 1797 году четверо его сыновей не стали делить отцовский капитал, а продолжили совместно вести все торгово-предпринимательские дела. Они восприняли завет, передававшийся в купеческой среде из поколения в поколение: каждый прутик из рассыпанной вязанки переломать легко, но, собрав их вместе, сломать их далеко не каждому под силу. Вся сила капитала, по внушению старших, состояла в его монолитности. В случае же дробления капитала неудача кого-либо из наследников может превратить его из богача в неимущего.

Совместные дела братьев быстро пошли в гору: в 1801 году они в 3-й гильдии с капиталом 3500 рублей; в 1803 году переходят во 2-ю гильдию, их капитал увеличивается до 8025 рублей. Баснины вошли в четверку самых богатых купеческих семейств города Иркутска. Однако смерть в 1804 году старшего брата Василия Тимофеевича привела к тому, что его дети вынуждены были в 1810 году перейти в мещанское сословие. Прочие же братья — Николай, Дмитрий и Петр Тимофеевичи — успешно шли вперед.

Начальный капитал

В 1806 году они поступили в 1-ю гильдию, их капитал составлял в это время 17 тысяч рублей, а в 1807 году увеличился до 20 тысяч рублей. Дела, хранящиеся в Государственном архиве Иркутской области, свидетельствуют о круге коммерческих интересов Басниных в это время. Они поставляли провиант в разные города Сибири, прежде всего в Якутск, занимались хлебной торговлей, скупали пушнину у сибирских крестьян и казаков, а затем продавали ее в Кяхте китайцам, торговали всевозможными товарами в Иркутске.

Особенно крупные барыши приносил торг в Кяхте, поэтому в 1814 году братья записываются в кяхтинские купцы 1-й гильдии с общим капиталом 50 000 рублей. В этом главном пункте российско-китайской торговли активно торговали десятки крупнейших купцов и их приказчиков из многих городов страны. У Басниных расширяется круг знакомств и связей. Участвуя в торговле с китайцами, Баснины меняли оптом меха, отечественные и европейские сукна на китайские шелковые ткани, чай, посуду, украшения.

Баснины становятся не только одними из самых богатых кяхтинских купцов, но и всей Сибири. В 1829 г. братья Баснины — Николай, Дмитрий и Петр — основали в Иркутске "Торговый дом Басниных" с начальным капиталом в 50 тысяч рублей. Вскоре он занял одно из ведущих мест в русско-китайской торговле и просуществовал до середины XIX века, когда наследники Басниных разделили капитал между собой.

Два брата

Среди умных и энергичных братьев Басниных характерными и заметными фигурами на фоне сибирской жизни были Николай Тимофеевич и Петр Тимофеевич. Первый из них — 1-й гильдии купец, коммерции советник, потомственный почетный гражданин, глава "Торгового дома Басниных", церковный староста Иркутского Богоявленского собора. Кроме торговли он занимался винным откупом и, подобно другим иркутским купцам, различными хлебными спекуляциями. В связи с этим сибирский генерал-губернатор Иван Пестель обвинял его в укрытии хлебных запасов и искусственном увеличении цен на них. Попытка Николая Баснина заняться с братьями золотопромышленностью окончилась неудачей.

Особый интерес представляет собой брат Николая Баснина — Петр Тимофеевич. По словам иркутского историка Владимира Манассеина, изучавшего семейный архив Басниных и встречавшегося с их потомками, это был "удивительно типичный кряжистый старорусский человек, от которого так и веет семнадцатым, а может быть, даже более ранними веками". Его отличительной чертой являлся "протест против всякой неправды". "Тяжело жить в нашей Сибири, нет в ней правды, нет радости, как нет и справедливости", — подчеркивает он в своих записках по поводу одного из столкновений с местной администрацией.

Портрет этого человека ярко характеризует следующий поступок. В отличие от своего племянника Василия Баснина, который долгие годы был в деловых и дружеских связях с декабристами, Петр Тимофеевич, как свидетельствуют его записки, относился к ним отрицательно. Однако в 1833 году, несмотря на то что именно тогда в канцелярии генерал-губернатора Восточной Сибири Александра Лавинского было заведено особое секретное дело "О надзоре за доставлением купцами писем и посылок государственным преступникам", он согласился привезти декабристам в Петровский завод несколько ящиков с посылками из Москвы.

Именитый иркутский купец, коммерции советник, потомственный почетный гражданин, участник сибирского ополчения в Отечественной войне 1812 года Петр Баснин имел награды (ордена, несколько золотых медалей), пользовался правом иметь в Иркутске ремесленные заведения, ездить с форейтором (кучером) с ременными, а не веревочными постромками в упряжке. Во время неоднократных посещений Санкт-Петербурга он был представлен российским императорам Александру I и Николаю I, а также имел честь присутствовать на придворных балах в качестве представителя именитого сибирского купечества.

Петр Тимофеевич живо интересовался современными научными достижениями. Он активно занимался изучением практической возможности свеклосеяния и сахароварения в Сибири. В 1850-е годы в Сибири были построены первые сахароваренные заводы. За доставление многих полезных сведений о промышленности и торговли Сибири он был награжден золотой медалью на Владимирской ленте с надписью "за полезное".

Богач, меценат, коллекционер

После смерти Николая Тимофеевича в 1843 году двоюродные братья Василий Николаевич и Павел Петрович, так же как и их отцы и выполняя наказ последних, совместно продолжали коммерческую деятельность.

Василий Николаевич был незаурядной личностью: богач, меценат, коллекционер. Окончил в 12 лет кяхтинское училище, затем приобщился к семейному делу. По воспоминанию современников, он был человеком в высшей степени любознательным.

Василий Николаевич собирал книги, коллекционировал картины, преимущественно гравюры русских и зарубежных мастеров. Эту коллекцию впоследствии он передал в дар Московскому Румянцевскому музею. Другой его страстью было садоводство. При своем доме во флигеле он устроил оранжерею, переписывался со многими ботаниками и садоводами.

Дом купцов Басниных окружал сад, бывший редкостью в те времена. Его заложили в Иркутске в числе первых в 1834 году. Василий Николаевич превратил сад в образцовое садоводство. В сказочных оранжереях он собрал редчайшие растения, выписываемые из Риги, Китая, Японии, Австралии, занимался акклиматизацией плодовых деревьев, овощей и разведением небывалых в нашем городе цветов.

Василий Николаевич был не чужд и литературных занятий. Его перу принадлежит ряд исторических очерков, опубликованных в периодической печати. Занимался благотворительностью и ревностно относился он к своим гражданским обязанностям, выполнял ряд общественных служб, в частности в 1850—1854 годах был городским головой. За свою активную попечительскую деятельность он был удостоен внимания императрицы, которая через генерал-губернатора Восточной Сибири переслала Баснину письменное благоволение, зачитанное при общем собрании иркутских горожан.

За золотом на Лену

После нескольких коммерческих неудач в 1850-х годах Василий Николаевич свернул свой бизнес. В 1858 году, продав свой дом в Иркутске за 30 тысяч рублей, он поехал сначала в Киев, а оттуда в Москву. Здесь он вел замкнутую жизнь, продолжая оказывать помощь землякам, организовав Общество вспомоществования учащимся сибирякам. В 1857 году он профинансировал издание "Исторической записки о китайской границе, составленной советником Троицко-Савского пограничного правления Сычевым".

Второй сын Петра Тимофеевича Павел Петрович — почетный гражданин, кяхтинский, а затем иркутский 1-й гильдии купец, золотопромышленник, меценат. Имел разветвленную сеть приказчиков. В 1850—1853 годах был кандидатом на место старшего попечителя в совете Иркутского сиропитательного дома. От своего отца Павел Петрович унаследовал интерес к сельскохозяйственной науке. В 1840-е годы им был построен опытный хутор, семена для посевов он выписывал из Петербурга.

В 1851 году он отправил в столицу сообщение об открытии в окрестностях Иркутска графита. В середине 1850-х годов нашел богатую золотоносную жилу на реке Лене. После этого вместе с иркутским купцом 1-й гильдии Петром Катышевцевым приступил к организации Ленского золотопромышленного товарищества, которое было открыто 5 июня 1864 года.

Закат династии

После смерти Павла Петровича в 1867 году наследником всех его дел стал сын Петр. До 1870 года он оставался основным владельцем товарищества, ему принадлежало 45 паев из 90. С 1 января 1869 года по 1 октября 1871 года он был управляющим этой компании, однако затем вошел в конфликт с остальными пайщиками, в первую очередь с петербургским банкиром Г.Е.Гинцбургом.

К 1873 году у Петра Павловича оставалось лишь 28 паев, а в 1874 году — 11. Ленское золотопромышленное товарищество было ликвидировано и все его имущество в 200 тысяч рублей продано новому товариществу во главе с Г.Е.Гинцбургом.

В XIX веке именем Баснина называлась одна из улиц в Иркутске, сейчас улица Свердлова.


Загрузка...