В тайге обнаружены каменная карта и обрядовая чаша

Экспедиция советских ученых, работавшая в Нижне-Илимском районе в 1924 году, выяснила у местных жителей, что где-то в тайге на реке Илим есть Плющихинский камень, который почему-то называли чашей, а рядом семнадцать пещер-шарлопов. Что такое "шарлопы", объяснялось туманно. Якобы так местные жители называли прибрежные скалы, где находятся шаманские пещеры. Однако до последнего времени их никто так и не смог отыскать. Лишь прошлой осенью группа илимских школьников под руководством Андрея Ильина, работника Коршуновского ГОКа и энтузиаста туристического движения Железногорска, обнаружила одну из таких пещер, а также каменную обрядовую чашу.

О чаше Ильин услышал случайно. Знакомые туристы рассказывали, что обнаружили странный камень со следами обработки человеком. На его поверхности было найдено сферическое углубление, явно искусственного происхождения. Услышав об этом, Андрей решил, что слово "чаша" все понимали чересчур буквально, а найденный камень — и есть та самая чаша. В ноябре прошлого года, во время школьных каникул, Ильин собрался в экспедицию со своим туристическим клубом.

— Камень-чашу на скале мы нашли быстро, — рассказывает Андрей Ильин. — Он был размером полтора на два метра, наклонно стоял на краю скалы, а на краю его гладкой ровной поверхности действительно было выдолблено круглое отверстие. Оно было размером со спичечный коробок, из него к краю камня шел небольшой желоб. Мы решили, что это для стекания жертвенной крови.

Потом участники экспедиции стали прочесывать поверхность скалы, и вскоре нашли пещеру с двумя выходами.

— Согласно историческим описаниям, так должен выглядеть шаманский комплекс — удаленное возвышенное место, жертвенник, пещера — неподалеку от стойбища, — продолжает Ильин. — Сама пещера не была обитаемой, скала продувается ветрами и неприспособлена для жилья. Но для обрядовых целей подходит идеально.

Неподалеку от пещеры, на самом краю скалы, туристов поджидала еще одна неожиданная находка. На первый взгляд это был обычный камень с ровной поверхностью, испещренный узкими глубокими щелями. Расчистили несколько фрагментов, и один из братских туристов, студент-историк, сказал, что это похоже на рунические письмена. Но когда поверхность очистили полностью, то стало очевидно, что это древняя карта какой-то речной системы.

— Сначала мы подумали, что это древняя карта мира, — говорит Андрей. — А потом задумались: зачем, собственно, племенам охотников карта мира? Ведь гораздо нужнее что-то более практичное. И сразу увидели, что это карта притоков Илима — все же опытные туристы, да и современная карта всегда перед глазами.

Многие говорят, что Ильин хочет выдать желаемое за действительно. И бороздки на камне — это не карта, а естественного происхождения трещины. Однако участники экспедиции яростно доказывают, что трещины на песчанике не совпадают с естественной структурой слоистого камня, а притоки Илима нанесены с картографической точностью и соблюдением масштабности, а камень ориентирован по сторонам света. Более того, трещины глубиной до пяти сантиметров, внутри шире, чем на поверхности, что обычно бывает, когда борозды тщательно выбивают и выскребают вручную.

— Мы теперь боимся, что уникальный шаманский комплекс растащат по камешкам на сувениры, — говорит Андрей. — Нам хотелось бы, чтобы комплекс законсервировали в его нынешнем виде и сделали на его месте памятник истории и культуры района. Тем более что та часть истории, которая относится к малым коренным народностям, обитавшим здесь до нас, еще изучена плохо и эпизодично.

Загрузка...